«Перспектива в этой части есть». Как сделать белорусские лекарства более дешевыми?

28.01.2018 - 20:39

Новости Беларуси. Здоровье бесценно, а вот лекарства имеют вполне определенную стоимость, порой заоблачную, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Цена белорусских и импортных препаратов отличается порой в несколько раз, и корень этой ситуации нередко кроется в посредничестве, причем не всегда добросовестном. Решить эту проблему, а также взять производство и оборот лекарств под жесткий контроль государства – такое поручение на неделе дал Президент. 26 января Александр Лукашенко ознакомился с крупнейшим в Беларуси производителем медицинских препаратов.

Фармацевтика для здравоохранения то же, что и сердце для организма. Все упирается в его работу. Еще пять лет назад и сердца белорусов, и лекарственная отрасль страны нуждались в заграничных лекарствах. В 2012 году ее реанимировали. Теперь ритм у отрасли правильный. Как говорят терапевты, синусовый регулярный.

Марьян Пристром – дока отечественной кардиологи. Полвека доктор лечит людей, 30 лет доктор медицинских наук учит врачей.

Марьян Пристром, доктор медицинских наук, профессор кафедры терапии БелМАПО:
Препараты отечественного производства по своему качеству, то есть по фармакологическому воздействию не уступают зарубежным препаратам.

Сейчас все чаще в эпикризах названия белорусских лекарств. Сначала их вовсе не было, затем к ним относились с опаской. Теперь даже имена в медицине готовы ставить свои штампы на рецептах с отечественными препаратами.

Марьян Пристром:
Мы уверены, что они будут работать и что пациент получает то, что ему надо.

Доктор рассказывал о кардиологическом лекарстве с этого конвейера. Здесь, можно сказать, современный фармацевтический комплекс. Мощность 800 миллионов таблеток в год – и это лишь один завод. В 2018 году должны завершить еще пять таких проектов.

Валерий Малашко, министр здравоохранения Республики Беларусь:
В первую очередь мы сегодня ставим задачу инновационными продуктами. Дорогостоящими лекарственными препаратами, которые в общем-то сегодня активно применяются в онкологии, при той же трансплантации – подавление иммунной системы.

Фармацевтический бизнес, к доктору не ходи, очень привлекательный и перспективный. А чтобы он был еще и безопасным, необходим контроль.

Оздоровление отечественной фармацевтики и вообще создание отдельной лекарственной отрасли началось в 2012 году. Тогда Президент подписал специальный указ, а в стране появился свой фармацевтический холдинг. Стояла задача до 2015 года наполовину насыть рынок своими препаратами. Чиновники отчитываются перед главой государства. Теперь до 70 % лекарств на провизорских полках и более 80 % в арсенале больниц – белорусские медикаменты.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Когда я принимал решение больше 50 % иметь отечественного, я имел ввиду прежде всего безопасность. Потому что нас могут отравить в нужный момент и все. Этого белорусы наши не понимают: «Ах, импорт, ах, импорт». Поэтому там – да, они должны управлять и не должно быть никаких проблем, за исключением конкуренции с внутренним производителем. Потому что возьмут внутренние производители не у тебя, а у кого-то другого, если будет качество лучше. И по ценовому фактору.

Чтобы получить новое лекарство, уходит 8-10 лет, а белорусы за пять лет смогли выпустить почти 800 новых препаратов. Понятно, что велосипед, вернее аспирин, никто не изобретал. Выбрали путь создания копий оригинальных таблеток. В итоге у дорогостоящих заграничных лекарств появились белорусские аналоги, в стране, можно сказать, своя фармацевтическая отрасль, а у нас с вами – доступные медикаменты.

Причем свои лекарства мы можем контролировать значительно жестче. Сначала – сырье, затем – сам процесс создания, и еще раз уже в финале – препарат.

Наталья Слесаревич, заместитель директора по качеству:
Уровень производства и лабораторий, и оборудования, оснащения совсем другой, чем было лет 20 назад. Но, к сожалению, у нашего населения еще, наверное, недостаточно информации о наших предприятиях. Что мы шагнули далеко вперед по сравнению с тем, что было раньше.

Своими лекарствами мы лечим не только себя, поставляем в 33 страны. Только за 2017 год наши фармацевты за рубежом прошли регистрацию 140 лекарственных препаратов. Доверяют настолько, что закупают просто пилюли, таблетки или капсулы, а там фасуют уже под своим брендом.

Ирина Подобед, директор УП «Минскинтеркапс»:
54 % на рынке – это белорусские препараты в стоимостном выражении. Если брать натурально в упаковках, то это больше 70 %. Наши продажи, наш экспорт говорит о том, что плохое так бы не росло.

С качеством лекарств нареканий практически нет, а вот ценообразование нуждается в лечении. Президента убеждают: у нас лучше, чем у соседей, но для главы государства даже самые компетентные мнения не монополизированы.

