Сергей Абламейко рассказал о ЦТ, частных ВУЗах и о том, почему БГУ не хуже Гарварда

02.06.2013 - 20:49

Новости Беларуси. Чего ждать и на что рассчитывать нынешним выпускникам?  В каких ВУЗах будут поднимать планку для абитуриентов? Как нынешние студенты пишут шпаргалки и почему на это закрывают глаза в главном университете страны?  Об этом в программе «Неделя» на СТВ рассказал ректор БГУ Сергей Абламейко.

Сергей Владимирович, всю  уходящую неделю Россию содрогали громкие скандалы по поводу готовых ответов на централизованное тестирование, которые ночью накануне экзаменов выкладывали в Интернет. Не знаю, есть ли подобные ситуации у нас в Беларуси, но, между тем, вы не боитесь вот таких абитуриентов?

Сергей Абламейко, ректор Белорусского государственного университета:
У нас, конечно, республика более компактная, у нас все делает по всей стране централизованный единый институт, а у них по регионам. Это, конечно, посложнее несколько контролировать. Но, опять же, все стараются - и они, и мы. Но в Беларуси, сколько я ректор да и раньше, я не слышал, чтобы была какая-то утечка информации, которая бы приводила к тому, что люди знали бы задачи, ответы и все такое. Бывает гуляют разные версии, за деньги предлагают возможные, но всегда потом показывала жизнь, что это просто какие-то хитрые люди пытались получить деньги.

Мне кажется, что та система, когда был визуальный контакт с преподавателями, было более совершенной, чем ЦТ…

Сергей Абламейко:
Известно, что в каждой системе есть свои плюсы и минусы. Во-первых, весь мир давно перешел на подобную систему - ЦТ. Весь мир действует так. И в этом есть логика очень большая. Критика есть, что в школах детей натаскивают на экзамены, не учат логически мыслить. В этом тоже правда. И это где-то есть.  Тут много мы и со школами работаем, и олимпиады проводим, и другие вещи. Но я говорю еще раз, что тут в каждой системе есть плюсы и минусы. Потому что в той системе, когда преподаватель, - субъективизм большой. И это не раз использовалась. Мы знаем тоже, когда договаривались, платили деньги. Та система более коррумпирована. Эта -  более прозрачная, четкая и ясная.

А вам удалось с приходим новой системы полностью избавиться от коррупции? Хотя бы в вашем ВУЗе?

Сергей Абламейко:
Сколько я ректор - уже пятый год - не было зарегистрировал ни одного случая, чтобы кто-то там подсказал, помог, дал ответы или что-то еще. Потому что здесь и задачи никто не знает, и комиссию никто не знает, которая будет принимать, - это в последний день становится явно и не понятно с кем договариваться. Поэтому и случаев этих не было. И слава Богу! Потому что все-таки мы помним, когда мы с вами поступали, всегда были эти возможности блата, всегда родители пытались найти преподавателей математики, физики или еще чего-то там. Еще эти преподаватели, которые принимали, прятались куда-то, потому что на них выходили откуда хочешь. Это все было действительно.

А вот рейтинги ВУЗов, которые все время появляются, и где БГУ занимает высокие позиции, делают вам кассу? Ведь значительная часть студентов учатся на платной основе.

Сергей Абламейко:
Рейтинг позволяет, в первую очередь, принимать больше иностранцев. В БГУ количество иностранцев каждый год растет. Это очень приятно и хорошо. Эта кривая явно идет в верх. Сейчас у нас уже 2 300 иностранцев учится. И когда мы иностранцев спрашиваем, почему он выбрал БГУ, они говорят потому, что БГУ в мировых рейтингах очень высоко котируется.

А может потому, что в Гарвард не смогли поступить?

Сергей Абламейко:
Конечно, всегда есть соотношение цены и качества. Если у тебя очень много денег, ты можешь платить 15-20 тысяч долларов в год, ты можешь идти в Гарвард, например. Это каждый решает сам по своим возможностям. Понятно, что есть люди, которые могут заплатить за учебу 15-20 тысяч, а еще и проживание - 5-10 тысяч.

А если отбросить цену, обучение у нас хуже, чем в Гарварде?

