От чего «худеет» красная книга и почему чиновники не готовы ездить на работу на велосипеде? Интервью с первым замминистра природных ресурсов Беларуси

09.06.2014 - 00:57

Новости Беларуси. Во всемирный день охраны окружающей среды программа «Неделя»  на СТВ нашла общий язык с Ией Малкиной — это первый заместитель министра природных ресурсов. Место для разговора выбрали одно из самых зеленых в Минске — набережную Свислочи. Итак, от чего «худеет» белорусская красная книга и почему наши чиновники пока не готовы ездить на работу на велосипеде?

Мне кажется, у нас при благоустройстве парков, скверов, зеленых зон, у нас немножечко перебор, потому что вот предположим в некоторых европейских странах, вот, кстати, в Лондоне, у них в парках запрещены фонари, там не включают. И причина как раз таки в том, что деревья должны ночью спать, отдыхать, как человек. А у нас сплошь и рядом асфальт, а я хочу ходить босыми ногами по песку, простите. Вот даже в той же урбанистической Москве многие бульвары, они не заасфальтированы. Вам не кажется, что у нас вот немножечко перебор в этом смысле. Вам не хочется девственной природы?

Ия Малкина, первый заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь:

Ну вы знаете, мне кажется, сколько бы человек не обсуждал эту проблематику, наверное, не удалось бы договориться никогда, потому что я в принципе всегда считала, что я больше такой урбанизированный человек. Дело вкуса. Я люблю город, я считаю, что у нас город очень красивый.

Мы с вами прошли уже, наверное, метров двести и ни одной мусорки не обнаружили здесь.

Ия Малкина:
А я еще обратила внимание на то, что мы не обнаружили с вами ни одной бумажки практически и ни одной сигареты выброшенной.

Ия Витальевна, вот честно признайтесь, вы сделаете замечание, если кто-то при вас выбросит бумажку элементарно. Вы как первый замминистра природы и экологии.

Ия Малкина:
Как замминистра, наверное, сделала бы.

А чисто по-человечески?

Ия Малкина:
А чисто по-человечески... а я хочу сказать, что вообще белорусы достаточно чистоплотные, если бы берем в таком глобальном понимании этого слова. В Японии идеальнейший порядок, там, я не знаю, может быть, какие-то другие страны могут таким же порядком похвастаться. И белорусы. Вот давайте сегодня говорить, что приезжая в Европу, могут ли они похвастаться белорусским порядком? Вот я думаю, что все-таки надо пытаться найти в себе ту красоту, и понять, что мы такие, какими нас создала наша природа. Вот посмотрите на особенности характера белорусов. Вот наши болота – это же наша душа. С одной стороны, чистые, девственные, но при этом мы ведь никогда не идем на какие-то открытые конфронтации. Мы пытаемся всегда найти компромисс. Человек, который бредет по болоту и ищет эту тропинку для того, чтобы достичь какого-то положительного эффекта, и для того, чтобы достичь той цели, которую он хочет.

Мимо нас проезжал ни один велосипедист и, слава богу, у нас появилась мода на передвижение по городу на велосипеде. А скажите вы, как чиновник достаточно высокого ранга, вы готовы ездить на велосипеде на работу, предположим, как это делают во многих странах ваши коллеги? Или у вас нет необходимости, поскольку у вас единственное министерство, где нет лифта?

Ия Малкина:

Вы знаете, во всех моих предыдущих местах работы и министерствах лифт был, и независимо от этажа, на котором находился мой кабинет, я всегда предпочитаю ходить пешком. В силу различных обстоятельств. Что касается велосипеда, я такой активный автомобилист, то, наверное, в силу этого, не рискнула бы. Если бы жизнь заставила, я бы, наверное, пересела.

Далеко не все ваши белорусские коллеги готовы пойти на этот шаг, потому что ну а как же, как на меня посмотрят со стороны.

Ия Малкина:

Нет, я бы не сказал, что для меня вопрос, как на меня посмотрят со стороны, именно в части велосипеда, он важен. Потому что по большому счету для меня мнение коллег...

... у нас это будет расценено как эпатаж, а не как здоровый образ жизни.

Ия Малкина:
Если мы говорим о том, чтобы пересадить белорусских чиновников, а завтра появится такая информация, что я подала идею, на само деле это не так. К сожалению, ритм жизни на сегодняшний день, он несколько превышает скорость езды на велосипеде, поэтому, наверное, вот в нынешних социально-экономических условиях для нас, это, скажем, еще не совсем приемлемый вариант. Хотя, борьба за экологию – это удел достаточно богатых государств.

Беларусь может себе позволить бороться за экологию?

Ия Малкина:

Она может себе позволить не бороться за экологию, а ее сохранять.

Принято считать, что одна толстая папка на столе у чиновника может сохранить одно дерево. Скажите, на вашем столе, на столах у ваших подчиненных много бумаг до сих пор, которые могли бы сохранить деревья?

Ия Малкина:

У нас в министерстве существует программа «Дело», которая позволяет в электронном виде получать почту и в электронном виде направлять ее своим сотрудникам. Это с одной стороны. Но бюрократия без бумаг, она тоже не бывает. Конечно, у нас есть и бумаги на столе, вторичного даже бывает использования, поэтому я думаю, что говорить здесь о какой-то крупномасштабной проблеме, что чиновники стали причиной вырубки лесов, нельзя.

