О чём договорились президенты и бизнес-круги Беларуси и Зимбабве в Минске? Итоги переговоров в одном материале

20.01.2019 - 20:05

Новости Беларуси. На неделе Беларусь посетил президент Зимбабве Эммерсон Мнангагва. Казалось бы, где Беларусь и где Зимбабве. Но давайте попробуем мыслить стратегически, как делает это глава белорусского государства, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Экономически закрепиться в любом новом для страны регионе – задача не из простых. Пробиваться со своей продукцией на рынки всех государств – хорошо бы, да затратно. К тому же успех не гарантирован. Другое дело – определиться с основным партнером, помогать ему по мере возможности, наладить не только торговые, но и кооперационные связи, производить совместную продукцию и продавать ее в третьи страны, с которыми уже налажен региональный контакт.

В Южной Африке для нашей страны таким партнером вполне может стать Зимбабве. Да, у государства непростые времена. Но нынешний президент серьезно настроен за короткий временной промежуток вывести Зимбабве на лидирующие позиции в Африке по темпам экономического роста.

О чем договорились президенты и бизнес-круги Беларуси и Зимбабве? Материал Ольги Коршун.

Еще не успели шасси коснуться белорусской земли, а СМИ уже облетела новость об этом визите. Президент Зимбабве прилетел в Минск на шикарном самолете. Это настоящая крылатая резиденция, на борту которой есть несколько спален, переговорная и даже тренажерный зал.

Говорят, удовольствие не из дешевых, но и столь далекий путь требует повышенного комфорта. Все-таки Минск и Хараре разделяют более 11 тысяч километров.

Сразу видно, к визиту в Беларусь гости готовились. Шапки-ушанки, теплые шарфы – делегация из Африки изрядно утеплилась. В таком зимнем дресс-коде эксперты по международной политике видят определенный знак. В Зимбабве сейчас разгар лета, а белорусская зима даже девушек из службы протокола заставила надеть венок с меховой опушкой. Так что из +27 да в –3 – настоящее испытание.

Виктор Шадурский, доктор исторических наук, профессор:
Начало положено. Есть интерес со стороны руководства, если они зимой в такой период посещают нашу страну, и все смотрят, как тепло одеваются лидеры этой страны. Это хорошо. Это значит, нами интересуются.

Но что их заставило отправиться  буквально на другой конец света? Корни этого вопроса уходят в прошлое и настоящее Зимбабве. Во-первых, Советский Союз долгое время оказывал значительную поддержку народам Африки. Есть надежда оживить старые связи. Во-вторых, в Зимбабве сложная финансовая обстановка. Из некогда самой благополучной страны континента она превратилась в одну из беднейших. Ситуация толкает на нестандартные решения.

Виктор Шадурский:
Зимбабве была очень развитой страны в плане сельского хозяйства. Плюс страна богата полезными ископаемыми. Этот эпизод может, образно говоря, и выстрелить. Сегодня, конечно, много проблем.

Парадокс в том, что Зимбабве – очень богатая страна. На ее территории есть залежи железа, золота, угля, серебра, никеля, платины и драгоценных камней. Но небо в алмазах в Зимбабве пока и не снилось.

В начале 2000-х страна погрузилась в глубокий финансовый кризис. В стране, где только запасы платины составляют 19 тонн, средняя зарплата не превышает 20 долларов.

Александр Зуёнок, начальник коммерческого отдела по странам дальнего зарубежья ОАО «БелАЗ» – управляющая компания холдинга «БелАЗ-холдинг»:
Чтобы отгрузить карьерный самосвал БелАЗ-7555, нужны две железнодорожные платформы.

Промышленность Зимбабве буквально помогают поднять белорусские многотонники. Первые БелАЗы в эту страну поставили еще в 2014-м. Техника работает на угольном месторождении. Когда белорусские машины себя зарекомендовали, им доверили, что называется, более тонкую работу. В 2017-м свыше полусотни БелАЗов отправились на алмазодобывающее предприятие.

Александр Зуёнок:
Мы, естественно, продолжаем работу. Это визитная карточка своего рода. Сейчас можно любого потребителя завезти на карьер, показать, как работает БелАЗ. Это большой плюс по работе с Зимбабве.

