Штанмайер на открытии мемориала «Тростенец»: «Я как президент Германии стою перед вами с чувством благодарности за примирение»

29.06.2018 - 21:09

Новости Беларуси. Сохранить правду о войне и не допустить возрождения страшного прошлого,  сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Под Минском 29 июня открыли мемориал «Тростенец». По количеству уничтоженных в нем людей, лагерь смерти – четвертый на континенте и первый на постсоветском пространстве. Здесь на многострадальной белорусской земле последний приют нашли сотни тысяч жертв нацизма. Жители оккупированных стран и граждане Германии и Австрии. В траурном мероприятии европейского масштаба участвовали сразу три Президента – Беларуси, Германии и Австрии.

Концлагерь Тростенец гитлеровцы организовали в самом начале войны. Из Западной Европы сюда шли целые эшелоны смерти. В основном ссылали евреев из Германии, Австрии, Польши. А в урочище Благовщина, которое находилось всего в паре километров от лагеря, оккупанты проводили самые массовые расправы. Узников расстреливали и скидывали в ямы. Сейчас на этом месте мемориальное кладбище.

Анна Аксенова, главный архитектор проекта «Тростенец»:
Чтобы тактично подойти к архитектурному оформлению этих рвов могил, мы приняли решение не ставить гранитные борта вокруг могил, а тактично обойти стальным листом. Это нам позволило не очень глубокие фундаменты делать под него.

Ольга Коршун, СТВ:
Вход на кладбище обрамлен вот такими необычными пилонами. С виду они напоминают обгоревшее дерево. Дело в том, что нацисты перед отступлением тщательно заметали следы своих преступлений. А тела убитых вытаскивали из ям и хладнокровно сжигали на кострах. Еще долго над урочищем курился жуткий черный дым и стоял невыносимый запах гари.

Чтобы это место навсегда осталось в мировой истории, архитекторы воссоздали символичную Дорогу памяти. В таких вагонах узников привозили в Тростенец. Затем белая площадь – символ надежды. Черный круг – синоним неминуемой смерти. Для многих, кто пришел на открытие мемориала, это больше, чем просто архитектурные знаки.

Иван Редя, ветеран Великой Отечественной войны:
Очень тяжело, в то же время хочется выразить благодарность тем, кто прекратил эти злые намерения человеческие.

Зоя Давыденко, ветеран Великой Отечественной войны:
Было все сожжено. Ничего не было у нас. Ходили, искали картошку, которая оставалась на полях. Вот так выжили.

Экскурс в историю совершает и глава государства. Александр Лукашенко лично поддерживал возведение мемориала в Тростенце с самого начала. Вместе с Президентом Беларуси на Дороге памяти  высокие гости. В Минск прибыли лидеры Германии и Австрии. Уже с первых шагов здесь ощущается особая атмосфера.

Память о войне собрала в Тростенце представителей разных национальностей и вероисповеданий. Историю сложно разделить. Тем более, когда речь идет о тысячах погибших узников. А такие мемориалы помогут сохранить память о них и предостеречь будущие поколения от ошибок прошлого.

Президент Беларуси, посещая мемориал «Тростенец»: Самым непостижимым явлением Второй мировой войны стали лагеря смерти

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Нашим архитекторам удалось воплотить в мемориале тонкую грань между жизнью и смертью, преступив которую живой человек превращался в пригоршню пепла.  Немыслимо смириться с тем, что такое происходило на белорусской земле. Однако это было, и это творение не наших белорусов, поэтому это выглядит еще более трагично для нашей страны – для белорусского народа.

Имея уникальную возможность – знать правду той страны из рассказов очевидцев, главное, что мы должны сделать, – это сохранить эту правду, не допустить возрождения страшного. История жестоким образом показала, что нельзя игнорировать зло, даже существующее на стадии идеи. Его трансформация в реальную угрозу в таком случае только вопрос времени.

За время существования концлагеря только в Благовщине фашисты расстреляли 150 тысяч человек. С особой жестокостью казнили подпольщиков и партизан. Память узников одного из самых больших концлагерей Европы почтили минутой молчания.

