«Очень важно – понимание проблемы». Итоги форума «Минский диалог»

13.10.2019 - 22:00

Новости Беларуси. История развивается по спирали. Этому высказыванию Ксенофонта 2,5 тысячи лет, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Закон спирали лежит в основе всего сущего. Но здесь важно, что каждый виток – это видоизменённый предыдущий. И в наших силах сделать так, чтобы на новых витках спирали появлялись элементы, связанные с восхождением, а не движением вниз.

3 июля 1973 года в Хельсинки по инициативе сверхдержав началось Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Оно было призвано урегулировать международные проблемы периода «холодной войны». Переговорный процесс закончился спустя два года подписанием заключительного акта, непревзойденного торжества политики мира.

Думали ли главы государств, подписавших Хельсинкские соглашения, что они навсегда? Что страны будут безоговорочно придерживаться договоренностей? Что планету больше не будет лихорадить от недоверия и взаимных упреков сверхдержав? Что движение истории по спирали не пойдет вниз? Наверное, не думали. Но самое время задуматься над этим нам, потому что это наш мир на краю пропасти под названием «глобальный конфликт».

Есть место, где можно договориться. «Минский диалог», который прошел на неделе в белорусской столице, еще раз доказал: у нас можно безопасно говорить, вскрывать раны, называть вещи своими именами, быть честными, в первую очередь с собой. Быть честными, несмотря ни на что.

Мы не навязываемся, мы хотим помочь. Здесь и сейчас. Репортаж корреспондента Алены Сыровой.

Алёна Сырова, корреспондент:
Наш мир сегодня словно чаша, наполненная до краев обидами, взаимным недоверием, дымящаяся конфликтами. Чаша на самом краю стола, за которым нет переговорщиков. Одно неловкое движение, провокация – и без того шаткое положение станет вовсе непоправимым.

В наших силах этого не допустить, для начала как минимум скоординировать движения, а после усадить за стол переговоров сильных мира сего – тех, чьи решения все равно будут играть решающую роль. Но как же быть, если к разговору они пока не готовы?

В прошлом столетии, когда мир в очередной раз балансировал на грани, высшие чины двух сверхдержав – СССР и США – полностью игнорировали друг друга. Единственными, кто продолжал говорить, спорить и контактировать, снижая градус накала, чреватым ядерной войной, были эксперты. Логично, ведь в своих суждениях эти люди свободнее, чем действующие политики, но при этом располагают полной повесткой.

Такой формат общения в сложившейся сегодня ситуации в мире как никогда актуален. Минск приглашает открыто поговорить представителей всех сторон, вовлеченных в конфликты, потому рекордное число участников форума «Минский диалог», желающих озвучить свою правду, вполне закономерно.

Когда переполняют эмоции, а тебя еще и вдобавок провоцируют или делают вид, что не слышат, любой разговор скатывается к взаимным упрекам и обвинениям и еще большему обострению конфликтов. Это хорошо видно, к сожалению, на площадках ООН и ОБСЕ. Организаций, задуманных изначально явно не для выяснения отношений, но ставшими таковыми за последние несколько лет. Повышенные тона, витиеватые фразы и никакого конструктива. Риторика, кажется, стала меняться только сейчас, в Минске.

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»:
Явно не самые большие друзья, а бывшие командующие войсками НАТО. Иными словами, эта площадка интересна.

Алексей Пушков, член Совета Федерации России:
Выступление Александра Лукашенко, который задал содержательный тон, поскольку в его выступлении был целый ряд важных политических посылов, выводов, и тон эмоциональный.

При всем многообразии участников «Минского диалога» – их было 700 – пристальнее всего наблюдали за представителями Соединенных Штатов и России. Ведь, по сути, это первая встреча после выхода обеих сверхдержав из Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Первая возможность, глядя друг другу в глаза, сказать свое видение ситуации, поставившей под угрозу весь мир.

Ведь сегодня законодательно две крупнейшие ядерные державы в размещении своего оружия неконтролируемы. И хотя американцы уверяют, что таким образом пытаются обезопасить себя от Китая, россияне не доверяют партнерам из США. У тех стран, что по неволе оказались в ловушке между гигантами, нет никаких гарантий, что ракеты не полетят над нашими головами, зато есть множество поводов задуматься.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Мы здесь, в русскоязычном нашем мире, прекрасно знаем ситуацию вокруг этих ракет из уст, можно сказать, средств массовой информации России. Мы знаем и в принципе мы убеждены, что, наверное, Россия права. Но меня удивили недавние переговоры с американскими политиками. Очень высокопоставленный человек, вы это отслеживаете и видите, заявил, когда я ему задал вопрос: «Зачем вы это сегодня делаете? Россия же готова идти на разного рода уступки». Изложил позицию так, как мы слышим со стороны России.