Близлежащие страны тоже могут приехать и посмотреть. Потому что когда говоришь – работать в Сибири, потребитель говорит: «А где это?». А вот когда едешь в Замбию и говоришь «Зимбабве», тогда уже более понятно.

Тем временем во Дворце Независимости идет подготовка к переговорам на высшем уровне.

Ольга Коршун, корреспондент:
Флаг Зимбабве колоритный. Каждый цвет несет определенный смысл. Зеленый говорит о развитии сельского хозяйства, желтый – о наличии полезных ископаемых, красный и черный – о пути к независимости и об этнической принадлежности народа. В левой части флага «приземлилась» небольшая птичка. Она возвращает нас к древней истории Зимбабве.

На современном этапе развития этой страны нашлось место и для развития отношений с Беларусью.

Национальная символика отражена и на шарфе лидера Зимбабве. Это неизменный атрибут его гардероба, который в Беларуси как нельзя кстати. Ведь из-за погодных условий протокольную часть перенесли из дворика Дворца Независимости в зал торжественных церемоний. Пожалуй, это единственная внештатная ситуация.


Беларусь и Зимбабве подтверждают курс на сближение. Это заметно уже по первым рукопожатиям и первым совместным заявлениям.

«Надо выстроить стратегию нашего сотрудничества» – Президент Беларуси – президенту Зимбабве

Эммерсон Мнангагва уже был в Беларуси в 2015 году, но в качестве вице-президента Зимбабве. В 2017-м в стране прошли выборы. Большинство голосов получил Мнангагва, который сменил на посту 94-летнего Роберта Мугабе.

Сейчас в Зимбабве – время реформ. Страна позиционирует себя открытой для бизнеса и инвестиций. А с Беларусью готова наладить более тесные контакты. Об этом больше говорят даже не политики, а бизнесмены, которые без очевидной выгоды так далеко точно бы не зашли.

Рональд Джарей, представитель транспортной компании (Зимбабве):
Мы планируем начать сотрудничество с МАЗом. Белорусскую технику можно использовать в сельском хозяйстве, горнодобыче, для перевозки топлива, зерна и удобрений. В планах приобрести от 50 до 200 единиц техники. Но потребности Зимбабве гораздо больше.

Беларусь поставляет в Зимбабве в основном технику и калийные удобрения. Из южно-африканской страны к нам привозят цитрусы и овощи. Но объемы незначительные. В 2017-м совместный товарооборот превысил 20 миллионов долларов. А еще годом ранее составлял всего 4 миллиона. Что ж, в ближайшее время придется поработать.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
В прошлом году было заключено несколько многомиллионных контрактов на экспорт в вашу страну белорусской техники при финансовой поддержке Банка развития и вашего Резервного банка. Ожидается, что после согласования всех процедур начнутся поставки в соответствии с этими договоренностями.

Весомым вкладом в укрепление двусторонних отношений могут стать строительство в Зимбабве мясо-молочных комплексов, выращивание и переработка овощей. В ходе нашей совместной работы были определены направления сотрудничества в транспортной сфере. Речь идет о развитии транспортной инфраструктуры Зимбабве и создании у вас транспортно-логистического центра.

Для быстрой и качественной работы над инвестпроектами необходимы прямые контакты и налаженные коммуникации между министерствами, организациями и компаниями. Следует проявлять максимальное внимание к поступающим с обеих сторон предложениям. Только так мы сможем добиться желаемого результата.

Александр Лукашенко: Наше государство заинтересовано в работе на зимбабвийском рынке

Зимбабве планирует расширить сотрудничество с Беларусью в области обороны и безопасности

Договоренности, достигнутые в Минске, скрепили подписями. В результате – восемь соглашений. Почти половина из них – в образовании. То есть в южно-африканской стране не хватает хорошо подготовленных специалистов.

Джудит прилетела в Минск в составе официальной делегации. В Зимбабве работает журналистом и с удовольствием расскажет о визите в Беларусь, которую хорошо знает. Высшее образование она получила в БГУ.

