Этот проект мы реализовывали для всего мира. Рассказываем, как удалось вернуть в Беларусь наследие Франциска Скорины

05.01.2018 - 23:11

Новости Беларуси. Год 500-летия белорусского книгопечатания завершен, но работа над сохранением бесценного наследия продолжается. Президент Беларуси вручил премию «За духовное возрождение», среди лауреатов – коллектив Национальной библиотеки Беларуси за работу по факсимильному воссозданию и популяризации книжного наследия Франциска Скорины, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Работа над изданием велась на протяжении нескольких лет и ученым, неравнодушным к истории, удалось вернуть Беларуси книги первопечатника, пусть и не в оригинале. Каждый из 20 томов приходилось собирать буквально по листочкам в разных уголках мира.

Алена Сырова, СТВ:
Проехать сотни, если не тысячи километров, провести бессчетные научные исследования понадобилось белорусским ученым, чтобы вернуть бесценное наследие Франциска Скорины домой. Пусть не в оригинале, но в факсимильном издании сделать его ближе к каждому из нас.

21 книга Скорины уместилась в 20 томов, каждый – в кожаном переплете и с позолоченными страницами. На материалы не скупились не только снаружи, но и внутри. Сегодня во всем мире сохранилось чуть более 5 сотен фрагментов напечатанных Скориной. Чтобы соединить воедино некоторые из них пришлось посещать сразу 5-6 стран.


Александр Суша, заместитель директора по научной работе и издательской деятельности Национальной библиотеки Беларуси:
Тут прадстаўлены рукапісныя пазнакі на кнігах Скарыны, рукапісныя копіі асобных фрагментаў, гравюры, буквіцы альбо ініцыялы, застаўкі, якія ўражваюць любога чалавека, які ўпершыню бачыць кнігі Скарыны.

Аудитория у нынешнего издания такая же обширная, как и у книг Скорины полтысячи лет назад. Кстати, инициатором «возвращения» выступил коллектив Национальной библиотеки Беларуси. Ее 95-летняя история, так или иначе, связана с исследованиями жизни главного первопечатника.


Роман Мотульский, директор Национальной библиотеки Беларуси:
Этот проект мы реализовывали не только для внутреннего пользования, но и для всего мира. Чтобы продемонстрировать, что Беларусь –это не новая страна, это не какие-то новые люди, которые взялись на европейской карте несколько лет назад. Мы здесь жили давно и жили достойно.

В итоге «спадчына Скарыны» пропутешествовала не меньше, чем ее составители. Издания хранятся в ООН, в библиотеке Ватикана, в Национальной библиотеки Британии. В октябре 2017 года такой «весомый» подарок получила восточноевропейская библиотека Швейцарии.

Факсимильное издание максимально точно воспроизводит книги Скорины. В них сохранены особенности шрифтов и гравюр до мельчайших штрихов. Теперь каждый белорус беспрепятственно может ощутить всю реальность «первопечатника» и дела всей его жизни, прикоснуться и прочитать «идеальный» экземпляр, знаменитой на весь мир «Скориновской Библии» на родном языке.



«Мне приснился сон, что я должна восстановить». Зачем минчанка возрождает усадьбу Хрептовичей под Новогрудком



Новости Беларуси. История, которая вдохновляет. Минчанка решила развернуть свою жизнь на 360 градусов – она отложила все дела и взялась за восстановление заброшенной усадьбы рода Хрептовичей XVIII века в агрогородке Щорсы Новогрудского района, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Как признается женщина, в какой-то момент она почувствовала непреодолимое желание сделать в своей жизни что-то важное. Корреспондент Галина Буро посмотрела на воплощение мечты.

Здесь были дорожки для лошадей вкруговую для разворота, здесь были клумбы, здесь была красота.

Сейчас о былом величии усадьбы крупнейшего магнатского рода ВКЛ Хрептовичей мало что напоминает. Полуразрушенные здания, утраченный правый флигель, а сам дворец в советское время разобрали на кирпичи, остался лишь фундамент. Но менеджер-культуролог Анна Булда смогла увидеть здесь нечто большее, чем просто руины – бесценное наследие своей страны.

Анна Булда, директор культурно-просветительского фонда:
Мне приснился сон, что я должна восстановить усадьбу с большим парком. Когда я наткнулась на эту усадьбу, у меня было такое чуточку разочарование: а дворца-то тут и нет, как же так? Но просмотрев беглым взглядом историю, я поняла, что оно именно то, что нужно.

Несколько лет Анна думала, как подступиться к возрождению усадьбы. Собственных сбережений на реконструкцию явно не хватит, инвесторов привлечь не удалось. Знакомые подсказали: создай общественную организацию с благотворительным фондом, и единомышленники сами подтянутся.

Именно фонд – это та форма, которая позволит аккумулировать средства благотворителей. И тогда всем вместе, всем миром это можно сделать.

И дело действительно сдвинулось с мертвой точки. В усадьбу начали приезжать десятки волонтеров. За прошлое лето расчистили территорию от мусора и сухих деревьев, а за счет финансирования от грантов удалось построить беседку, провести ботаническое исследование парка и установить причины его подтопления.

Для того, чтобы сделать документацию по реконструкции мелиоративного канала, необходимо предварительно расчистить этот канал от завалов. Вот этим мы и планируем заниматься с волонтерами.

Усадьба несколько веков была культурным центром, а граф Хрептович – фактически белорусский Столыпин. Он почти на сто лет раньше, чем на государственном уровне, отменил крепостное право и ввел школы для крестьян.

Галина Буро, СТВ:
Десятки мастерских и собственная лесопилка. В усадьбе занимались животноводством, впервые в Беларуси ввели севооборот. