Память воинов-интернационалистов почтили в Дзержинске

12.02.2016 - 17:49

Новости Беларуси. В Дзержинске прошли областные мероприятия, посвященные Дню памяти воинов-интернационалистов. На центральной площади города состоялся митинг-реквием.

15 февраля исполняется 27 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Четыре тысячи жителей Минской области участвовали в той войне, 140 человек не вернулись домой. Погибших товарищей почтили минутой молчания. Цветы к памятнику погибшим воинам возложило руководство столичного региона, представители общественных и ветеранских организации, молодежь. Именно для молодого поколения сейчас живут и работают воины-интернационалисты.

Егор Мамайка, председатель Столбцовской районной организации общественного объединения «Белорусский союз ветеранов войны в Афганистане»:
Приятно, что дети помнят эту дату, всегда звонят. Не только мне – всем афганцам. Я рад за работу нашего клуба, я рад за наших детей, за всех афганцев нашего района. То, что даем им мы, - честность, верность долгу, своей присяги – они, наверное, будут доносить это своим детям. Нам приятно, что все-таки мы нужны нашему обществу, нашему государству. Мы стараемся донести нашим детям то, что мы сами знаем.

Участники памятных мероприятия посетили местный историко-краеведческий музей, где создали новую экспозицию посвященную теме афганской войны, а в районной библиотеке, с активом областной организации ветеранов афганцев встретился губернатор области Семен Шапиро. Говорили не о проблемах, о будущем ветеранской организации. Воины-интернационалисты не привыкли сидеть без дела и готовы помочь в патриотическом воспитании молодого поколения, чтобы память Афгана жила вечно, сообщили в программе «Минщина» на СТВ.

Павел Крес, председатель Минской областной организации общественного объединения «Белорусский союз ветеранов войны в Афганистане»:
Сегодня мы уже практически заканчиваем программу памяти, которая включает в себя сделать для каждого солдата, сержанта, погибшего в Афганистане, мемориальную доску в школах, где они учились. Уже почти во всех регионах есть памятники, открыты музеи. Имеются комнаты боевой славы.

Сергей Кравчёнок, воин-интернационалист:
Молодежь воспитывать надо. Я практически этим живу. Сейчас всю неделю эту по школам ездили, по деревням. Приятно то, что хотят служить.

Loading...


«Он выпил и зарыдал». Реальная история белорусского Джеймса Бонда в Афганистане



Новости Беларуси. В Беларуси к ветеранам Афганистана относятся с уважением. Как довод – в плен белорусы попадали реже всего. А вот с тем, кто освобождал советских шурави из лап террористов, познакомилась наша съёмочная группа.

О герое афганской войны, о том, кто создал новый облик понятия «чекист», о белорусском Джеймс Бонде – Евгений Пустовой.      

Советская Красная звезда и звезда Героя Афганистана. Он прошёл через пекло самой больной «горячей» точки на теле послевоенной Беларуси. Афганистан. Его мужество было на высоте вершин Гиндукуша, а перипетии службы­ напоминали извилистые дороги перевала Саланг.   



Владимир Гарькавый, ветеран КГБ, участник боевых действий в Афганистане:
Передо мной стояла очень специфическая задача, которую я до сих пор не могу озвучивать. Советником работал и всё.



В 70-е выпускник минского иняза попадет в поле зрения кадровиков госбезопасности, а затем на Лубянку. После школы КГБ – Балашиха. Альма-матер спецов нелегальной разведки. Мы восхищаемся киношной бравадой заграничных спецагентов, но вообще ничего не знаем о своих Бондах.

Из тысячи отбор проходили только три человека. Десятки тестов, тысячи головоломок. А уже потом – кузница разведчиков – это не эпитет, а реальное описание подготовки. Готовили защищать интересы Союза в любой точке мира. Для Гарькавого это стала нервная точка Ближнего Востока. Афганистан. Еще до того когда, о нём стали говорить вслух. 



Владимир Гарькавый:
Накануне событий меня и еще двух человек в составе группы якобы геологов отправили в Афганистан. Мы изучали обстановку, наносили на карту все объекты, которые нам ставили как задачу.

Геополитику изучали в разведшколе. Были в курсе всех конфликтов между родами и племенами этнически пёстрого, как восточный базар, Афганистана. Летоисчисление – от рождества Мухаммеда, а нравы, как и время, 14 век – Средневековье.

Хотя внешнеполитический курс куда более изощрённый. Политическими интересами Хафизулла Амин торговал, как опиумом в дукатах, из-под полы. На стол политбюро ложится план шторма 333. Среди участников – фамилия Гарькавый. В бой идут советский КГБ и спецназ ГРУ.    

Владимир Гарькавый:
Там «Зенит-1» был, «Зенит-2» был и группа из главного разведывательного Министерства обороны, тогда Советского Союза «Гром».

Это была первая гибридная война. Правители необузданного афганского народа военную помощь у Кремля просили 20 раз! В Афганистан входит ограниченный контингент, а Владимир Гарькавый, вернее немецкий эмиссар Вольф или проверенный мусульманин Нури в доверие моджахедов. Имена и легенды разные, но цель у офицера госбезопасности была одна: вытащить из плена наших ребят. И так четыре года.

Владимир Гарькавый: 
Моя первая миссия была по освобождению нашего белорусского парня Колоса. Он не понимал, что происходит, и когда его привели ко мне, я ему говорю: «Ты среди своих, не переживай!» У меня с собой фляжка была спиртного, я дал ему выпить, он выпил и зарыдал. Я освободил 6 человек из плена.



Порядок тогда держался  только на штыках необкатанных, но храбрых шурави. А вот нашего героя и местный слуга травил, и бомбы замаскированные подкладывали под машину, а в бандах вообще неверный жест – и провал. 

Но самое страшное для европейца было видеть казни накачанных наркотиками воинов Аллаха.

Владимир Гарькавый:
«Красный тюльпан» я четыре раза видел. Специалисты знают, что это такое. Это когда человека подвешивали живьем за ноги, накачивали наркотиками и пытали.            

Возмездие было совершено руками нашего земляка. Вот именно такие профессионалы-разведчики самую затяжную войну Советского Союза из интернациональной авантюры превратили в первую антитеррористическую операцию.

Владимир Гарькавый:
Мы заложили взрывчатку, рядом находился склад с боеприпасами. И под удобным предлогом, чтобы нам живыми выйти, мы взорвали 17 человек.


          
Чекист-полиглот о себе говорит мало и неохотно. Хотя рассказать может на немецком, фарси, пушту и дари. Некоторые подробности под грифом молчания до сих пор. Даже самый близкий человек – супруга – правду узнала спустя два десятилетия из книги.   

Там, где небо касается гор, коснулось и его сердца. Разведчик стал писателем. Владимир Гарькавый настолько постиг тонкости исламского мира, что востоковед-практик смог уговорить бизнесменов-мусульман помочь в восстановлении православной святыни Беларуси – Креста Евфросинии Полоцкой.

А свой крест наш земляк, наш герой вынес. Как бойцов из-за речки. Но память о таких  храбрых шурави там до сих пор жива.