Но и нынешнюю ситуацию в мире сложно назвать стабильной. Войны до сих пор уносят жизни по всей планете. Многие лишаются крова. Возможно, сейчас именно то время и то место, чтобы начать новый мирный диалог.

В Тростенце погибли тысячи европейских граждан. В том числе и жители Австрии. Сегодня президент этой страны – на траурной церемонии. Александр Ван дер Беллен родился в конце Второй мировой. Поэтому испытал все тяготы послевоенной жизни. Впрочем, для многих в Австрии те события разделили жизнь на до и после.

Александр Ван дер Беллен, федеральный президент Австрийской Республики:
Подобные мемориалы будут напоминать будущим поколениям о ценности мира и человечности. Поэтому я хотел бы, чтобы мы отдали дань памяти жертвам с чувством объединяющей надежды. И, как образно сказано в декларации Стокгольмского международного форума по холокосту, чтобы мы посеяли семена лучшего будущего в землю горького прошлого.

Для многих Тростенец – это глубоко личная история. Феликс Липский живет в Германии. В Минское гетто попал еще ребенком, но помнит все до мелочей. И своими воспоминаниями делится с немецкими школьниками. Такого в книгах они точно не найдут.

Феликс Липский, узник Минского гетто:
Для них – это белое пятно, они не знаю, где Беларусь, не знают, где и что происходило. Это проблема. Пусть это будет местом посещения детей из разных стран, школьников и учителей.

В Германии путь к осознанию этих событий был долгим – так скажет президент страны Франк-Вальтер Штанмайер. Его речь не лишена эмоций. Этот мемориальный комплекс олицетворяет не только ужасную страницу белорусской истории, но еще и общеевропейскую память. А его создание – результат совместных усилий.

Франк-Вальтер Штанмайер, федеральный президент Федеративной Республики Германия: 
Без воли Беларуси к примирению это сотрудничество было бы невозможно. Мы никогда не должны забывать: цель войны на уничтожение, развязанной Германией, состояла в том, чтобы стереть с лица земли страну и людей, которые в ней жили. Тем глубже мое смирение, тем больше я благодарен людям в Беларуси за их волю к примирению.

Сегодня наша ответственность – не дать угаснуть знанию о том, что здесь творилось. Я уверяю вас: мы будем защищать эту ответственность в том числе и от тех, кто говорит, что она искуплена за давностью лет. И поэтому сегодня я как президент Германии, как немец и как человек стою перед вами с чувством благодарности за знаки примирения, с чувством стыда и скорби за те страдания, которые немцы принесли вашей стране.

О том, как для Европы важно сохранить общую историю, в Беларуси говорили представители Чехии, Польши, эксперты международных организаций. Только общими усилиями можно восстоновить события, происходившие здесь более 70-ти лет назад, ведь гитлеровцы уничтожили практически все документы. Сегодня предложили создать электронную книгу памяти узников, чтобы вернуть этому месту настоящую историческую память

Алон Зандер, журналист (Израиль):
Мы знаем, что это было, что происходили ужасные вещи, но знаем об этом очень мало. Я постараюсь во всем мире рассказать эту историю. Это очень важно для взаимопонимания сегодня, чтобы встречались люди разных национальностей, из разных стран.

Федор Повный, протоиерей, настоятель Всехсвятского прихода:
Белорусский народ всегда уважительно с любовью относился к народам, причастным к истории его Отечества, поэтому в Тростенецком мемориале сегодня воплощается стремление к единству, миру и согласию.

Митинг-реквием продолжался всего около двух часов. Но небольшая церемония наполнена глубоким смыслом. В финале небо выпустили белых голубей – символ мира и надежды.

А в завершении митинга Президенты трех стран вместе возложили венки на могилы тех, кто более 70 лет нашел здесь свое последнее пристанище.

Но на этом Дорога памяти не заканчивается. В будущем две части мемориального комплекса соединит пешеходный мостик над могилевской трассой, чтобы память поколений не прерывалась никогда.

Loading...


В их честь зажигают менору со звездой Давида. Как в Беларуси чтят память жертв Холокоста?