Валерий Малашко:
По 117 лекарственным препаратам цена уже снижена и она уже в аптеках соответствует цене рынков сопредельных государств.

Александр Лукашенко:
Пишете мне: 4 % была разница между вами там и Россией и прочее. Нашли на кого равняться. Мне президент России каждый день говорит, что у него беда с ценами на лекарства. А вы на Россию равняетесь. Но это мы разберемся в ближайшее время. Это ж не дело, что спецслужбы будут заниматься ценами на лекарства.

Благодаря госзакупкам и прямым переговорам за 2017 год удалось сэкономить в бюджете около 35 миллионов долларов. Сейчас на белорусском рынке лекарств 400 игроков, и только десятая часть – белорусские предприятия. Не задвигают ли в такой конкурентной среде частные провизоры наши лекарства подальше от глаз покупателей? Когда на чаше аптечных весов прибыль, в ход идут даже серые схемы продаж.

Валерий Шевчук, генеральный директор холдинга «Белфармпром»:
Вот этот 21 рубль условный, который по импорту (или 16), фиксируется эта цена на границе.

Александр Лукашенко:
У него в квитанции, что он записал в накладной, на границе зафиксировали – это его цена?

Валерий Шевчук:
Да. И в этой связи возникает ситуация, когда он может предоставить колоссальные скидки до 30 % нашему, внутреннему дистрибьютеру. Это живые деньги для дистрибьютеров. Вот продал он за 30 рублей, зафиксированных на границе – я тебе верну из этих 30 рублей 10.

Посредники – вирус не только для фармацевтической отрасли, но всей экономики страны. У главы государства от этой болезни есть свой рецепт.

Александр Лукашенко:
Эта проблема не только у них, я уже десять раз говорил о посредничестве. У нас посредник в цене иногда половину сидит. Если товар стоит 100 рублей, 50 рублей – посреднику. Нам это надо? Это удорожает товар! Почему мы не занимаемся этим вопросом? Я уже был готов принять какое-то решение, запретив всякое посредничество. Что такое посредник? Это жулье, которое всех чиновников кормит. Вон, у Шуневича спросите или у Вакульчика, они вам расскажут, откуда все проблемы. Проблемы в посредниках.

Если мы разрешаем какое-то посредничество, пусть министр или губернатор поставит свою подпись. Он и ответит за это потом. Не надо потом Шуневичу за кем-то ходить. Он посмотрел – что-то не так, твоя подпись стоит – пошел. Мы огромные деньги теряем. Вот здесь самая коррупция, отсюда берут деньги на взятки и прочее.

Когда сократят посредническую цепь, снизятся цены на импортные препараты, которые сейчас в два-три раза дороже белорусских. Поэтому к такому развитию событий отечественная фармацевтика должна быть готова.

Валерий Малашко:
Белорусский препарат, он, в общем-то, занял прочную основу на рынке. И конечно, у меня нет сомнений: перспектива в этой части есть. Правильно мы сегодня должны, конечно, заниматься и маркетингом лекарственных препаратов.

Интересы легче отстаивать в холдинге. В его составе 22 предприятия, 15 – только решаются. На лекарственном рынке должна быть здоровая конкуренция, а лицо фармацевтики – заметно преобразиться. Срок полгода.

Александр Лукашенко:
Я не говорю, что вы цены будете устанавливать, еще что-то, но вы полностью возьмете под контроль все эти процессы в стране по производству, продажам внутри и импорту извне. И продажи здесь – и в розницу, и в стационар. Все надо взять под контроль. Какую вы схему предложите мне в первом полугодии, это я уже посмотрю потом.

Белорусский рынок лекарств потребляет медикаментов почти на 700 миллионов долларов. Две трети из этих затрат на здоровье остаются в стране. Впервые наши фармацевтические предприятия заработали за год полмиллиарда долларов (причем треть суммы – от экспорта). Позиция Александра Лукашенко: на лаврах почивать рано, надо расширять лекарственную группу.

Александр Лукашенко:
Мне надо, чтобы я бежал быстрее. Что надо? Черника? Черника у меня дома есть.

В одной капсуле сразу 1,5 килограмма черники. И это сырье из лесной ягоды тоже импортируют. Своих лесов хватает, а вот технологий пока нет. Так что в эпикризе отечественной фармацевтики – отрасль здорова, но курс модернизации еще впереди.

В конце встречи главе государства подарили книгу с мудрыми изречениями врачей. Одно из них: «Еда должна быть лекарством, а не лекарство – едой». Это, конечно, зависит от личного выбора каждого. Государство дает нам выбор.

Loading...


От двух заводов в 90-х до четырёх десятков производств. Белорусская фармацевтика в цифрах



Новости Беларуси. Их продукция лечит недуги в разных уголках планеты: от стран Персидского залива до Австралии. Более трех десятков государств доверяют белорусским лекарствам, голосуя рублем за качество и доступность препаратов, рассказали в проекте «Сделано».  

Сегодня более половины лекарств – отечественные. Но еще 10 лет назад картина не была так хороша.