Но его ответ, фактически как упрек, меня поразил. Говорит: «Да нет, с Россией вообще невозможно на эту тему разговаривать. Все наши инициативы они вообще не слышат». В этом плане был ответ. Так я подумал: «Ну а где правда?» Так может быть стоит собраться все-таки и обсудить, услышать разные точки зрения и хотя бы найти для себя: кто здесь прав, в чем эта правда. Это очень важно – понимание вообще проблемы, прежде чем ее решать. 

Но важно не только понимать, но и озвучивать своё мнение. Согласитесь, это совсем непросто. Когда речь идет о мире, даже те, кто уже отошел от активной политики, осторожничают, выбирая выражения.

Георгий Маргвелашвили, президент Грузии (2013-2018):
Если мировое сообщество не найдет решений для таких проблем, как в Грузии или в Украине, то безопасности в мире не будет ни завтра, ни послезавтра, поскольку эти конфликты появились в результате нарушения базовых правил игры.

А вот базовые правила общения в большой политике, очевидно, устарели и больше не работают. В мире, запутавшемся во вранье, лицемерии, даже в политике, появился острый спрос на правду и тех, кому хватает смелости ее озвучивать. То, о чем думали и думают, говорили и говорят в кулуарах, прямо озвучил наш Президент, когда речь зашла о самой большой нашей боли последних пяти лет – конфликте в Украине.

Александр Лукашенко:
Если двое братьев дерутся, всегда подключался третий, всегда так было. Мы из этого исходим. И не надо только после меня тут говорить, что это не конфликт России и Украины. Знаете, тут осведомленные люди, и эти заявления никому не нужны.

Стране, пять лет истекающей кровью, нужен мир. Президент Лукашенко в очередной раз призывает наконец отбросить амбиции тех, кто в этом кровопролитии заинтересован. Откровенно. Эмоционально. Зато правдиво. Пожалуй, впервые за время обсуждения этого конфликта, правда, из уст президента страны, не вовлеченной в эту войну, прозвучал и тезис о том, чтобы не принять во внимание все изменения за 5 лет.

В частности, внутри Украины появились непризнанные республики и важно с ними тоже вести диалог. И очевидно, к решению сложнейшей задачи о мире в Украине необходимо привлечь еще одну сторону.

Президент Беларуси: Без участия США конфликт в Украине урегулировать не получится

Кстати, реакция последовала сразу после окончания выступления. Эксперты наперебой высказывали свои точки зрения.

Алексей Пушков: «Для администрации Трампа Украина явно не является приоритетом»

Площадка для решения конфликтов. Как прошла пленарная сессия форума «Минский диалог»



Не остались в стороне и официальные лица. Например, пресс-секретарь Владимира Путина – господин Песков. А на следующий день президент Украины Владимир Зеленский во время пресс-конференции заявил о том, что уже на следующей неделе станет известна дата встречи в нормандском формате.

Кстати, Минск уже давно заявлял о своей готовности принять этот саммит. И дело тут вовсе не в нашей выгоде, как говорят многие скептики.

Александр Лукашенко:
Мы слышим, видим, что кто-то подвергает сомнению, кто-то сожалеет, что не всё Беларусь может, а может быть и ничего не может. А кто-то просто ухмыляется: да ну, им ли решать какие-то вопросы! Уважаемые дамы и господа, мы ничего не собираемся решать за кого-то. Дай бог за себя решить. Мы просто предлагаем: давайте собираться в этом тихом, спокойном пока что месте и обсуждать наши проблемы.

Чтобы быть той самой площадкой, где договариваются, важно быть самому стабильным, не вовлеченным в конфликт, пользоваться доверием, но главное – держать нейтралитет. У Беларуси сегодня всё это есть, потому неудивительно, что в последнее время часто проводят параллели между нами и Швейцарией – страной, которая нейтралитет сделала национальной идеей.

Павел Мацукевич, временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии:
Национальная идея, которая сплотила многонациональную Швейцарию, это и фактор, обеспечивающий экономический рост, укрепляющий суверенитет, национальную безопасность. Беларусь сегодня во многом идёт по пути Швейцарии. Белорусская площадка пользуется исключительным доверием со стороны конфликтующих сторон и международных экспертов. Я думаю, что укрепление национального суверенитета, мирные инициативы будут способствовать дальнейшему укреплению доверия и репутации Беларуси как миротворца.