Сергей Абламейко:
Понимаете, как сравнить? Какие оценки, критерии оценки? Даже после того же Гарварда есть люди, которые не находят работу сразу, например. А говорят, что диплом какого-то там университета дает все сразу. Это неправда, потому что все всегда нужно доказывать. Также и БГУ. Наш диплом хороший, сильный, но все равно твое резюме очень важно, с этим резюме ты выходишь на рынок труда. И после БГУ есть люди, работающие практически во всех странах мира по разным специальностям. Наши математики и информатики вообще везде нарасхват. В любой ВУЗ не приедешь, говорят дайте нам в аспирантуру ваших физиков, математиков, химиков, потому что лучше нет нигде. Понимаете, поэтому тут очень сложно все сравнивать. Как сравнить лучшее качество образования в нашем ВУЗе или другом ВУЗе другой страны…

Сергей Владимирович, а вам не кажется, что за последние десятилетия уж слишком мы девальвировали систему высшего образования? Например, 20 лет назад в Беларуси было три университета, а сейчас любой частный ВУЗ, имея штат преподавателей человек 10 и студентов 100, тоже имеет статус университета. Вам не обидно, что вы якобы в одинаковых категориях?

Сергей Абламейко:
С одной стороны, где-то и обидно. Но, с другой стороны, это все равно правильно. Я имею в иду что? Частные ВУЗы все равно остались институтами у нас в Беларуси.  Частных университетов нет - они все институты, а практически все остальные государственные - университеты. Это, опять же, общемировая практика. В мире высшие учебные заведения в большинстве случаем называются университетами. Бывают академии, бывают высшие школы, но в целом - это университеты. Это нормально, правильно, понятно для всех, что ты закончил университет. Другое дело, что университет университету рознь. Берем любую страну, даже Англию, например. Есть классические университеты, а есть университеты, которые из политехнических стали. И они очень четко разделяют это, говорят - еще до настоящего университета им расти и расти. Тем не менее, они уже тоже университеты. Мы тоже понимаем у себя, что есть БГУ - университет, которому 90 лет, а есть университеты, которым всего лишь 10 лет.

Я к тому, что уж слишком доступным стало высшее образование. Вот я приведу маленькую цифру, которая мне непонятна совершенно. 64 тысячи выпускников школ, а в ВУЗы поступило 80 тысяч. Откуда взялись эти 16 тысяч?

Сергей Абламейко:
Это те, кто раньше закончили школы, ССУЗы.

Раньше из класса в 20 человек поступали в ВУЗы примерно 10, а сейчас там не учится разве что ленивый…

Сергей Абламейко:
Понимаете, это так все. Я тоже когда в БГУ учился, было всего 13 тысяч студентов, а сейчас  30 тысяч.

Это хорошо или плохо, что у нас столько людей с высшим образованием?

Сергей Абламейко:
Я считаю, что это хорошо. Потому что человек с высшим образованием - это другой человек немножко. Как другой? Это более интеллигентный, более образованный, более развитый человек. Это в целом для человека хорошо.

А вы полагаете, что ВУЗы, которые имеют 10 преподавателей, готовы дать качественное образование, которое соответствует высшему уровню? Министерство образования не всеми частными ВУЗами довольно и есть такие, которые хоть сегодня можно прикрыть.

Сергей Абламейко:
У нас в стране 45 государственных и 9 частных ВУЗов. 9 - это немного. «Энвилу» закрыли в прошлом году. Сейчас тоже смотрят, как будет набор. Где-то что-то естественным путем умрет. Процесс сам развивается и я думаю, что количество частных ВУЗов будет сокращаться. Хотя тут грубо действовать не стоит.

Сергей Владимирович, мы с вами в одном общежитии жили в разное время. Сейчас период сессий. Чем занимаются студенты во время сессии по ночам? Конечно пишут шпаргалки! Я ни за что не поверю, что вы не писали шпаргалок. Вы скажите только, как? Как написать шпаргалку, чтобы не заметил преподаватель? Как вы писали и как сейчас писать?

Сергей Абламейко:
Кода мы учились, не было всех этих компьютерных средств. Мы тогда писали на бумаге. Шпаргалки писали то ли узенькие, то ли бомбы, когда ты ответ готовый на листике пишешь, то ли конспект тащили - разные варианты. Но сейчас никто так не делает. Сейчас распечатывают, а еще ж есть наушники всякие, телефоны. Мы знаем все секреты, смотрим, следим за всеми новинками. Хотя применяют, используют. Одни преподаватели находят, другие нет. Тут живет вечная борьба между студентом и преподавателем. Я не хочу сказать, что кто кого обманет, но, тем не менее, всю жизнь это было и есть, и, наверное, будет, чтобы поменьше учить и получше сдать. Но преподаватели знают, смотрят.

…и делают вид, что не замечают?

Сергей Абламейко:
Преподаватели разные. Есть такие, которые сразу замечают и выгоняют.

Ваша позиция какова, как ректора?