2008 год. До 500 миллионов долларов Беларусь тратит на закупку импортных лекарств. Сумма для небольшой страны колоссальная. Этот вопрос ставят в один ряд с обеспечением безопасности, ведь собственная фармацевтика, лекарства, как и продовольствие, производство своих продуктов питания – залог независимости от влияния угроз извне. Именно такой проверкой на прочность стала пандемия 2020-го, а еще раньше – птичий и свиной грипп.  

Но вернемся в историю. В 90-е годы в фарминдустрии страны всего два завода. В Советском Союзе они были опорными предприятиями региона.   

Стабильное развитие продолжилось и в непростые годы становления суверенитета Беларуси. Пристальное внимание к отрасли было и в 1996-м и в последующие годы.   

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:   
Мы сегодня уязвимы, мы не обеспечиваем лекарственную безопасность в нашей стране. Отсюда решение о 50 % собственного производства лекарств для обеспечения нашего населения.   

Читайте также:   

В этой холодильной камере хранится, по сути, золотой стандарт, регламентирующий качество препаратов

Где производят каждую четвёртую упаковку белорусских лекарств?

Срок от 3 до 5 лет: как делают дженерики

Активная фаза фармацевтической эволюции началась в 2008-м. Тогда было решено не тратить огромные бюджетные средства, вывозя валюту из страны, а вложить эти деньги в создание новых производств, чтобы в будущем полностью удовлетворить больницы и поликлиники отечественными препаратами.   

Сергей Казакевич, гендиректор управляющей компании холдинга «Белфармпром»:   
Достаточно много создано негосударственных предприятий. Лет 10 назад если государственных предприятий было примерно столько же, то негосударственные организации можно было пересчитать по пальцам одной руки.   

Сработали неплохо уже и в первые годы. В 2008-м в Беларуси выпускались 550 наименований собственных лекарств. В 2015-м их было уже полторы тысячи.  

Импортозамещение стало не просто стимулом для фармкомпаний занять нишу, но и новым витком развития отрасли. И вот новая задача – взять под контроль всю систему, чтобы исключить посредников и спекуляции.   

Александр Лукашенко:
Вы полностью возьмете под контроль все эти процессы в стране по производству, по продажам внутри и импорту извне и продажам здесь в розницу и в стационар. Все надо взять под контроль. Проблемы в посредниках: покупают за рубль, а продают за 10 рублей. 9 рублей – это посредники. Мы огромные деньги теряем. Вот здесь самая коррупция.  

Если в 2012 году промышленным производством лекарств занимали 25 организаций, то сегодня их уже более 40. Реализовано 36 инвестпроектов стоимостью порядка 345 миллионов долларов. Это – новые возможности отрасли.  

Читайте также:

Показываем, как делают белорусские таблетки

Выпуск каких препаратов увеличили в Логойске во время пандемии коронавируса?

Сколько белорусских фармсредств используется для лечения коронавируса?

К этому моменту белорусская фарминдустрия переживает очередной этап развития. Если начинала Беларусь с модернизации и внедрения технологий, импортозамещения и контроля за работой всей системы от конвейера до продаж, сегодня акцент на науку и собственные разработки.   

Александр Лукашенко:   
Мы достигли этих 50 и больше процентов. Сейчас надо обратить серьезное внимание на субстанции и, как в промышленности говорят, комплектующие этих лекарств. Надо глубже заниматься разработкой, производством лекарственных средств.   

Субстанция – это основа каждой таблетки, порошка или раствора. И работа в этом направлении – задел на будущее отрасли.   

Елена Литвинова, начальник управления фармпредприятия:  
Еще в рамках Советского Союза наше предприятие производило фармацевтические субстанции, в том числе для получения средств антибактериальной терапии. Сегодня мы продолжаем производство субстанции стрептокиназы, востребованной в кардиологии. В том числе это субстанции, которые мы производим для ряда противоопухолевых препаратов, для ряда нестероидных противовоспалительных средств.  

Пока в копилке порядка 70 субстанций собственного производства. Резервы есть.  

Евгений Тарасенко, гендиректор фармпредприятия:
Некоторые субстанции, которые действительно у нас востребованы, которыми пользуется не только наше предприятие, но также смежные предприятия, которые существуют у нас в стране, мы рассматриваем как перспективное направление для развития.

Караник: следующая задача фармотрасли – насытить не только базовые потребности, но и осваивать инновационные препараты

Ближайшая перспектива – еще 14 инвестпроектов. Они оснастят высокотехнологичным оборудованием цеха предприятий и создадут новые возможности для повышения качества белорусских лекарств. Есть куда двигаться, в то время как внутренний лекарственный рынок страны под надежным контролем, а в экспортном портфеле 35 стран.  

И это тот случай, когда можно сказать «сделано».   

Над проектом работали: Алеся Высоцкая, Мария Жукова, Алексей Кондратенко, Анатолий Липецкий, Павел Нитов, Екатерина Лабусова.