У них нет униформы, а ещё могут предложить оборудование за очень большие деньги. Как вычислить лжегазовщика?

07.04.2021 - 16:27

Новости Беларуси. В студии «Большого города» заместитель главного инженера унитарного предприятия «Мингаз» Александр Сазанчук.

Илона Волынец, ведущая:
Как отличить лжегазовщика от официального представителя вашей организации?

Александр Сазанчук, заместитель главного инженера УП «Мингаз»:
Любая организация, пока «Мингаз», заключает договора с ЖКХ или с теми же абонентами на проведение технического обслуживания. Вывешивается объявление на подъезд, согласовывается время с жильцами. Сегодня у нас практикуется, что мы обзваниваем каждую квартиру и проговариваем, что такого-то числа будет техобслуживание в вашем доме, в какое время к вам лучше прийти, будете или не будете дома? Абонент уже настроен на то, что есть заранее объявление, звонок, где мы проговариваем время.

Если же к вам кто-то звонит в квартиру и представляется «Мингазом», у него должно быть удостоверение и бейдж работника предприятия, должна быть униформа, на которой написано, что он работник «Мингаз». У него будут все бланки и программная касса предприятия. Для подстраховки вы всегда можете позвонить в «Мингаз» и уточнить: скажите, ваши работники сегодня обслуживают этот адрес?

При этом у нас и на сайте висит информация, когда что обслуживается. Кстати, этим, к сожалению, иногда и пользуются лжегазовики. Получив информацию с нашего сайта, за день до того, как будем мы, они пытаются проходить эти дома. Но у них нет спецформы, наших удостоверений.

Илона Волынец:
А это, как правило, кто? Мошенники, которые пытаются реализовать какую-то продукцию?

Александр Сазанчук:
В основном, да. Их существует два вида: те, которые хотят реализовать сигнализаторы угарного газа, что действительно вещь нужная, но не за ту цену, которую они хотят. Себестоимость данного аппарата от 15 до 30 рублей, а реализуются они от 100 до 200.

Илона Волынец:
А ваши представители, посещая определенную квартиру, могут предлагать такие услуги?

Александр Сазанчук:
Конечно. У нас они есть, мы тоже предлагаем, но ненавязчиво. Это услуга, дополнительное оборудование, которое не должно быть обязательным. А второе они предлагают еще дополнительно осуществлять проверку вентиляционных каналов, не дымовых, не бесплатно, без оформления соответствующих документов, просто сдирая с абонента деньги.

Нельзя самостоятельно установить или заменить газовую плиту. Как же правильно обслуживать газовые приборы дома? Читать здесь.

Loading...


Некоторые специалисты работают уже 30 лет. Как КБО помогают людям в сельской местности?



Новости Беларуси. Еще с советских времен комбинаты бытового обслуживания сохранились почти в каждом районе Минской области, ведь в советские годы не было рынков с китайским ширпотребом, магазины не ломились от одежды на любой вкус, и ателье при КБО были палочкой-выручалочкой. Времена дефицита канули в лету, а тенденция на селе, что интересно, сохранилась. Об этом рассказали в программе «Центральный регион» на СТВ. Швея здесь по-прежнему – незаменимый человек. Вот такой комплексный приемный пункт, мы приехали в агрогородок Заостровечье, здесь две тысячи жителей. Поговаривают, что к местной портнихе нужно занимать очередь.

Софья Ивановна пришла за обновкой к лету. Почти все вещи в ее гардеробе проходят через золотые руки закройщицы Марии Ивановны Бушенко. От рабочей одежды до платьев на выход. Если не пошить, то подогнать.

София Зуй, жительница агрогородка Заостровечье:
Часто, шью то курточку, я хожу сюда. Хорошие девчата, слушают и выполняют все. Попросишь – они посоветуют, расскажут, что и как. Мне уже 72 года. Куда я поеду? Уже на месте все у нас, портниха хорошая.

Вскоре после окончания учебы Мария Ивановна приехала в агрогородок Заостровечье. Да так и осталась. За машинкой здесь вот уже 50 лет. Конечно, куда интереснее пошить наряд по индивидуальному запросу, но даже обычный ремонт делает с душой. Наверное, поэтому от клиентов нет отбоя.

Мария Бушенко, закройщик комплексного приемного пункта «Заостровечье»:
Самые популярные в основном ремонты, потому что люди стали экономить, приносят укоротить, расшить, пришить молнию. Заказывают, что у нас тут на селе востребовано: куртки, жилетки, брюки, рабочая одежда. И нарядные платья шьют – кому что надо. Люди довольны. Вы знаете, у меня такой жизненный принцип: если берешься за работу, то делай на совесть. Принцип этот меня никогда не подводил. Все что угодно, меня всякая работа привлекает. Что человеку надо, то и делаю. А как иначе? Я на такой работе, по-другому никак нельзя. Готовое купить можно, но фигуры есть нестандартные, что купить другой раз и невозможно. Теперь пошла тенденция по интернету заказывать готовые вещи. Заказали, получили и приходят сюда, потому что не соответствует абсолютно. Приходится подгонять.

