Почему производство не дает рентабельность, а потребитель выбирает заморское? Расследование СТВ о состоянии льноводства в Беларуси

26.08.2018 - 20:01

Новости Беларуси. Для начала факт: рентабельность производства льна может доходить до 70 %,  сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Как метко отметил в свое время Президент, такую рентабельность дает нефть. И то только в лучшие времена. Плюс лен – это культура, которую испокон веков выращивали в нашей стране. То есть традиция, а традиции у нас чтят.

Благодаря государственной поддержке работает предприятие «Устье» Национальной академии наук Беларуси, где не только выращивают лен и заготавливают семена, но и апробируют лучшие практики и передовые технологии по возделыванию культуры. Модернизирован Оршанский льнокомбинат: в планах на ближайшее будущее организация собственного швейного производства, ведь готовое изделие – это максимум добавленной стоимости.

Но, несмотря на подвижки, вопросов по льноводству пока больше, чем ответов. А ведь глава государства давал четкие поручения, начиная с возделывания культуры и заканчивая производством тканей и пошивом одежды. И неоднократно подчеркивал, что спрос за выполнение поручений по развитию льноводства будет.

Мирват с Беларусью соединена, как нити в льняном полотне. Палестинская женщина настолько полюбила нашу кухню, что даже кулинарную книгу издала, по вкусу пришелся и наш аутентичный материал.

Мирват Абу Шакер, директор Центра арабской культуры в Беларуси:
Мне всё так нравится. Может быть про лен надо больше рассказывать и показывать его больше надо.

Рассказать и показать обо льне лучше всех могут в агрородке Устье в Институте льна. Отсюда полноводной рекой по всей Беларуси растекаются новые технологии возделывания этой культуры.

Иван Голуб, директор Института льна НАН Беларуси:
Мы это можем делать. Зачем губить? Мы можем его только развить.

Голуб – самая известная фамилия в льноводстве Беларуси. Как шутит сам профессор, в это дело жизни он ушел с головой аж до волос в цвет льняного полотна. А в его руках – ключи от урожайных льняных полей.

Иван Голуб:
Всё, что есть передовое в мире, собрано в нашей коллекции.

Здесь банк семян льна со всех стран, где растет эта культура: от Скандинавии до Африки. Из них выводят отечественные.

По поручению Президента в каждой области создают по одному селекционному центру. Главный – государственного значения – на базе Института льна. Год назад Александр Лукашенко уже оценил эти поля.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Если бы я тогда не завернул голову как утке кое-кому, сегодня бы льна не было в стране. Поэтому я знаю, чего мне стоил этот лен. И вы мне сегодня рассказываете: не надо давить, не надо травить. Вот сядьте с учеными и за зиму определите. Я тебе про лен больше говорить не буду. Вот такой лен должен быть везде.

Это одна из самых древних и капризных земледельческих культур. Мелочей нет. Только семипольный севооборот. 39 земледельческих и 70 технологических операций. Малейшее нарушение – урожай падает, ошибка – гибнет.

Иван Голуб:
Льнозаводы не имеют своей земли. Как результат, сеют там, где землю дают. А они ее даже не знают. А какой хозяин отдаст хорошую землю?

Первое: поля – не лучшие. Второе – не хватает сил на уборку даже выращенного урожая.

Анатолий Босенков, директор Дубровенского льнозавода:
Должен быть и запас техники уборочной, и запас людей. Если раньше возникал вопрос, что запрессовать лен надо было за 10 дней, то у французов таких благоприятных дней выходит 4 или 5.

Французы первые – от посева на поле до посадки на фигуре льна. Но наши специалисты смогли обойти месье льняной моды.

Иван Голуб:
Они приезжают, 10 гектар сеют. И мы 10 гектар. Мы их в первый же год положили на лопатки.

Но всю отрасль поднять – не поле, пусть и рекордное, перейти. Вернуть лен на круги своя – государственная задача.

В 1970-х годах в Беларуси выращивали более 250 тысяч гектаров льна, сейчас – в несколько раз меньше. Тогда льном занимались 1250 хозяйств. Сейчас еле набралось 40, и то на их счету только 10 % от всего объёма. Остальной вал дают 25 льнозаводов. Лучших результатов добились льноводы Дубровно. Но и здесь рентабельность лишь 17 %.

Анатолий Босенков:
Мы пошли по неправильному пути, создавая эти поля огромные. Ведь потом эти плантации убрать очень сложно. Рентабельность свеклы в 10 раз выше рентабельности льноводства.

Локомотив – это Оршанский льнокомбинат. Ему и тянуть за собой всю отрасль. Семена льняной модернизации принесли свои плоды. Наши ткани открыли себе свой шелковый путь – добрались до Китая. Но основной рынок – Россия.

Простыни, скатерти и куклы на полках не пылятся, но по-взрослому – это взобраться на полки европейских бутиков уже одежде из Беларуси. Сейчас экспортный гардероб Оршанского комбината – это пару процентов от общего объема продукции. А ведь хотят достигнуть половину.

Но это, как говорят, совсем другое пальто. Новый виток. Необходимы своя модельная школа и новое швейное производство. На комбинате уверены: за лет пять справятся, главное, чтобы производители не тянули с увеличением объемов подходящего длинного волокна.

Николай Хацкевич, управление контроля за работой АПК и природоохранного комплекса КГК Витебской области:
В целом, то поручение, которое давал глава государства, к сожалению, не достигается.

Игорь Ещенко, начальник управления разработки ассортимента и рекламы продукции Оршанского льнокомбината:
Произвести большое количество той же девятки – длинного льна, и сделать сразу же на нее высокую цену – так, скажем, мировую. Это обрушит конкурентоспособность наших тканей, и мы, как флагман или пилот, потеряем управление. Это не будет хорошо для всей льняной отрасли.

Даже в советские годы продовольственный НЗ хранили только в льняных мешках. Сейчас в Европе даже для шопинга выбирают льняные сумки. Цивилизация в поисках истины возвращается к истокам. Теперь и без французских тканей у нас есть широкая палитра полотен белорусского льна.

Татьяна Ольшанская, дизайнер:
С нашим белорусским льном всё в полном порядке. Иногда я думаю, что с нами что-то не так, потому что, живя в Беларуси, не пользоваться этим замечательным продуктом – это преступление.

А мы всё мнемся, выбирая вещи изо льна.

Игорь Ещенко:
Проблема у нас в голове. Мы можем насытить смолами льняную ткань, и она не будет мяться.

В Европе, пересыщенной ГМО и секулярными экспериментами, зеленый свет натуральности хотя бы в одежде. Хлопок или лен. Но хлопок требует орошения, а его основные плантации – на Юго-Востоке Азии, где как раз и дефицит воды. А в Беларуси дождей и пригодных почв для льна хватает. Надо работать дальше. Говорят же – лен вымотает, лен и озолотит.

Новости по теме
‡агрузка...


«Если не будет железной дисциплины, через год всё развалится»: итоги рабочей поездки Александра Лукашенко в Могилёвскую область

Президент поручил снять с должностей виновных в ненадлежащих условиях хозяйствования в агрохолдинге «Купаловское»

24 производства планируется запустить в Беларуси за 2019-й по госпрограмме инновационного развития

Пожар в ТЦ в Баку потушен: пострадали не меньше 11 человек

Минобороны США выделило 1 млрд долларов на строительство стены на границе с Мексикой

Первый в истории выход женской команды в космос отменён из-за скафандра

Александр Лукашенко и Владимир Путин провели телефонные переговоры

Индустрия 4.0. Рассказываем об интересных новинках международной выставки «Металлообработка-2019» в Минске