Расследование СТВ: как белорусскую мясную продукцию проверяют на качество?

26.11.2014 - 20:58

Новости Беларуси. Белорусская колбаса не может преодолеть российскую границу. Россельхознадзор запретил ввоз мясной продукции еще 8 белорусских предприятий. Российские эксперты усомнились в качестве наших товаров. В частности, продукция не прошла российский ветеринарный контроль.

Наши эксперты говорят, что в белорусских лабораториях проверяют мясную продукцию по всем международным стандартам. Беларусь экспортирует ее в 56 стран мира. И пока нареканий не поступало. Хотя бы в Белорусский государственный ветеринарный  центр – один из крупнейших в стране. Как белорусские товары проверяют на качество, увидела съемочная группа программы Новости «24 часа» на СТВ.

Ольга Коршун, СТВ:
В последнее время некоторые российские эксперты ставят под сомнение качество белорусских мясных продуктов. Чтобы разобраться в мясном деле, мы пошли на эксперимент. Эту колбасу мы купили в обычном магазине и сейчас отдадим ее в руки профессионалов, которые смогут оценить ее истинные качества.

Этот мясной деликатес мы привезли в Белорусский государственный ветеринарный  центр. Лаборатория может проводить более 700 исследований. Каждый день они делают около 200 тестов на наличие микроорганизмов в мясных и молочных продуктах.

Константин работает в лаборатории уже несколько лет. От его глаз не скроется ни один лишний компонент ни в колбасе, ни в мясе. Оборудование может определить наличие около сотни антибиотиков и гормонов. В прошлом году инженер-химик побывал на стажировке в Испании. Говорит, что там работают по таким же технологиям.

Константин Лабуда, инженер-химик:
Эти все сертификаты об участии нашей лаборатории в международных испытаниях по различным адресам, различным антибиотикам. 

Грязная зона требует особой чистоты. Здесь свинину проверяют на геном Африканской чумы, наличие которой подозревают в Россельхознадзоре. Только за прошедший месяц в центре сделали более 1200 проб. Все они отрицательные.  

Александр Аксенов, директор Белорусского государственного ветеринарного центра:
Те показатели, которые были установлены в Российской Федерации, геном АЧС и сальмонелла, листерия не был установлен.

Буквально 2 недели назад центр посетила ветеринарная комиссия из Евросоюза. Никаких нареканий у евроэкспертов не было. Почему белорусская мясная продукция не может преодолеть российский ветеринарный барьер? Вопроса пока открытый.

Александр Аксенов, директор Белорусского государственного ветеринарного центра:
В 2013 когда обнаружены антибиотики, мы попытались исследовать те образы, но наши коллеги из России отказались нас пускать в свою лаборатории.

Алексей Богданов, начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь:
На каждом предприятии есть ветеринарная служба. Она проверяет, каждый на своем уровне, факты, которые нам были предъявлены российской ветеринарной службой. В 56 стран мира мы экспортируем нашу продукцию. Если Россия не захочет брать нашу продукцию, мы найдем куда ее деть.        

О том, как контролируют качество продукции, интересуемся на самом комбинате. Мясо проверяют еще на стадии закупки. Только после этого оно попадает на комбинат. Дальше в лаборатории эксперты проводят еще несколько анализов. Параллельно отправляют пробы в независимые лаборатории. и если мясо прошло все стадии проверки успешно, его начинают перерабатывать.

Сергей Санюк, главный ветеринарный врач мясокомбината:
На всех этапах производства мы осуществляем отбор проб на физико-химическое, радиологическое, микробиологическое исследование. Вся продукция, произведенная на нашем предприятии, подтверждается сопроводительными документами.

А тем временем, купленная нами колбаса прошла некоторые тесты. Чтобы сделать анализы на антибиотики, гормоны или сальмонеллу, необходимо  как минимум 5 дней. Однако тест на геном африканской чумы занимает гораздо меньше времени. Его результат нам озвучили уже к вечеру. Он отрицательный. Итогами основного исследования мы обязательно поинтересуемся.



