Политолог об особенностях событий в Беларуси: «Впервые в истории была применена Telegram-революция»

14.09.2020 - 21:27

Новости Беларуси. Чем опасна классическая «цветная революция»? В чем главные особенности белорусских событий? Какова роль внешних сил? И что мы должны противопоставить этому вмешательству?

На эти вопросы отвечает политолог, эксперт, доктор философских наук Николай Щекин, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Евгений Поболовец, СТВ:
События, которые происходят в Беларуси – я думаю, уже ни у кого нет сомнений, что это был очередной сценарий «цветной революции». В чем же опасность таких технологий?

Николай Щекин, политолог, доктор философских наук:
Беларусь, страна наша, оказалась на острие, на разломе между западной и восточной цивилизациями. В чем особенность именно так названной нашей революции? Мы уже часто повторяем. Особенность состоит в том, что не было внутренних причин: ни социальных, ни политических. Особенность следующая состоит в том, что впервые в истории была применена Telegram-революция, за которой идет этап – уже «дипломатическая война», потом уже идет гуманитарная помощь, так названая (это вмешательство), и уже военные какие-то действия.

Президенту в 1994 году досталось не очень хорошее наследство, и прежде всего в форме националистических проявлений. Вы помните партию «Белорусский народный фронт» и многие другие, причем леворадикальных, праворадикальных толков. И действительно, от них мы зачистили это поле. Так я вам больше скажу: если бы мы тогда это не сделали, если бы это тогда не сделал Президент, уже в 90-х годах у нас была бы вторая или первая Украина. Это первое.

И второе. Зачистить-то зачистили и это правильно. Как и в любой стране, с националистами надо обходиться очень жестко. А часть ушла в такое спящее состояние. И вот сейчас они частично – и мы это увидели сейчас на всех этих выходах, так сказать, «парадах» – часть этих людей вышла.

Евгений Поболовец:
Вы говорите про внешнее вмешательство. Давайте назовем вещи своими именами. Кто же все-таки стоит за этим вмешательством?

Спецслужбы в западноевропейских странах перестали подчиняться элитам национальным. Они многое сами инициируют, не ставя в известность элиты

Николай Щекин:
Это комплексный вопрос. Наверное, до конца никто никогда ничего не узнает. Одно сейчас прослеживается очень явно – прежде всего, конечно, это Варшавско-вильнюсский сговор, который подпитывается спецслужбами и Америки, и Великобритании прежде всего, и другим рядом западноевропейских стран.

Но здесь наложение пошло. Мы должны учитывать, что действительно надо понимать, это видно сейчас, что спецслужбы, к сожалению, в западноевропейских странах перестали подчиняться элитам национальным – это накладывает свой отпечаток. Они многие сами инициируют, не ставя в известность элиты. Ну а Варшавско-вильнюсский блицкриг провалился. По-моему, ни для кого не секрет, что Варшава давным-давно уже греет руки и мечтает о том, чтобы Беларусь каким-то образом – если не всю, то отчасти – не то что бы присоединить к себе, а сделать своим сателлитом. И здесь вот интересная ситуация сложилась, когда Варшава сама является сателлитом кого-то, она решила для себя еще кого-то сделать.

Евгений Поболовец:
Давайте поговорим о ближайшем будущем. Это кризис политической системы? Если кризис, какие выходы вы видите, что надо предпринимать?

«Никакого политического кризиса у нас в республике не было – его нам навязали»

Николай Щекин:
Я выскажу, конечно, свое мнение. Я считаю, что никакого политического кризиса у нас в республике не было – его нам навязали. Как мы сейчас видим, что навязать политический кризис очень легко. Ведь «желтые жилеты» во Франции с чего вдруг выходят? Ну, наверное, только лишь потому, что президент Франции не пошел в фарватере политики США, как в свое время сделал Де Голль.

Евгений Поболовец:
Довольно плотно общается с Путиным.

Николай Щекин:
Да. Де Голль тоже отказался, когда вышел из НАТО – и что получилось? Студенческий бунт. Очень многие, как говорилось, действительно приехали из Польши, и те же студенты, потому что их оттуда выкинули практически, и из Украины в том числе. Опять-таки, занятость населения – мы не рассчитывали, что одномоментно такое количество людей приедет к нам в Республику Беларусь. Действительно, рабочих мест в этом смысле не хватило.

Все это наложилось друг на друга. Этим сумели воспользоваться, плюс как раз подошло время избирательной кампании. Выход из этой ситуации – сейчас очень многие предлагают конкретные меры либо очень обозримые, далекие. Сейчас говорят о конституционной реформе. Вы знаете, я бы так не говорил. Во-первых, надо определиться с площадкой.

Когда говорят о диалоге, Президент здесь прав, как и любой политик, как и любой глава государства – он же не будет выходить на площадь и с кем-то там общаться, оппозиция у нас получилась, извините, гипертрофированная, и более того, она, как уже все наконец-то увидели, что она просто куплена, нанята. У нас есть площадка для диалога – это Всебелорусское народное собрание, это очень хорошая традиция, созданная, кстати, именно Президентом. И ее поддержал весь народ. Вот это площадка, вот на эту площадку надо выносить вопросы.

Если вам сейчас кто-то будет выдавать четкие или точные прогнозы, призываю вас не верить в это

Евгений Поболовец:
Вы говорите о сценариях, которые рассчитаны, наверное, не на один месяц и, может быть, даже не на один год. Какие у вас прогнозы по активности протестной деятельности и как скоро можно увести людей с улиц?

