Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой

12.10.2020 - 01:24

Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.

Loading...


Юрий Воскресенский о встрече с Президентом: никакой цензуры не было, она была очень горячая и откровенная



Новости Беларуси. Члену инициативной группы Виктора Бабарико, бизнесмену Юрию Воскресенскому и директору компании PandaDoc Дмитрию Рабцевичу изменена мера пресечения. Они вышли на свободу. Такая информация озвучена в «Главном эфире» на телеканале «Беларусь 1».

Юрий, вам изменена мера пресечения. Как вы оцениваете обстановку и какие у вас планы?

«Власть не только готова к диалогу на словах, но и на деле»

Юрий Воскресенский, координатор объединенного штаба:
Оцениваю ситуацию очень хорошо. Власть не только готова к диалогу на словах, но и на деле. Вчера (10 октября – прим. ред.), вы знаете, состоялась большая встреча с Президентом. Разговор длился около пяти часов. Он был очень продуктивным, местами на повышенных тонах, но в итоге закончился большим конструктивом.

По итогу встречи с Президентом, по итогу круглого стола мне поручено приступить к подготовке альтернативных предложений по изменению Конституции. Также предложено подготовить свои мысли по поводу дальнейших шагов со стороны власти по освобождению ряда лиц, которые не так общественно опасны для нашей страны, как казалось на первом этапе.

Сам диалог, сам визит Президента, наверное, это ядерный взрыв в сфере общественного мнения

Сам диалог, сам визит Президента, наверное, это ядерный взрыв, ядерная бомба в сфере общественного мнения.

Явившись в СИЗО, он показал, что человек мужественный, сильный, готов держать удар. Вы, наверное, знаете, что никакой цензуры на встрече не было, никаких посторонних лиц на встрече не было, и она была очень горячая и очень откровенная.

Многие как раз таки о ней спорят, обсуждая мотивы встречи. Хочется узнать у вас, как у непосредственного участника этих событий, мнение по этому поводу.

Юрий Воскресенский:
Сам визит Президента на нас произвел эффект какого-то шока невероятного.

Вы до последнего не знали, что будет встреча с главой государства?

«Когда он пришел, мы поняли, что власть действительно открыта к диалогу»

Юрий Воскресенский:
До последнего. Этого никто не знал, даже сопровождающие нас лица из конвоя. Когда он пришел, мы поняли, что власть действительно открыта к диалогу и просит конкретики по этому диалогу, а не каких-то обширных, общих околодемократических фраз. Поэтому подчеркну, что для нас это было потрясение. И еще раз подчеркну, что только сильный политик способен на такой шаг, и мы его оценили.

«Президенту не нужен пиар. Эта встреча нужна была нам»

Президенту не нужен пиар. Эта встреча нужна была нам, а не Президенту или еще кому-то, каким-то внешним, внутренним игрокам. Эта встреча нужна была нам. Мы хотели, чтобы нас услышали. И нас услышали.

Еще одна новость, которая обсуждалась – звонок Тихановской своему супругу. Как вам кажется, это было решение Президента?

Юрий Воскресенский:
Мне кажется, что важно, не кто стоит за этим звонком и с чьего разрешения, и с чьего мобильного телефона произошел этот звонок. Мне кажется, очень важно, что он состоялся. Опять-таки звонок не подвергался никакой цензуре. Это очень хороший, позитивный шаг.

Как вы оцениваете общественную ситуацию? И какие тенденции развития событий видите по итогам вчерашней встречи?

Пора переходить к обсуждению изменений в легальном правовом поле

Юрий Воскресенский:
В конце-концов пора переходить к обсуждению каких-то предложений, изменений в легальном правовом поле. Для этого у нас есть все инструменты. То есть эмоции постепенно должны улечься, и мы должны пожать друг другу руки, снова общаться, как раньше, забыть все эти политические баталии. Ну и, конечно, двигаться друг к другу ради примирения.