Остановить производство можно, восстановить очень тяжело. Что говорят рабочие на МАЗ? Выяснял Григорий Азарёнок

26.10.2020 - 19:24

Новости Беларуси. Забастовка не состоялась. Несмотря на призывы зарубежных Telegram-каналов, люди вышли на работу, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

На всех крупных государственных предприятиях производства работали в штатном режиме. Возле проходных пытались собираться люди, которые никакого отношения к рабочим не имели. Тем не менее, призывы прекратить трудиться практически никто не поддержал.  

Григорий Азаренок отправился на Минский автомобильный завод и все увидел своими глазами.  

МАЗ – флагман отечественного машиностроения, одно из крупнейших промышленных предприятий страны. И здесь простой рабочий понедельник.  

Григорий Азаренок, корреспондент:
Сегодня Минский автомобильный завод производит не только традиционную продукцию, но и слезы для западных подстрекателей к забастовке. Рабочие плевать хотели на призывы.

Чтобы не быть голословными, дадим слово самим рабочим.

Алексей Филипеня, мастер первого участка цеха автосборки:   
Сегодня день начался так же, как и всегда, то есть с просмотра оборудования, на котором работают мои работники. В общем, в штатном режиме. В моем подчинении 38 человек, мои подчиненные все на рабочем месте. Меня устраивает график работы, меня устраивает заработная плата работы.  

Антон Довженко, мастер участка:   
Сбоев никаких нет, работаем в том же самом режиме, как и обычно. План выполняем и все. Зарплата устраивает, по участкам у рабочих зарплата соответствующая. Никто не жалуется. Охрана труда выполняется, за этим следим, поэтому тут вопросов нет.  

Александр Линник, слесарь механосборочных работ:    
Это очень большая глупость. Остановить производство – это… можно. Конечно, можно. Но потом восстановить это очень тяжело. Я сам это знаю по 90-м годам, мы это все проходили. Я бы не сказал, что 100 % согласны, но 99 % точно согласны, я уверен. Мы должны работать, зарабатывать деньги, кормить семьи.  

Григорий Азаренок:   
И, как бы ни старались польские прикорытники показать видимость забастовки, получилось из рук вон плохо.  

Алексей Ламекин, заместитель директора ОАО «Минский автомобильный завод» – управляющая компания холдинга «БЕЛАВТОМАЗ»:   
Обстановка рабочая, все вышли на работу. Завод работает в штатном режиме, никаких предпосылок к забастовкам нет. По-моему, тут уже все идет, наверное, немножко в другую сторону. Люди устали от забастовок, от каких-то там демаршей, от перекрывания дорог. Люди уже накаляются немножко в другую сторону. Люди работают. Они хотят работать, хотят зарабатывать, получать заработную плату вовремя. Поэтому люди приходят на работу для того, чтобы работать. Наш завод работает.  

Но будем объективными: нашлись и на МАЗе недовольные. Количество оцените сами. 

Григорий Азаренок:   
Мы видим, что действительно определенная часть рабочих собралась, чтобы протестовать. Но конкретно на этом заводе работают 14 тысяч человек. Здесь мы видим несколько десятков.  

Для баланса предоставляем слово в эфире.  

­– «Столичное телевидение». Не хотите пообщаться?  
– Нет. С вами – точно нет.  
– Почему?  
– Потому что.  
– Почему вы здесь собрались?  
– Выражаем свою.  
– То есть вы бастуете, да?  
– Да.  
– А почему вы решили бастовать? Что вас не устраивает?  
– Против беспредела, который творится но улице.  
– Но он же никак не связан с рабочим процессом.  
– Почему? Он связан с людьми.  

– Здравствуйте, можно с вами пообщаться? «Столичное телевидение».  
– Здравствуйте.  
– Скажите, пожалуйста, что вы здесь делаете, почему вы здесь стоите?
– «Столичное телевидение» – какой канал?
– Телеканал СТВ.
– Телеканал СТВ? Я не буду общаться.

– Пару слов нам скажете?  
– Мимо проходите, «Столичное телевидение».  
– Почему?  
– Проходите мимо.  
– Так почему, вам не нравится?  
– Да.  
– Вы же вышли выражать свою гражданскую позицию, мы – средство массовой информации. Почему? Какая ваша гражданская позиция, почему вы здесь стоите?  
– Я на работе нахожусь.
– Вы бастуете сейчас, да?
– Нет, я нахожусь на работе.
– Почему?
– Потому что у меня рабочий день, ребята. Глупые вопросы.
– А что здесь за собрание?
– Ребят, проходите мимо, не мешайте работать.