Во время «Минского диалога» наш Президент высказал идею о необходимости запуска процесса «Хельсинки-2. Так вот очевидно, что прошедший форум в белорусской столице можно считать подготовительным процессом.

Бэнно Зогг, старший научный сотрудник швейцарской и евроатлантической группы безопасности в Центре исследований безопасности:
Главное отличие этой площадки в том, что обычный и привычный монолог сменил обмен мнениями. О том, как быть в сложившейся ситуации, рассуждали с разных позиций, предлагали абсолютное свежие решения. Сложился действительно диалог, ведь без него конференция так и может остаться лишь конференцией. Теперь дело за политиками – услышать и подхватить эти идеи.

«Минский диалог» длился два дня. И хотя его итоги не оформлены в какой-то резолюции, за эти 48 часов случилось, наверное, самое важное. Переломное. Впервые за долгое время проблемы с высокой трибуны озвучили прямо, предложили пути решения, спокойно выслушали друг друга и, кажется, решили, что пора сделать шаг назад от пропасти. Вместе.

Loading...


Профессор МГИМО: лояльность белорусской власти по отношению к оппозиционерам потрясающая



Новости Беларуси. О западном следе в белорусских протестах говорил Сергей Нарышкин. След, собственно говоря, уже никто и не скрывает. Да и систему кнута и пряника никто не отменял, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

На неделе Европарламент присудил белорусским оппозиционерам премию Сахарова. Что обо всем этом думает Елена Пономарева? Российский профессор, доктор политических наук и публицист на прямой связи из Москвы.

Та деятельность, которая ведется Координационным советом, выходит за конституционные рамки и попадает даже под госизмену

Елена Пономарева, доктор политических наук, профессор МГИМО:
Очевидно, что все премии и номинации, которых будут удостаиваться представители так называемого Координационного совета, они, конечно, будут носить политический характер. Но я бы тоже отметила, что премия, в общем-то, скользкая: дело в том, что она была учреждена именем человека, который приложил огромные усилия к свержению советского строя и к фактическому уничтожению государства. То есть, в принципе, премия нашла своих героев – они сейчас рушат государственность Беларуси, они сейчас занимаются деструктивной практикой. В общем-то премия, что называется, для них – значок такой, сигнал, который нормальные люди должны увидеть и понять. Мы вообще должны сказать, что та деятельность, которая ведется Координационным советом, она, конечно, выходит за конституционные рамки и, в принципе, попадает в раздел «попытки свержения государственного строя» по изменению конституционных основ конкретного государства и даже под госизмену.

Я вообще полистала, готовясь к передаче, Уголовный кодекс Республики Беларусь и нашла буквально более двух десятков статей, по которым все участники вот этого действа, которое происходит в Беларуси с 9 августа, попадают, начиная от преступлений против порядка управления. В частности, есть такие статьи в УК Беларуси, как «клевета в отношении Президента», «оскорбление представителей власти», «содействие дискредитации деятельности правоохранительных органов». То, что делают так называемые оппозиционные каналы – это все туда попадает. Это митинги, протесты, препятствие движению общественного транспорта и так далее.

Кстати, очень интересная есть статья, 357-я, это «заговор или иные действия, совершенные с целью захвата государственно власти» – собственно то, чем занимаются представители оппозиции. Интересный момент, кстати, сказал вчера, выступая в Алтайском клубе, президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Я не буду давать полную цитату, смысл передам: на иностранные деньги истинную демократию в своем государстве построить никому не удавалось. И надо понимать, что при всех благих намерениях, даже которые есть, наверное, у оппозиции, беря деньги у иностранного государства, они решают задачи этого иностранного государства. Вот как бы это донести до тех людей, которые колеблющиеся, непонимающие, не разбирающиеся в политике и следующие, скажем, за какими-то рупорами.

Елена Пономарева об исследованиях Chatham House: «Чистейшей воды политическая манипуляция»

