Ольга Аржанухина и Виктор Папков: как пара творческих минчан создает витражи столицы из стекла

15.02.2016 - 15:03

Разноцветная мозаика. Витражи оживают в солнечных бликах и делают архитектуру и интерьеры уникальными.

Живопись на стекле в России известна еще с XII века. Как вид искусства она нашла свое воплощение в храмах. Витражи стали главным акцентом готических соборов. Чаще всего в окнах-розах можно было увидеть религиозные и бытовые сюжеты.

В Российской империи в 1820-х годах моду на транспарантные картины ввел Николай I. Они стали главным украшением дворцов Петербурга.

От готики к модерну. В начале XX века на витражах часто можно было увидеть растительные мотивы: сплетенные в узоры цветы, листья и стебли.

В этой творческой минской семье 20 лет назад начали создавать витражи в классической технике: спаивали между собой кусочки стекла при помощи свинца, сообщили в программе «Минск и минчане» на СТВ.

Ольга Аржанухина и Виктор Папков учились вместе в нашей Академии искусств. Спустя время Ольга стала женой и музой для Виктора. Он оставил свою игру в театре и стал творить вместе с женой-художником. Она – источник идей и дирижер процесса, он – прекрасный исполнитель.

Художественный путь Ольги начался с керамики (росписи плитки) и всегда был связан с городом.

Ольга Аржанухина, член Белорусского союза художников, член Белорусского союза дизайнеров:
На станции метро «Площадь Якуба Колоса» делала изразцы. Открывали первую линию, делали от души, конечно. Хотелось сделать как можно лучше. Там у нас целый творческий коллектив был. Фигуры лепили Богушевич и Жарин. Я все это расписывала сверху, орнаменты. Две тысячи штук.
Участвовали в проекте музея Великой Отечественной войны в коллективе с Крамаренко, Довгалой. Мы все вместе делали алтарь Победы.

Виктор Папков, мастер по изготовлению витражей:
Зал Славы, верхний зал. И, наверное, можно похвастаться, что самые сложные детали достались мне.

Игра света, цвета и тени привлекают художника, витражи напоминают самотканый ковер, только вместо нитей – стекло. Свинцовую технику пришлось оставить, оттого, что металл довольно мягкий, недолговечный, теряет прочность под воздействием солнца.

Часто витражи со свинцовой жилой встречаются в храмах. Ими Виктор когда-то украшал костел в Налибоках.

Техника Тиффани, хоть и сложная, но открывает невероятные возможности для художников. Начинается все с эскиза, по которому вырезают мельчайшие картонные модули – это копии будущих стекол – частей витража. Вот так по шаблонам кропотливо вырезают цветные стеклышки и затем каждое обтачивают на станке до тех пор, пока все элементы идеально не сложатся между собой.

Виктор Папков, мастер по изготовлению витражей:
На месте формируется металлический противень. Можно выкладывать модули абсолютно любой формы. Каждый модуль одевается в тесьму. Тонкая самоклеящаяся медная фольга является основой для пайки, чтобы потом эти швы залить оловом, припой на 60% содержит олово. Дальше – половина таблицы Менделеева, она дает жесткость. И можно на месте сформировать любой рисунок. Есть специальные двойные ножницы, чтобы нарезать каждый модуль. В идеале эта выборка должна быть 1,28 мм. Выкладываются модули на картоне. Точки скрепляем, все заливается, фольги не видно. В результате получается пайка.

Настоящая библиотека стекол. За любимым материалом пара минчан отправляется в Москву и Польшу. Кстати, в Польше искусство витража очень популярно, большинство костелов украшает стеклянная живопись, в городах есть немало мастерских и фабрик по изготовлению аксессуаров в технике витражей.

Но все же в наш век технологий ручная работа особо ценна. Бело-синий и алый с янтарным отливом. Художнику сразу понятно, из чего он сделает ирисы, как у Ван Гога, а из чего – наливные белорусские яблоки.

Такие светильники мастера придумали сами – яркий акцент света и тепла. Будущая сова с изумрудными глазами вскоре также будет дарить уют. Работа с витражами требует терпения и опыта, ведь при высокой температуре стекла могут треснуть, а если вовремя это не заметить, все придется менять.

Виктор Папков, мастер по изготовлению витражей:
Это японский стеклорез. И чтобы его контролировать, впритык вести с этим шаблоном, надо видеть его, чтобы он был в поле зрения.

Ольга Аржанухина, член Белорусского союза художников, член Белорусского союза дизайнеров:
Постоянно ходишь и думаешь, что, чего, как. Попадется какой-нибудь карандаш – делаешь наброски, потом это все развивается в эскизы, потом – в стекле, как вы уже видели.

Разноцветное Троицкое предместье с черепичными крышами – любимое место талантливой пары. Они всегда ведут на прогулки по набережной своих гостей. Согласитесь, оно чем-то напоминает пестрые витражи.