Сергей Абламейко:
Я и не знаю. Если грубое списание, может стоит и выгнать - пусть подумает и приходит на пересдачу через несколько дней, пусть учит и сдает. Если уж как-то там… Можно спросить всегда! Даже если списал, возьми и погоняй по конспекту его. Тогда увидишь. Если он ничего не знает, тогда свободен, а если все-таки он просто подсматривал что-то… Поэтому я мягче подходил бы. Но если он грубо списывает и не знает при этом ничего - тогда надо отправлять, пусть учит.

Люди в материале: Сергей Абламейко


Итоги ЦТ-2019. Планируется повысить пороговое значение вступительных баллов



Гость программы «Утро. Студия хорошего настроения» – директор УО «Республиканский институт контроля знаний» – Юрий Миксюк.

В минувшие выходные закончился, пожалуй, самый важный этап вступительной кампании – централизованное тестирование. А уже сегодня стартует подача документов в ВУЗы.

Юрий Миксюк, директор УО «Республиканский институт контроля знаний»:
Все движется, все меняется – тесты, методика, подсчет. Поэтому абитуриенты сдают неплохо, и лучше, может быть, чем когда-то, на заре становления централизованного тестирования. И в этом году получены неплохие результаты. В том числе – абсолютные результаты. Но есть предметы, на которых абитуриенты показали чуть худшие результаты, чем в прошлом году.

Говорят, набрать баллы наугад сейчас проще, чем лет 5-10 назад.
Юрий Миксюк:
Конечно, имеет место быть теория вероятности. Но серьезных баллов, которые позволили бы конкурировать и рассчитывать на поступление в высшие учебные заведения, набрать нельзя. Может, и бывают такие удачи, но рассчитывать на это, когда тебе дается один шанс, – это плохо. В будущем, когда планируется повысить пороговое значение баллов, это вообще потеряет смысл.

Если говорить о высоких проходных баллах, то они существенно не поменяются. Потому что процент абитуриентов, которые набрали высокие баллы, начиная приблизительно с 70-75%, сохраняется. Поэтому рассчитывать, что появится какая-то дополнительная конкуренция, не приходится. Но в области средних значений баллы определенным образом подрастут, потому что больше абитуриентов будут участвовать в конкурсе с такими баллами.

Увеличилось ли количество тех, кто набрал 100% и по каким предметам?

Юрий Миксюк:
По каким-то предметам увеличилось. Можно назвать биологию – 43 человека набрали 100%. Можно привести в пример белорусский язык – 42. Но, например, если взять математику, в прошлом году был очень значимый результат – 55 абитуриентов имели 100-балльные результаты. В этом году таких 101. Но это тоже много.

По какому предмету набирают наименьшее количество баллов?

Юрий Миксюк:
Можно подумать, что тяжелее всего учить в школе математику и физику. Поэтому эти предметы, если их сравнивать с другими, наиболее сложны для абитуриентов. Хотя, если судить по абсолютным результатам, и мы говорим о математике, то она на первом месте. Но, тем не менее, если говорить в среднем обозначении, массовом количестве абитуриентов, то не все могут постигнуть ее глубоко и иметь высокие результаты.

Теоретически любой желающий может проверить свои знания, просто зарегистрировавшись на ЦТ?

Юрий Миксюк:
Это так. Но на самом деле не совсем. Централизованное тестирование придумано для абитуриентов. И как минимум вы должны иметь общее среднее образование. У нас есть дистанционное репетиционное тестирование, которое доступно и бесплатно для каждого желающего. И там можно тренировать и технологию работы с бланком ответов, чтобы на самом тестировании уже можно было думать только о своих знаниях. И пробелы, в том числе, какие-то посмотреть. У нас есть репетиционное тестирование, которое имеет три этапа, и очень многие абитуриенты пользуются им. В своих высказываниях они выражают мнение, что оно им позволяет определить свои пробелы и дисциплинироваться на этапе подготовки.

«16 человек уже удалены»: в РИКЗе рассказали, за что отстраняют от ЦТ

Какое было самое распространенное нарушение при проведении централизованного тестирования?

Юрий Миксюк:
Самое распространенное – это пронос мобильного телефона в аудиторию, где проходит тестирование. Таких случаев в нас было 14. Очень часто народ еще пользуется дедовскими способами – пытается использовать шпаргалки. Нарушения, которые можно было бы назвать злостными и за которые удаляли, больше не было. Бывает, что абитуриенты по невнимательности обмениваются бланками заданий. Вариант бланка ответов должен совпадать с вариантом бланка заданий. Когда они это обнаруживают, обязательно один кто-то из них страдает, а второго комиссия рассматривает по допуску в резервный день.