Честно говоря, во всем мире экология – это такая разменная монета. Посмотрите, те же известные актеры, Брэд Питт, Анджелина Джоли, всегда засвечены в каких-то экологических акциях, а вот белорусских актеров я не вижу. Это опять-таки, потому что нас проблем нет. Или это проблема Анджелины Джоли, которая желает пропиариться?

Ия Малкина:

Может, вы просто не видите белорусских актеров? Я не могу сказать относительно их участия в экологических акциях.

Наша белорусская экология – это такой тихий омут. Это хорошо или плохо?

Ия Малкина:

А я вот не согласна с вами вот в такой постановке вопроса. Мы уже с вами говорили, что есть определенные особенности менталитета. Нас, в отличие от Брэда Питта или какого-то олигарха из Российской Федерации, я не думаю, что, купив какой-то дорогостоящий дом или автомобиль, вы тут же выложите это где-то на страницах прессы для того, чтобы все государство с вами порадовалось. Мы с вами, я имею ввиду белорусов, нация скромности я бы так сказала, поэтому, если говорить об экологии вообще, то она, это не любит шума, она не любит вот этих фейерверков, и не любит, скажем так, чрезвычайного внимания к себе.

Белорусские производители, не только белорусские, производители, которые любят штамповать свою продукцию под ярлыком «экологически чистый продукт». Вы верите вот этим надписям, вы, как принято говорить на молодежном сленге, ведетесь на вот эти надписи в магазине?

Ия Малкина:
Если мы говорим о клейме, которые мы видим в европейских магазинах, то действительно там уже существует целый ряд в том числе программ Европейского союза, национальных каких-то государственных программ, которые предъявляют те требования стандартов, которые действительно позволяют поставить вот этот значок «экологически чистый продукт». Вы, может быть, если бывали в Европе, вы знаете, что в отдельных магазинах сейчас уже даже целые стеллажи либо отделы отделяют именно для продуктов, которые являются экологически чистыми.

Да и у нас можно встретить отдельные полки. «Зеленое питание» где-то я видел.

Ия Малкина:
Это нечто иное. Ведь экологически чистый продукт, он ведь гарантирует вам не только, что в процессе его приготовления не были добавлены какие-то ингредиенты, которые...

Но и не пострадало ни одно животное

Ия Малкина:
Вопрос животного – это вопрос на понимании бытовом. А вопрос стоит, если это речь идет о каких-то там булочках, то это значит, что при производстве злаков и в земле не было соответствующих удобрений, которые бы могли оказать негативное влияние и так далее, и так далее. То есть здесь целый комплекс мероприятий, который приводит к маленькому значку «экологически чистый продукт».

Но, возвращаясь к моему вопросу, мне верить вот этим ярлыкам у нас в белорусских магазинах ил не всегда?

Ия Малкина:

Ответственность за этот ярлык несет в первую очередь товаропроизводитель. Поэтому сказать, что сегодня со стороны государства предъявляются определенные требования, стандарты вот к этому значку, мы пока еще не можем об этом говорить.

По большому счету производитель может схитрить, написать «экологически чистый продукт» там, где это не совсем соответствует действительности?

Ия Малкина:
Потенциально, я думаю, что на данном уровне, так как нет ответственности за этот значок, потенциально, наверное, да. Но это не значит, что там, где вы его увидите, это не соответствует действительности. Не хочется подставить наших белорусских товапроизводителей.

Равно как, наверняка, и не значит, что на том продукте, где нет этого ярлыка, он экологически не чист.

Ия Малкина:
Однозначно. Сегодня просто нет того нормативного регулирования, которое бы позволило вам однозначно, как вы хотите услышать ответ на этот вопрос. Но, тем не менее, мы к этому стремимся.

Люди в материале: Ия Малкина
Loading...


Благодаря фотоловушкам в лесу с начала года в Минской области попались 65 нарушителей



Новости Беларуси. 65 «лесных правонарушителей» привлечены к ответственности в Минской области с начала 2019 года благодаря фотоловушкам, сообщили в программе «Минщина» на СТВ.

Штрафы выписаны за выбрасывание мусора в лесу, нарушение пожарной безопасности, хищение древесины, а также за незаконную охоту. Кстати, количество правонарушений увеличивается в дачный сезон и во время сбора ягод и грибов.

Сегодня в лесах региона установлено 180 лесных камер. До конца года их количество увеличится.

Дмитрий Пинчук, начальник отдела Минского лесхоза:
Камеры у нас довольно разные – устаревшие есть, более современные. Где-то приходит сообщение на электронную почту, на компьютер инженеру по охране леса. Или же ММС приходит на мобильный телефон – более оперативно позволяет выехать и среагировать.

Кстати, лесные камеры всегда сопровождаются предупредительными табличками, так что у нарушителей есть шанс вовремя одуматься.

К тому же фотоловушки – не единственный метод борьбы за лесной покой. Также используются квадрокоптеры, регулярно проводятся рейды.