В родном Минске есть немало художественных проектов, в которых Ольга Аржанухина и Виктор Папков принимали участие. Так, в ресторане банкетного зала отеля «Европы» можно увидеть потолок, усыпанный розами и зеленой листвой. Витиеватые узоры создают ажурность и воздушность. Подсветка оживляет цветы и от потолка невозможно отвести глаз. Этот главный акцент интерьера создан в творческом союзе с Валерием Довгало.

Визитка здания Минского горисполкома – геометрические узоры в голубых и алых витражах. Когда-то Виктор работал над ними в составе творческой группы. Зданию они придают динамику зданию. Если присмотреться, то в калейдоскопе стекол можно найти наши памятники архитектуры и достопримечательности.

Республиканский реабилитационный центр для детей-инвалидов – место надежды и символ жизни. В начале строительства, 1997 году, в фундамент здания была заложена грамота – послание будущим потомкам. Сокровище церкви – икона Жировической божьей матери. Она посвящена детям, которым нужна помощь в выздоровлении. Этот храм открыт для всех конфессий.

Виктор Папков, мастер по изготовлению витражей:
Там молитвенный дом внутри существует, туда икону делали. Нюанс такой, что она с человеческий рост. Лик обычно стараются расписывать, а мы попытались сделать его целиком из стеклышек, там получилось около 80 модулей просто на одном лике.

Лилия Мубаракшина, заместитель директора по медико-социальной реабилитации ГУ «Республиканский реабилитационный центр для детей-инвалидов»:
Обычно такие витражи не характерны для православных церквей, насколько я знаю. Чаще такое встречается в католической церкви. Но именно для того, чтобы этот божий свет был прочувствован, виден всем, кто сюда приходит, строителями, архитекторами была заложена вот такая интересная деталь, что сверху еще такой лик спускается.

Из мастерской многие предметы интерьера перекочевали и в дом хозяев. Здесь и люстра в виде павлиньих перьев – птицы-символа счастья. Пара признается, что в нашу белорусскую погоду им хочется внести немного солнца при помощи таких осветителей. Здесь и разнообразные часы в стекле, и даже такие картины в обрамлении металла. Не дом, а галерея.

Работы этой семьи минчан знают и ценят и в Беларуси, и в Европе. Главное – творить в свое удовольствие и не думать об оценке, – признаются мастера.

Представляете, как бы было здорово, если бы Минск еще больше обогатился яркой мозаикой из стекла. А если бы у нас появилось здание, целиком сотканное из витражей? Все возможно, ведь с такими идейными и способными жителями наш город будет удивлять всегда.

Loading...


Малиновые закаты и молочные луга из засушенных листьев и цветов. Белоруска делает уникальные пейзажи



Анастасия Макеева, корреспондент:
Кто из нас в детстве не делал секретики и не засушивал цветочки в книгах?! Но только единицам удается сделать настоящее искусство!

В ее руках оживают малиновые закаты и молочные луга. Только вместо красок – живая природа! Из засушенных листьев и цветов Наталье Горобурдо удается создать волшебство. Умиротворенные пейзажи наполняют светом. Идеи подсказывает сам материал.

Наталья Горобурдо, художник-флорист:
Я в книжном магазине увидела открытку в технике флористики и мне это так показалось интересным и миленьким, что мне захотелось повторить. Потом увидела в Доме природы курсы по флористике и я туда записалась.

Любовь к миниатюре у инженера по микроэлектронике в крови, поэтому мозаика из сухоцветов захватила аж на 30 лет! За ювелирной работой день сменяет ночь. Мастерица обожает заготавливать палитру. Собирает в лесу подснежники, высаживает на даче фрезии. Стелет фоном листья пионов и бережно закрепляет детали клеем.

Наталья Горобурдо:
Интересно, на деревянных шкатулках крышку оформляла цветами в стиле икебана, делала уже объемные вещи.

Экономиста Ирину Богушевич всегда увлекало рукоделие. Вышивала, делала мягкие игрушки, а пару лет назад на сайте для садоводов увидела декоративный лук. Эффектный и необыкновенный вдохновил на новое творчество. Приручила у себя на участке и стала создавать стильные композиции для интерьеров.

Ирина Богушевич, мастер по флористике:
Это естественный натуральный стиль и сохраняет воспоминания о лете. Эти луки пришли к нам из южных стран: из Ирана и Турции, поэтому она и получила название «Звезда Персии».

Икебана открыла новый взгляд на природу. Теперь на прогулках мастерица смотрит в оба. Шишки, желуди, камыши – из всего сочинит песню. Подберет текстиль и удивит знакомых. Прелесть букетов в их долговечности!

Ирина Богушевич:
Открыла для себя семенные коробочки Бархата амурского. Высыхая, они раскрываются и превращаются в экзотический какой-то цветок.

И хоть икебана уходит корнями в Японию, для нас она стала не менее родной. Иностранцы без ума от нашей декоративной флористики. По фантастическим пейзажам вспоминают о Синеокой. И кто знает, возможно, на языке цветов появятся новые шедевры!

Наталья Горобурдо:
Можно попробовать сделать украшения в этой технике, маленькие миниатюры покрыть лаком.