КПП, комплексно-приемный пункт, – это сельская мини-версия Дома быта. Ремонт и пошив одежды, продажа готовых изделий, которые отшиваются в цеху в Клецке. Например, постельные комплекты, одеяла, полотенца. А дважды в месяц по заявкам сюда приезжает парикмахер.

Валентина Груша, приемщик заказов комплексного приемного пункта «Заостровечье»:
Мы оказываем очень много услуг. У нас есть пошив, ремонт, продажа готовой продукции, ритуальные услуги, прачечная. Мы отправляем стирку в Клецк, особенно перед Пасхой хорошо идут одеяла, пледы, куртки. Ритуальный магазин есть, химчистка. Собираем подушки, отправляем в Барановичи. Пошив одеял осуществляет Клецк, мы продаем. Пошив постельного белья. И вся эта красота востребована. Хотя почти в каждом доме есть стиральная машина, но плед, который весит пять килограммов, в обычную машину не войдет. А у нас есть машина на 10 килограммов. У нас клиентов очень много. Есть из Москвы, с севера. Приезжают на лето, на каникулы. Они привозят нам пять-семь заказов. Мы их знаем в лицо, они нас тоже прекрасно знают. В деревне без ателье очень плохо. Куртки, молнии, особенно зимой, брюки. Покупают на рынке, но не всем же по размеру, все приходят к нам.

Елена Слонимская, жительница агрогородка Заостровечье:
Очень удобно, очень часто обращаюсь. То замочек вставить, то брючки отрезать. Все Ивановна делает, все исправляет. Очень хорошо.

Таких пунктов на весь район осталось всего три. Когда-то было больше двух десятков. Там, где количество жителей сократилось, держать стационарные филиалы стало невыгодно. Но клиентов, которые привыкли к определенному сервису под рукой, не оставляют, потому работают по заявительному принципу. Например, на место приезжает парикмахер, или вещи необязательно везти в прачечную в райцентр самостоятельно, а можно просто отдать заказ.

Елена Гадлевская, директор Клецкого районного комбината бытового обслуживания:
Я думаю, что сохранять надо, потому что оно себя еще не совсем изжило, оно необходимо. На тех же КПП, которые у нас существуют, они востребованы. Или там, где мы КПП закрыли, потому что уменьшается численность населения в населенных пунктах, но выезжаем, оказываем бытовые услуги, потому что они там необходимы для людей в сельской местности, которые не избалованы какими-то предложениями. Мы с удовольствием собираем заказы и выезжаем туда. И здесь, с учетом того, что Клецкий район, город Клецк – предложений очень много и по парикмахерским услугам, и по ремонту одежды, и по фото, по пошиву. Мы все равно на плаву.

У нас есть свой клиент, который уже знает нас, наших мастеров и с удовольствием идет к нам, а не к другому человеку, который занимается этим же направлением деятельности. Я понимаю, что у нас есть свои клиенты, люди, которым мы нужны и которые нужны нам, мы хотим облегчить жизнь, чтобы им было приятно и удобно.

Расширять комбинат старается не только ассортимент, но и географию.

Елена Гадлевская:
Стараемся немножко разнообразить свой ассортимент, чтобы если не получилось со спецодеждой, значит, можем попоны, биг-бэги пошить. По стирке то же самое – мы работаем и с Несвижским районом, обстирываем, и Кореличский район, заключили договоры, и в Минске средние школы, гимназии – оказываем услуги по стирке, и Барановичи. Мы стараемся не сидеть на месте, а искать себе больше клиентов, чтобы были загружены и имели деньги для дальнейшей работы и процветания. Все сельскохозяйственные предприятия Клецкого района работают с нами, но мы стараемся немножко расшириться, чтобы обеспечить себя работой.

И хотя конкурировать с частными фирмами сейчас сложно, пока спрос у местных жителей на бытовые услуги есть, предприятие придумывает новые формы работы. Благо, коллектив подобрался очень опытный, но креативный.

Елена Гадлевская:
Здесь в основном работают специалисты, которые уже не год, не два, а 10-20-30 лет. Человеку здесь нравится, он привык, и менять ничего не хочется. Хочется, чтобы у них была работа, зарплата и уверенность в будущем. Хоть и сложно, все видят, что конкуренция высокая, но мы все равно можем конкурировать, хоть и стали маленькими по сравнению с тем, каким было бытовое обслуживание 10-20 лет назад. Мы конкурируем, мы работаем, к нам идет клиент, поэтому думаешь и про человека, который работает и хочет работать.

Главный козырь – качество. Что изменилось в Домах быта с советских времен? Читайте далее.