Как охотники борются с африканской чумой в Гомельской области? Репортаж программы «Картина мира»



Эпоху строительства коммунизма «похоронили» в Беловежской пуще  в 1991 году. Сегодня в лесах Беларуси – извините за  грубоватую смену темы – хоронят кабанов – разносчиков африканской чумы. Спасти мясную промышленность страны и обезопасить едоков колбасы и полендвицы можно только методом депопуляции, то есть уничтожить поголовно всех диких свиней. Александр Добриян отправился на охоту.

Хотите добыть кабана? Без проблем, - ответили нам в Калинковичском лесхозе. Спустя считанные часы мы были уже на Полесье: расчехляли ружья и видеокамеру. Как любое серьёзное дело, охота начинается с официальной части.

Александр Добриян, корреспондент:
Вот она - лицензия на убийство. Правда, профессионалы предпочитают называть это разовым разрешением на отстрел животного. Еще в начале года такое на убийство кабана стоило от 300 тысяч. Сегодня выдается бесплатно. Все расходы охотхозяйств покрываются за государственный счёт.

За каждого убитого на этой охоте кабана лесхоз получит из бюджета пять базовых величин. Так что прямого ущерба экономическим интересам хозяйства от бесплатной охоты нет. Такие меры предусмотрены постановлением Совета Министров, направленного на борьбу с африканской чумой свиней. Охотники тем временем уже на исходной. Первая группа стрелков осталась в «засидке».

Денис Русецкий, охотник:
Сзади за нами, за спиной, находится низина, кудой, в основном, идет зверь. Выходит зверь на кромку леса, тогда мы стреляем.

Охотничьи вышки стоят аккурат вдоль границы зоны отчуждения. Именно с неконтролируемых территорий сейчас идёт миграция кабана на земли лесхоза. А мы отправились с охотоведом  Виталием Садовским в надежде добыть кабана с подхода.

Виталий Садовский, охотник:
В принципе поголовье кабана по Калинковичскому району уже практически подводится под ноль. Но у нас сейчас миграция - кабана идет из  зоны отчуждения, в основном. И миграция идет: стадо по 100-150 штук. Это кабан не наш.
Тихо-тихо, сядь-сядь-сядь... вот вышел кабан...


Кроме Виталия, никто из нашей съёмочной группы заметить кабана живым не успел. Профессионал с карабином и оптическим прицелом — это снайпер, достаёт животное за сотни метров. В этом сезоне у Виталия Садовского было несколько охот, где он лично добывал более пяти кабанов.

Виталий Садовский, охотник:
Хороший кабанчик, хороший.

Александр Добриян, корреспондент:
9.30 утра. Первый трофей нашей охоты. Четырёхлетний кабан добыт на самой кромке убранного кукурузного поля, однако трогать его мы не имеем права до момента прибытия ветеринарной службы. Ждём врачей, и охота продолжается.

Ветеринары на охоте - ещё один обязательный атрибут нынешнего сезона. Врачи будут в пути не менее часа. А мы продолжили прогулку по полю. Оказывается, оставшиеся в засидке охотники тоже время даром не теряли.

Охотники:
- Услышал треск. Вышло три штуки. Выстрелил.
- Я тебя поздравляю, твой пятый кабанчик в этом сезоне.


Белёсую свинку Денис уложил с одного выстрела. Правда, угостить добычей друзей он не сможет. Забирать трофеи из леса запрещено.

Денис Русецкий, охотник:
Хотелось бы, конечно, домой взять кусок мяса, но против закона не пойдешь никуда.

Вот такая стерильная охота, как в тире. Ни мяса, ни клыков, ни шкур — все трофеи отправятся на скотомогильник. Тем, кто попытается обойти закон и нарушить такие правила, грозит внушительный штраф – 20 миллионов, и даже тюремный срок.

У нас же все по закону. Впереди загонная охота. Её предложили провести в самом сердце лесхоза. Стрелки на номерах, можно начинать.

Загонщики стараются изо всех сил. Однако, все безрезультатно.

Охотник:
Кабана не было, добыл енота.

Честно говоря, никто не расстроился. На добычу здесь охотники и не рассчитывали.