Николай Щекин:
Если вам сейчас кто-то будет выдавать четкие или точные прогнозы, то призываю вас не верить в это. Так как у нас своя особенность, своя специфика, спрогнозировать довольно-таки сложно. Но надо внимательно посмотреть на ту структуру, скажем так, этих движений на площадях, кто туда ходит – это где-то от 18 лет и даже ниже до 35 в среднем. Это большинство. Посмотрев на эту структуру общества, можно тогда предпринимать какие-то шаги. Причем не потому, чтобы там подавлять, не подавлять – нет, просто понять, что людям необходимо, они сами этого не понимают. Но государство должно, наверное, понять.

Многие уже стали понимать, куда их втянули – достаточно проплатить 20-30 человек, и за ними пойдут сто человек

Евгений Поболовец:
Диалог необходимо выстраивать.

Николай Щекин:
Нет, понимаете, с ними диалог невозможно выстроить, они не нацелены на диалог. Нужно, чтобы прошло время определенное. Многие уже стали понимать, куда их втянули – достаточно проплатить 20-30 человек, и за ними пойдут 100 человек. Идеи-то, вроде бы, красивые: свобода, равенство и так далее. Мы эти идеи видим на протяжении тысячи лет – ничего нового абсолютно.

Эти протесты становятся меньше, но чем меньше они становятся, тем более агрессивные они становятся. Начала появляться вот эта радикальность – это уже опасно. Их всегда легко на эмоциях, на каких-то чувствах направить не туда, что и происходит.

«Могут рассматривать вопрос о социально опасном положении ребёнка». Генпрокуратура об ответственности за нахождение детей на акциях протеста

Вы поймите, когда идет по проспекту 5-10 тысяч, то всегда надо повернуться назад, в сторону – всегда еще где-то те, кто вас подзуживает. Но опять-таки, я ни к кому не обращаюсь, просто я всегда исходил вот из чего: вы стоите в этой толпе, в этой массе, кто-нибудь из вас может гарантировать 100 %, что рядом стоит тот человек, которого вы знаете? Что у него в сумочке, что у него в кармане? Может быть там бомба, может быть еще что-то для провокаций. Это толпа – это надо пояснять, особенно тем, кто с детьми выходит.

Евгений Поболовец:
А кто должен это пояснять? У нас получается так, что от лица белорусской власти, в основном, выступает Президент. Остальные структуры власти должны более активно идти на диалог?

Наверное, еще будут какие-то новые формы интервенции, особенно со стороны Запада. Варшава и Вильнюс будут, и они уже проявили себя

Николай Щекин:
Конечно, должны. Прежде всего, речь о депутатском корпусе. У нас две палаты Национального собрания. Хочу сказать, что в большинстве своем депутаты очень образованные, высокопрофессиональные, причем практики, поработавшие и председателями райисполкомов, и министрами, и они могут сформулировать, они в состоянии сформулировать и задачи, и цели. Они в состоянии пояснить людям у себя уже в избирательных участках.

Да, первые несколько недель мы видели действительно только главу государства, к великому сожалению, и Наталью Ивановну Кочанову, которые не то что пытались – они просто выходили к людям и пытались общаться, насколько это возможно было. Но, опять-таки, с толпой общаться бесполезно. Но эти два человека нам показали образец, как это необходимо делать. Наверное, еще будут какие-то новые формы интервенции, скажем так, со стороны запада, особенно Варшава и Вильнюс будут – и они уже проявили себя.

Евгений Поболовец:
Сегодня на переговорах Александр Лукашенко и Владимир Путин обсуждали эту тему, и там как раз еще раз было заявлено: Беларусь должна свои проблемы решать сама, без внешнего вмешательства.

Владимир Путин: мы за то, чтобы белорусы сами, без всяких подсказок и давления разобрались в этой ситуации

Николай Щекин:
Это само собой. Более того, ведь внешнее вмешательство может быть разным. В данном случае мы сейчас будем испытывать очень серьезное дипломатическое давление – вроде бы ни на что не влияет, вроде бы. Но психологически это дискомфортно. Хотя, наверное, западноевропейским странам надо было бы посмотреть на свои проблемы, которые у них есть, в том числе и на пандемию.

Loading...


Пятеро жителей Минска повредили машину семьи милиционера. Возбуждено уголовное дело



Новости Беларуси. Минувшей ночью под Минском пятеро минчан повредили машину семьи милиционера, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Группа мужчин успела проколоть шины, залить монтажной пеной дверные проемы и залить краской кузов. Как выяснилось, предмет посягательства выбран не случайно. Задержанные – активные участники протестных акций.

С какой целью сюда приехали?

Ошибся.

Чем?

Взглядами своими.

Какими взглядами? Что ты здесь делал?

Не знаю.

С какой целью сюда приехал?

Мелкое хулиганство.

Ага, мелкое. Что хотели сделать?

Я снимал.

Что снимал?

Снимал, как проткнули колеса у машины.

Материалы проверки переданы следователям. За злостное хулиганство возбуждено уголовное дело.

Читайте также:

«Это была агрессия». В Минске задержаны студенты, которые оклеветали командира ОМОНа

«Советую людям таким не заниматься, ведь гражданская война нам не нужна». Мужчина о том, зачем распылил газ в салон правоохранителей

Пострадавший во время протестов сотрудник милиции: «Все, кого я знаю, готовы работать без масок»