С палитрой по жизни. Народному художнику Беларуси Леониду Щемелёву – 96

05.02.2019 - 21:40

Новости Беларуси. Тысячи работ по всему миру. Народный художник Беларуси Леонид Щемелёв отмечает сегодня 96-й день рождения, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. 

Он появился в Витебске, но колыбелью своего таланта считает столицу. Его творчество называют летописью эпохи. В работах художника нашли отражение и Великая Отечественная, и поэзия родной земли, и судьбы ее людей.

Несмотря на 96, он верен традиции. И свой день рождения Леонид Щемелев по-прежнему встречает в мастерской. Здесь художник творит уже больше полувека. Ровно столько рядом с ним верный спутник – муза и жена Светлана Николаевна. Именно ей принадлежит право первой смотреть новую картину и покупать краски.

Леонид Щемелёв, народный художник Беларуси:
Живопись – сложный процесс. Я сделал и переживаю, что не интересно. Потом проходит время, нахожу там свое, личное, так не расскажешь. Жизнь, течение времени и искусство – это красиво и сложно.

Почти два десятка полотен из фондов Национального художественного музея, Союза художников, многие из которых и вовсе экспонируются впервые. Такой подарок к дню рождения мастера подготовили сотрудники галереи Щемелёва. Ее открыли еще в 2003-м. В дар городу тогда художник передал 60 картин.

Это каникулы в Серебрянке. А это уже родные сердцу сельские пейзажи. И, конечно, труженики села, портреты близких людей. Семейная тематика занимает отдельное место в творчестве.

Ольга Бас, старший научный сотрудник Городской художественной галереи произведений Л. Щемелёва:
Если присмотреться ближе, то увидите, что белого снега тут практически нет. Снег словно зеркало отражает все, что находится рядом.

Знаменитое «Белое солнце голубой зимы» – эффект северного сияния. Этот секрет пытаются раскрыть искусствоведы всего мира. Благодаря особому рецепту палитры красок картины при разном освещении открываются заново.

Ольга Бас:
Есть в них что-то такое, что трогает душу вне зависимости от сюжета, от жанра.

С палитрой по жизни – так решил Леонид Щемелев еще в пятом классе. Хотя пробовал себя даже в обувном деле. Огромную паузу в творчестве сделала Великая Отечественная. Он прошел ее всю от начала до конца. После Великой Победы около сотни работ Щемелёв посвятил этим воспоминаниям.

Леонид Щемелёв:
Будущее поколение должно запомнить, что самое страшное, что может быть – это война. Она не должна быть никогда.

Антон Барташевич сам из Беларуси. А вот вторую половину нашел в Китае. Сейчас у них отпуск – творческий. Мэй Фей пробует себя как художник, ей интересен опыт именитых мастеров. Преимущественно, девушка общается на китайском, но о картинах Щемелёва – только с восхищением.

Теперь Мэй Фей точно знает, что в следующий отпуск она тоже попробует написать …

Мэй Фей:
Я хочу написать белорусский пейзаж. Мне очень нравится ваша природа.

Люди в материале: Леонид Щемелёв, Ольга Бас
Loading...


Париж – из окна, Витебск – на холсте. Каким запомнила Марка Шагала его внучка?



О том, каким помнит Шагала и Витебск, рассказала в одной из серий проекта «Я шагаю по стране» внучка художника.

Мерет Мейер-Грабер, внучка Марка Шагала, вице-президент Шагаловского комитета в Париже:
Шагал постоянно чувствовал связь со своим родным Витебском, со своей страной. Сейчас его творчество принадлежит миру, но на каждой из его работ мы видим Витебск. Город, который помогал ему восстановиться, словно построить себя на каждом из жизненных этапов.

Этот офис с несметным количеством книг о великом живописце на всех языках мира, в том числе и на белорусском,  – Шагаловский комитет в историческом сердце Парижа.

Зачем де Голль просил Шагала расписывать Гранд-опера?

Дела здесь ведет внучка художника – Мерет Мэйер-Грабер. С детства ее сравнивают с бабушкой Беллой – вечной музой Шагала.



Мерет Мейер-Грабер:
Шагал, как все художники, предпочитал работать в одиночестве. Но иногда удавалось заглянуть в его мастерскую. Великий художник, великий творец, у него оставалось мало времени на общение с нами. С одной стороны это был простой человек, с другой – очень решительный во всем, чтобы иметь свою жизнь и постоянно совершенствоваться.

Париж – из окна, а Витебск – на холсте. Почти как на знаменитом автопортрете с семью пальцами. Именно таким запомнила знаменитого дедушку госпожа Мейер. Город, давший художнику крылья, она также полюбила с первого взгляда.

Мерет Мейер-Грабер:
Витебск был сильно разрушен во время войны, но там сохранился особый дух, штрихи той поры. Это все собирается, как пазл, словно оживают рассказы бабушки. Когда я была там, я почувствовала тот настрой. В Беларуси особый теплый свет, манера застройки, небо, отражающееся в реке, и контур города, который писал Шагал.



Подробности – в видеоматериале