Александр Старовойтов, начальник отдела лесного хозяйства и лесовосстановления ГЛХУ «Калинковичский лесхоз»:
В этом сезоне можно охотиться на кабана любого пола и возраста без ограничений. Лимита по добыче также нет. Единственное неудобство заключается в том, что взять трофей охотник не может. Но, я думаю, это вполне компенсируется тем удовольствием, которое охотники получают у нас на охоте.

На счету Николая Адамовича, помимо енотовидной собаки, в этом сезоне два десятка кабанов. Правда, такими достижениями егерь не хвастается, а скорее констатирует этот факт скрепя сердце.

Егерь:
Жалко. Мы уничтожим скоро полностью поголовье этого кабана.

Учёные успокаивают. Выбить, как говорится, «под ноль» кабана в условиях Беларуси не удастся. А с последствиями изменений в экосистемах природа справится сама — механизмы отточены за тысячелетия. Например, уже сейчас те же волки переориентировались в своих кулинарных пристрастиях: в отсутствии кабана успешно утоляют голод бобрами.

Василий Гричик, доктор биологических наук:
Далеко не всегда у нас была такая высокая численность кабанов, какой она сохраняется в большинстве регионов Беларуси на сегодняшний день. Бояться надо необратимых изменений, а здесь эта опасность, на мой взгляд, не грозит.

Пока мы пытались выгнать зверя из пустого леса, к первому месту охоты уже прибыла ветеринарная служба. При помощи переодевшихся егерей  трофеи грузятся на прицеп, а территория обрабатывается по специальной технологии. Охотники в этом действе участие уже не принимают.

Специалист ветеринарной службы:
Остатки крови дикого кабана мы засыпаем хлоркой - дезинфицирующим средством. Перекапываем верхний слой грунта, а затем мы его уберем.

Зрелище как из фильма-катастрофы. На деле же просто так положено. В одном из космических костюмов ведущая ветврач Калинковичской ветлаборатории Галина Добрянская. В этом году она ездит «на кабана» семь дней в неделю. А в 2006 так же интенсивно «охотилась» на уток. Тогда опасались птичьего гриппа.

Галина Добрянская, ведущий ветврач Калинковичской межрайонной ветлаборатории:
Мы проводим вскрытие каждого трупа дикого кабана. Отбираем паталогический материал. Уже прошло очень много исследований. И в данный момент у нас выявления африканской чумы не было. Везде мы получили отрицательные результаты.

Благополучному по АЧС Калинковичскому лесхозу отдельные районы страны могут по-хорошему завидовать. Пока снимался этот сюжет, на самом высоком уровне в Москве решался вопрос о белорусских экспортных поставках мяса свинины, в отдельных образцах которого наши восточные соседи обнаружили на этой неделе геном африканской чумы.

Василий Пивоваров, директор департамента ветеринарного и продовольственного надзора Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь:
С российскими нашими коллегами есть договоренность, что с учетом такой сложной эпизоотической ситуации, мы до окончательного выяснения всех этих обстоятельств - источников заноса генома -  с сегодняшнего дня приостанавливаем сертификацию продукции свиноводства. Конекретно мяса свиного охлажденного, замороженного и субпродуктов из свинины.

Расследование выявит, как именно в продукции Могилёвского мясокомбината оказались следы болезни. Однако, это никак не изменит общую картину: главным разносчиком вируса признаны именно дикие животные.

Александр Добриян, корреспондент:
Результат пятичасовой охоты - три кабана и одна енотовидная собака. Однако сегодня обойдётся без традиционной жареной печени и шашлыка. Полтонны дичи отправляется на утилизацию.

Всего с начала года только на Гомельщине добыто почти шесть с половиной тысяч диких кабанов. Цифра небывалая. На восстановление популяции уйдёт не менее трёх лет. Так что в ближайшие годы такой охоты как в этот раз, мы можем и не увидеть. Понимают это и охотники, но понимают они так же и то, что в регионе, где счёт домашним свиньям идёт на сотни тысяч, такая мера - вынужденная.