Совместить точную науку и творчество реально: где и как в Беларуси готовят ювелиров? Репортаж СТВ

31.01.2018 - 22:04

Новости Беларуси. О ювелирных дел мастерах. Этой редкой профессии обучают только в Белорусском национальном техническом университете, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Пока она ограняет стекло, но в будущем его заменит настоящий бриллиант. В школе Екатерина Лешкевич увлекалась рукоделием, а позже обнаружила и тягу к математике.

О редкой профессии ювелира не задумывалась до поступления в вуз. Именно тогда девушка поняла: совместить точную науку и творчество – реально! О выборе, сделанном три года назад, ни капли не жалеет.  

Екатерина Лешкевич, студент приборостроительного факультета БНТУ:
Интересно, потому что это и инженерия, и дизайн – все вместе. Сейчас начинаются спецпредметы, то есть то, что нам интересно, что нам нужно.

В БНТУ выпускают ювелиров с 2000 года. Набор на специальность небольшой – всего 20 человек. Уникальность белорусского образования признают во всем СНГ.

Вячеслав Луговой, доцент кафедры «Конструирование и производство приборов» приборостроительного факультета БНТУ:
На всей территории СНГ выпускают узкопрофильные по металлу и камню, мы же охватываем весь профиль вопросов. По окончании института они могут работать дизайнерами, конструкторами, технологами и организаторами производства.

До 3 курса будущие ювелиры постигают азы профессии в теории, а уже после – переходят к практике. Начинают с технологии обработки камней и постепенно наращивают знания. Конечно, с золотом и бриллиантами во время учебы никто не работает. Для этого используют материалы дешевле, например, латунь и змеевик. 

Самое сложное в ювелирном деле – работа с металлом. Именно от него зависит качество готового изделия. Изучение всех тонкостей занимает у студентов больше года. И по итогу каждый из ребят должен сделать готовое украшение.

Итог пятилетнего обучения – дизайнерский проект. Границ для творчества нет. Каждый выбирает, что ему по душе: от авторских колец до необычных ювелирных изделий.

Вячеслав Луговой:
Один из студентов выбрал проект «Орден за смелость». Он решил разработать свой собственный орден, чтобы наградить своего дедушку.

Екатерина еще только учится, но уже радует близких своими работами. Например, недавно подарила сестре серебряное кольцо. В планах – реализовать авторский замысел.

На бумаге он уже есть. Коллекцию кулонов юного дизайнера высоко оценили преподаватели. И, возможно, через несколько лет ее украшения станут в один ряд с мировыми брендами.

Loading...


Кто такой арборист? Журналистка взобралась на дерево, чтобы понять, как работают промышленные альпинисты



Новости Беларуси. К весенним работам по наведению порядка подключились арбористы, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Профессия редкая, едва ли в Беларуси наберется хотя бы сотня представителей этого редкого ответвления промышленного альпинизма. Арбористов называют древесными хирургами, и каждый день они действительно покоряют вершины.

Бесстрашная Галина Буро примерила необычную профессию на себя.

– С какого дерева сегодня начнем? 
– С этого, наверное. Оно самое сложное. 
– Ну, давай попробуем.

Начинать со сложного – их метод. Сегодня первой услышит рычание бензопилы 25-метровая береза. Дерево старое, и ждать, когда оно само обрушится на плиты, рискованно. Первым делом арбористы крепят на ствол спусковое устройство.

Приспособление поможет спускать с высоты спиленные ветки и тяжелые бревна, чтобы не повредить памятники. Арбористы разбирают дерево сверху вниз, словно конструктор. Но самый экстремальный момент – спил верхушки.

Похоже, здесь профессия качает в прямом смысле. Особенно сильно, говорят, пружинит сосна, ведь более высокая и тонкая. Как только бесстрашный Денис с символичной фамилией Сосна спустился на землю, просим поделиться впечатлениями.

Денис Сосна, арборист Щучинского ЖКХ:
Береза хорошо пилится, в принципе. Она гибкая, она не ломается. 
– Мы видели, вас так шатало сверху! 

– Ну, это издержки профессии. 
– Вам не было страшно? 
– Нет, уже привык.

Да, людям с боязнью высоты здесь делать нечего. Работа не для трусов и уж точно не для слабаков. Порой снос сложного дерева может занять несколько дней.

Но, чтобы понять работу, надо попробовать. Так мы и решились на эксперимент.

Галина Буро, корреспондент:
Полная экипировка арбориста вместе с бензопилой весит около 20 килограммов. Сюда также входит обвязка и вот такие специальные приспособления на ногах, которые помогают подниматься выше – они впиваются в дерево. И, скажу я вам, это очень непросто.

Опасны сухие деревья и подгнившие. Но хуже, когда ствол на вид целый, а внутри трухлявый. В помощь опыт и хорошая страховка. Напарники прошли обучение в Институте МЧС, работают уже четыре года и говорят: профессия отлично тренирует смекалку.

Петр Чумак, арборист Щучинского ЖКХ:
Самый запоминающийся [случай – прим. ред.] был, когда мы только начинали, первый год. Мы резали сосну здесь рядом, ветки пошли не в ту сторону, начало крутить вокруг ствола, и нас сносило.

Профессия редкая для Беларуси, а Щучинское ЖКХ и вовсе единственное в регионе, где есть свои арбористы. Они выручают там, где спецтехника не проедет. А нанимать каждый раз частников нерационально.

Андрей Шкиндеров, директор Щучинского ЖКХ:
Нам досталось такое наследие – это кладбища в сельской месности. Я думаю, ни для кого не секрет, что они заросшие высокими деревьями, где-то аварийными деревьями. Ежегодно наши работники два у нас работника, промышленных альпиниста арбористы сносят около 300 деревьев на кладбище.

Для этого в Щучинском ЖКХ составляют графики планового сноса деревьев. Выезжают и по заявкам. Спиленную древесину перерабатывают на щепу для котельных. Напарники говорят: ни разу не пожалели, что переобучились на арбористов: работа для настоящих мужчин.