Вот вы говорите о политических манипуляциях. Давайте посмотрим на одну из последних новостей, не связанных с премией, а связанных с исследованием известного мозгового центра британского – наконец-то британский след здесь проявился. Chatham House – это совершенно недружественные структуры, начиная еще с советских времен, занимающиеся деструктивными практиками. И в частности, на этом оппозиционном канале подается информация, что вот этот институт провел исследования, согласно которым 70 % жителей Беларуси не поддерживают действующую власть. Я как профессиональный исследователь, не доверяя информации Telegram-каналов, захожу на официальный сайт Chatham House и смотрю, что это исследование проводил человек по имени Рыгор Астапеня, какой-то молодой человек, и думаю: на основании чего же он сделал такие выкладки? И там, в частности, в методологической части зафиксировано, что были опрошены 899 человек всего. 899 человек, соответственно, ни социальный срез не дан, ни возрастной срез, ни откуда они: из города или из села, например. Потому что, если мы зайдем на любой портал уважаемого социологического агентства, они обязательно делают репрезентативную выборку, показывают, что те граждане, которых они опрашивали, отражают общую картину. Так вот, из этих 899 человек 70 % опрошенных действительно, так скажем, не разделяют позицию белорусских властей. Но канал-то дает пользователю какую информацию? Что 70 % жителей Беларуси – не опрошенных, а жителей Беларуси – то есть такая чистейшей воды политическая манипуляция, я бы даже сказала, это элемент информационно-психологической войны, которая ведется сегодня даже не столько против руководства Беларуси, сколько против именно жителей Беларуси.

Лояльность белорусской власти по отношению к оппозиционерам, она потрясающая

В свое время, например, известный политик, который, к сожалению, был убит, причем в Международном институте в Гааге, это Слободан Милошевич, он за несколько дней до своего свержения сказал потрясающей значимости фразу: «Они нападают на Милошевича из-за Сербии». И Сербия действительно прекратила ту значимую политическую роль после свержения Милошевича. Так и сейчас на Лукашенко нападают из-за Беларуси. Важно понимать, что ценность единства власти и народа заключается в политическом лидере при всех проблемах, которые есть у любой власти. Власти не бывают идеальны, как не бывает идеальных обществ.

Лояльность, кстати, власти белорусской по отношению к оппозиционерам, она потрясающая. И готовность взаимодействовать тоже потрясающая. Поэтому и возникли эти идеи разного рода ультиматумов. Очевидно, что не получилось с кондачка захватить власть, изменить политический вектор Беларуси. И теперь предлагаются все новые и новые понятия, происходят попытки перехвата управления на разных участках. Если мы посмотрим: были марши женщин, были марши пенсионеров, даже понятие партизан было перехвачено оппозицией, а теперь уже и марши инвалидов или людей, как они говорят, с неограниченными возможностями. Таким образом мы с вами наблюдаем попытку задействовать разные социальные группы, разные слои населения. При этом каждый раз градус агрессивности повышается.

Профессор МГИМО об ультиматуме Тихановской: «Формирует силовую повестку именно оппозиция на улицах»

И что мы видим в ультиматуме Тихановской? Вторым пунктом она говорит о необходимости прекращения насилия – так это же прямое обращение к ее коллегам, потому что формирует силовую повестку именно оппозиция на улицах. Если мы посмотрим все кадры, которые есть: силовые структуры стараются до последнего не реагировать на выпады. Но, когда уже применяется силовая агрессия в отношении представителей правоохранительных органов, они отвечают. То есть они не провоцируют жестокость, они отвечают на нее. И вот это мы видим в ультиматуме. Опять же, изменение понятийного аппарата, так скажем, перескок с реальных действий на другие действия.

Уголовный кодекс Беларуси очень детализирован: там сложно неправильно дать статью

Что касается третьего требования ультиматума – это немедленное освобождение всех политических заключенных. Соответственно, смотрим на этот пункт: а есть ли вообще в Республике Беларусь политические заключенные? Если мы посмотрим на состав преступлений тех людей, которые находятся в СИЗО или уже в тюремных камерах, они осуждены по очень конкретным делам. И вообще, я хочу сказать, что Уголовный кодекс Беларуси очень детализирован: там сложно неправильно дать статью, потому что очень четкие и малые понятия выделены, очень конкретные статьи. Это и экономические преступления, и вопросы, связанные с информационной безопасностью, перехватом информационного управления, и с теми же массовыми беспорядками. Соответственно, если человек нарушает законы государства, то, естественно, он должен отвечать за это нарушение – такова правовая норма любой страны, в том числе тех стран, на которые ориентирован в настоящий момент один из лидеров белорусской оппозиции. Вот это надо понимать и это надо, наверное, доносить до сознания значительной массы людей.

Это есть некая попытка оживить протест, заставить людей снова в значительной массе выйти на улицы. Но при этом ожидается провокация очевидная. Они все ближе и ближе подходят к необходимости вывода людей на уровень очень большой агрессии и, соответственно, им нужны жертвы. Вот эта вот попытка ужесточения протеста, которая может привести к жертвам, – это и есть следующий шаг оппозиции, которой необходима сакральная жертва для того, чтобы раскручивать вот этот протестный потенциал.