Онкофобия. Почему медики говорят о ней больше, чем о самом раке

03.11.2019 - 21:52

Новости Беларуси. Белорусские онкологи делают все возможное, чтобы вылечить, а когда не получается, то продлить жизнь пациенту как можно на более долгое время, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Удастся ли сократить очереди на онкологические операции? И еще 6 вопросов Владимиром Караником

РНПЦ онкологии и медицинской радиологии в Боровлянах – это то место, куда не дай бог попасть, но где действительно испытываешь гордость за белорусских медиков.

О тех, кто спасает жизни и кто живет благодаря нашим онкологам, – корреспондент Алена Сырова.

«Пока я не обследовался, у меня ничего нет». Почему люди не хотят проходить онкообследования

В Беларуси сегодня онкологически болен каждый тридцать четвертый. Еще 20 лет назад диагноз «рак» был фактически приговором, который и произносить-то было не принято. Сегодня от оконкозаболеваний излечиваются 7 из 10 заболевших.

А если недуг обнаруживают вовремя, на первой или второй стадии, результаты и вовсе впечатляют: до 100 % пациентов преодолевают рубеж «пятилетней выживаемости». В Беларуси мужчинам чаще всего приходится преодолевать рак предстательной железы, женщинам – молочной. Наши врачи всем без исключения помогают бороться за жизнь в девяти специальных клиниках.

Алена Сырова, корреспондент: 
Сегодня в РНПЦ в Боровлянах одномоментно проходят лечение около 700 человек из всех уголков Беларуси и зарубежья. При подготовке этого материала мы намеренно не общались с ними – с теми, кто в эти минуты борется с онкологическим заболеванием. Ведь когда человек узнает о своем диагнозе, он старается найти как можно больше информации, прежде всего той, которая обнадежит. Потому в этом материале будут истории и мнения тех, кто уже победил и помогает побеждать рак.

Сейчас, когда белорусские медики достигли хороших показателей (например, мы третьи в мире по эффективности лечения рака мочевого пузыря), обеспечили комфорт пациентам (канули в лету палаты на 8 человек), самое время подумать о тех, кто всегда хочет быть рядом с онкобольным.

Сергей Красный, заместитель директора по научной работе РНПЦ онкологии и радиологии им. Александрова:
Рак перестал быть смертельной болезнью, а стал хроническим заболеванием – таким же, как и все остальные. Соответственно, требуется, чтобы нахождение в стационаре было более комфортным, чтобы это были палаты одно- , двух-, максимум трехместные. Точно так же комфортно хотят находиться и родственники пациентов. Если раньше они готовы были ночевать в палатках в лесу здесь, рядом с нашим центром, то теперь будет очень комфортабельный пансионат, который не хуже трехзвездочного отеля.

118 номеров, свое кафе и на территории РНПЦ. На неделе пансионат открыли.

Александр Лукашенко о пансионате для пациентов РНПЦ онкологии и их родственников: «Это – объект справедливости»

Рассчитан он на родственников пациентов, иностранных специалистов (ежегодно около полутысячи из них приезжают в РНПЦ). Но прежде всего здесь будут жить те, кто в Боровлянах проходят консультации или лечение амбулаторно.

Курс лучевой терапии, например, месяц-полтора. Это значит, что ежедневно нужно приходить или приезжать на 20-минутный сеанс. Даже тем, кто живет в ближайших городах, это накладно, что говорить о жителях других регионов или стран.

Сергей Красный: 
Для белорусов, которые приезжают на один-два дня, вообще никаких проблем не составляет. Стоимость одноместного номера сегодня около 40 рублей за сутки.

«Параллельно мы планируем лечить самих животных». Зачем при РНПЦ онкологии нужен современный виварий

Пациентка РНПЦ им. Александрова: «За два дня результат положили, а в Израиле 17 дней обследовали»

Бороться с болезнями белорусские медики будут с помощью передового оборудования.

Здесь государство не экономило и не планирует, об этом неоднократно говорил Президент. Главное требование – техника не должна простаивать. 

Александр Лукашенко: «Надо так сделать, чтобы наш врач был оснащён так же, как зарубежный»

Хорошо оснащены должны быть не только столичные центры, но и региональные. Ведь именно от работы, диагностических возможностей зависит, вовремя ли обнаружат рак и приедет ли человек сразу лечиться или будет тратить драгоценное время на переобследование.

Олег Суконко, директор РНПЦ онкологии и радиологии им. Александрова:
К нам поступают самые сложные больные со всей страны. Для того, чтобы поставить диагноз, нам приходится две недели думать. Мы ставим заключительную точку, это судьба больных у нас в руках, и больше им уже некуда идти. Никто не едет за рубеж, потому что мы это решаем. В онкологии время решает.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Да, время. Это больше, чем деньги, это жизнь людей.

Олег Суконко:
Совершенно верно, это жизнь.

Систему пообещали в скором времени отладить. Но уже сегодня в каждом регионе Беларуси есть свои диспансеры, оснащенные самым необходимым.

Могилевчанке удалили опухоль в почке, при этом сохранили орган. Выписали на шестой день после операции

Сегодня больше, чем о самом раке, медики говорят об онкофобии, вызванной всплеском историй болезней знаменитостей. Страх обнаружить у себя недуг в конечном счете и есть главный враг в успешной борьбе с заболеванием. Именно он оттягивает тот момент, когда пациент обратится к врачу, а болезнь не вступит в третью или четвертую стадию.

А ведь обнаруженный вовремя рак можно вылечить практически у каждого пациента – квалифицированные медики есть, технологии ежедневно совершенствуются, а вдохновляющих на борьбу с недугом примеров вокруг куда больше.

Loading...


Какие обследования и как часто надо проходить, чтобы выявить рак на начальной стадии? Советы главы РНПЦ онкологии



Глава РНПЦ онкологии рассказал, какие обследования и когда стоит пройти, в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Как предупредить болезнь, как на ранней стадии понять, что надо бегом бежать?

Олег Суконко, доктор медицинских наук, профессор, директор государственного учреждения «Республиканский научно-практический центр онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова»:
Раз в году надо проходить профилактический осмотр. Сдавать анализы соответствующие, сделать УЗИ, сделать рентген.

Вадим Щеглов:
Вот, человек сдаёт кровь…

Олег Суконко:
А сейчас же есть опухолевые маркёры. Например, мужчине после 50 лет раз в году надо сдать на простату специфический антиген – для определения рака предстательной железы. Женщинам, например, сделать маммографию. Обязательно раз в два года делать после 45 лет. Осматриваться у гинеколога – это всё тоже можно предупредить – женские болезни. Раз в 5 лет надо сделать колоноскопию. Под наркозом – я подчёркиваю. Кишечник посмотреть.

Вадим Щеглов:
Вот Вы сказали – анализы надо сдавать: недавно японские учёные распространили новость о том, что до 10 видов рака можно диагностировать только по одному анализу. Причём, это занимает очень короткий промежуток времени.

Олег Суконко:
Это не японские учёные. Это вообще-то группа учёных. Это было в 2018 году, в январе была большая статья, что да, уже на подходе так называемая жидкостная гистология, цитология. То есть по анализу крови можно определить продукты жизнедеятельности раковых клеток. Вот маркёр у нас есть для рака предстательной железы, и его вероятность –, что он в точку попадёт – это 60%.  И большие работы ведутся. Большие работы, чтобы можно было определить, как Вы говорите, ну, не 10 локализаций, а хотя бы 5. Это рак лёгкого, желудок, кишечник, поджелудочная железа, печень – такие локализации.