Новости Беларуси. Холокост – это слово, кажется, вобрало в себя весь ужас войны. Нет такой нации в Европе, которая бы относилась к этому явлению нейтрально, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Но особую боль оно вызывает у евреев. Это то, что они называют Шоа – катастрофа. Только на территории Беларуси фашисты убили до 800 тысяч семитов, многие из которых родились и выросли в нашей стране, считали ее своей родиной.

Как у нас чтят память о жертвах Холокоста? Почему до сих пор не известны имена всех погибших? Интервью с узницей гетто и многое другое – у Дмитрия Бояровича.

В синагоге Бейт Симха в Минске читают Кадиш. В этой поминальной молитве, впрочем, нет ни слова о смерти. Она о завершении чего бы то ни было. Но в День памяти жертв Холокоста песнопение обретает особый смысл. Евреи молятся о тех, кто ушел без воли на то Бога.

Дмитрий Боярович, корреспондент:
Холокост – тема очень болезненная и очень страшная не только для евреев. И для нас, для белорусов, и в целом для всего мира. 800 тысяч евреев только на территории Беларуси во время Великой Отечественной войны погибли. Как – я имею в виду еврейская нация, вы лично – осмысливаете, трактуете это?

Григорий Абрамович, главный раввин Религиозного объединения прогрессивного иудаизма в Беларуси:
Мы называем это Шоа – катастрофа. Необязательно это можно объяснить – ни логически, ни каким-либо другим термином. Безусловно, чудовищно было бы говорить о том, что мы это заслужили. Потому что мы видим сотни тысяч примеров людей, соблюдающих традицию, живущих праведно и пострадавших, погибших.

Как известно, Гитлер хотел искоренить всех не арийцев. Но на долю евреев пришлись особые лишения. За годы войны их стало меньше на 6 миллионов человек. В их честь сегодня зажигают семисвечник (менору) со звездой Давида.

Владимир Макей: Беларусь продолжит делать всё возможное для противодействия возрождению неонацизма

Так вот о праведниках народов мира. Эту награду имеют в Беларуси, Франции, Польше, Украине, России. Истории этих людей теперь хранят потомки. Как и ответы на вопрос: «Почему человек, рискуя собственной жизнью, спасал других?»

Григорий Абрамович:
Укрывали же не каких-то преступников, укрывали соседей, друзей. То есть не было подвига, были нормальные человеческие отношения. И потом, когда люди спасались, – ну все, жили дальше. Никто не воспринимал, что это героически, что это подвиг. Это очень значимо. Это еще выше ставит на планку праведников народов мира.

Тамара Вершицкая, основатель и куратор Музея еврейского сопротивления:
Они считали несправедливым, что евреев убивают без всякой причины, только потому что они евреи. И многие действовали из чувства христианского милосердия. То есть были люди религиозные, люди верующие. И вот таким образом они не могли поступить по-другому.

Своей родиной Беларусь сегодня считают тысячи евреев. В стране созданы их общины, объединения. Есть школы, синагоги. Эта нация мирно соседствует не только с белорусами, но и с десятками других национальностей, людьми разных вероисповеданий.

Дмитрий Боярович:
Насколько вам здесь, в Беларуси, комфортно сейчас жить? Ведь у вас родственники живут в Европе и США.

Владимир Черницкий, председатель Союза белорусских еврейских объединений и общин:
Я рос тут, получил образование, я прирос к этому городу, к этим людям. Я очень люблю белорусов, не заискивая. Есть всякие, и полицаи были. Но мне тут комфортно.

Международный день памяти Холокоста установлен лишь в 2005 году. Мировому сообществу понадобилось 60 лет, чтобы прийти к пониманию: об этом нужно помнить. Ведь в истории повторяется все, как только ее забывают.

Читайте также:

Владимир Макей: отдельные страны всё чаще пытаются фальсифицировать историю Второй мировой войны

«Берёт ребёнка за ножку и об угол дома головкой». Узница гетто спустя 80 лет рассказала, что творилось в заключении

«Она говорила по-немецки, и она не боялась заглянуть ему в глаза». Как евреи выживали в стенах Новогрудского гетто?