– Почему только нас? Дают штрафы, 15 тысяч там, административные аресты? Почему люди страдают?
– А как это связано с рабочим процессом, с производством?
– В смысле? Это солидарность, мы должны поддерживать всех.
– А почему частные предприятия не поддерживают?
– Откуда вы знаете, что частные не поддерживают?
– Не поддерживают, нет сообщений в СМИ. Призывают только государственные бастовать.
– Вы посмотрите, поддерживают, не поддерживают.
– Скажите, государство много лет поддерживает излишнюю численность рабочих мест на госпредприятиях. Вы считаете, это правильно?  
– Нет.  
– То есть вы считаете, что лишних людей надо уволить?  
– Это надо смотреть по местам, как там. Я не могу, я не знаю цифры.  
– Непосредственно в вашей работе вас все устраивает: зарплата, производство и так далее? Охрана труда?  
– Давайте на эти вопросы не буду отвечать.  
– Почему?
– Не хочу.

Григорий Азаренок:   
Что-то мне подсказывает, что стильные куртки с надписью МАЗ этим товарищам очень скоро придется сдать, раз работать не хотят. Для предприятия это будет статистическая погрешность, а завод продолжит развитие.  

Борис Мущинский, первый заместитель коммерческого директора ОАО «Минский автомобильный завод» – управляющая компания холдинга «БЕЛАВТОМАЗ»:
Минский автомобильный завод выполняет все взятые на себя обязательства по поставке автотехники. В настоящее время МАЗ реализует целый ряд долгосрочных контрактов, а также работает оперативно по поступающим заявкам потребителей. По результатам работы в этом году 9 месяцев мы закончили по уровню экспорта на 105 % к аналогичному периоду прошлого года, что составило в эквиваленте 268 миллионов долларов США экспортных поставок.

Григорий Азаренок:   
Такая атмосфера на всех крупных предприятиях страны. Рабочие доказали, что на дешевые трюки они не поведутся.  

Loading...


Игорь Сергеенко о попытках забастовок: люди убедились достаточно быстро, какие стоят «вожди» за этим



От пандемии до Окрестина – проект, на создание которого ушел целый год. Откровения участников с обеих сторон.

Кто заказал нашу страну, зачем и сколько денег на это было потрачено? Документальный фильм «2020».

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Не провоцируйте. Я уже это все пережил. Я это все пережил, переживу и это. Но вы думайте о себе сейчас. Вот они: «Уходи!» Я сегодня ушел, что завтра?
– Завтра мы увидим, что будет завтра.
– Нет, ты мне скажи.
– Это выбор народа.
– Какой выбор? Я ушел, а не вы. Я ушел, что завтра – вы подумали?

Уже через несколько дней стало понятно – забастовки буксуют.

Роман Головченко, премьер-министр Беларуси:
«Гродно Азот» встал. БМЗ встал. МТЗ требует того-то» – такого плана. Поэтому надо было отделить зерна от плевел или мух от котлет и показать, что реально происходит, в том числе и самим заводчанам. Многие из них, условно говоря, читали о том, что происходит на предприятии, находясь в цеху. Человек на станке работает, к нему подходят: «Ты что, не знаешь, что ваш завод в стачке? – Какой стачке? – Ну, там кто-то объявил, что вы в стачке». Дальше следовало, как правило, пару крепких русских выражений в плане «не мешайте мне работать».

На камеру перед проходными рисуются провокаторы. Рабочие не поддаются на пропаганду. Президент сбил эту волну в зародыше.

Игорь Сергеенко, глава Администрации Президента Беларуси:
Люди просто убедились, наверное, достаточно быстро, какие стоят «вожди» за этим, и к чему это может привести. А это может привести не только к потере управляемости, это может привести и к потере именно завоеванных экономических благ и для страны, и для конкретного коллектива, и для конкретного человека. Можно остаться без работы, закроется предприятие, не будет сбыта. Коллапс – и что дальше?

Но в колоде у кураторов еще были карты.

Николай Карпенков о марше протеста: сопровождаем, они доходят до микроавтобуса, им дали деньги, они тут же разошлись. Подробнее здесь.