Ольга Коршун:
Почему вы выбрали Минск?

Джудит Маквануа, журналист (Зимбабве):
Нам предлагали учиться в Москве, в России. Но Минск более удобный, более подходящий для иностранцев город. Поэтому осталась здесь. В целом, белорусы очень толерантные люди. Я чувствую себя здесь как дома.

Как дома в Беларуси чувствуют себя и студентки Витебского медицинского университета. Сестры Рузиве учатся на первом курсе и осторожно пробуют для них экзотическую страну Беларусь. У нас даже морковь и сыр имеют совсем другой вкус, не говоря уже о сюрпризах погоды.

Тафадзва Мерси Рузиве, студент (Зимбабве):
Здесь впервые я ощутила, что такое настоящая зима. Трудно было адаптироваться. Очень холодно.

Рутендо Рузиве, студент (Зимбабве):
В Беларуси очень хороший уровень образования и комфортные условия для иностранных студентов. Об этом нам рассказывали друзья из Гродно, поэтому и приехали к вам.

Пока в Беларуси учатся всего шесть студентов из Зимбабве, но вскоре их может стать намного больше: две страны готовят соглашение о взаимном признании документов об образовании. А в целом итоги переговоров Александр Лукашенко назовет плодотворными. Задача номер один – в ближайшее время перейти от слов к конкретным проектам. Это поможет вывести сотрудничество на качественно новый уровень.

Президент Зимбабве подарил Александру Лукашенко картину, на которой изображён древний замок

Курс на сближение подтвердил и Эммерсон Мнангагва: пригласил нашего Президента лично убедиться, как развивается Зимбабве.

От сельского хозяйства до логистики и образования. Президенты Беларуси и Зимбабве обсудили перспективы сотрудничества

Loading...


«И в шутку я Ельцину говорю…» Александр Лукашенко о том, почему зарубежный опыт стоит перенимать с осторожностью



Новости Беларуси. К международному мнению и опыту Президент Беларуси относится с осторожностью. Далеко не все подходы, в том числе и к управленческой деятельности, прошли у нас проверку практикой, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Знаете, в этом плане хочу привести пример по поводу копирования зарубежных неких моделей и прочего.

Как-то давным-давно, еще когда был жив Борис Николаевич Ельцин, в Организации Объединенных Наций в кулуарах мы разговаривали – он, я и президент США (Клинтон тогда был). Он уходил, Клинтон. И в шутку я Ельцину говорю: «Слушай, Борис, давай ему предложим – он говорит: вот, не знаю, куда идти, как работать, где работать – должность». Он на меня смотрит: «Какую?» Всерьез. Я говорю: «Ну, в Союзное государство его возьмем руководителем, он же у нас там все равно с нашей подачи будет решать проблемы». Ельцин зычным голосом расхохотался так, что на нас все обратили внимание. А Клинтон тоже смеется, но не понимает, о чем мы говорим. Переводчик ему перевел, тот еще больше начал смеяться. Я говорю: «Надо ему объяснить, что не дай бог ему быть у нас в Беларуси или в России президентом. Придется заниматься и фермами, и картошкой. И не только мнениями, людьми и пылить на предвыборных совещаниях».

Вот понаблюдайте за работой президентов постсоветского пространства и президента, допустим, нашего любимого уважаемого Дональда Трампа. Две большие разницы, как говорят в Одессе. Поэтому с опытом иностранным не только на самом верху, но и вообще надо быть поаккуратнее.

Кстати, у нас это уже, я замечаю, становится не проблемой, но существует такая тенденция. Более молодые руководители, которых я привлекаю в правительство, другие, они становятся кабинетными работниками. Они считают, что надо принимать какие-то решения в кабинете, а там, внизу, есть, кому реализовывать. Отчасти так. У нас четко структурированы органы управления, система в целом, понятно, что кому делать. Но если ты сверху не будешь опускаться на грешную землю и не будешь видеть тех процессов, которые должны якобы регулировать председатели сельских советов, райисполкомов или горисполкомов, ты управлять системой не сможешь. Это наше принципиальное отличие от них. Это наше величайшее достоинство, которое мы не должны потерять.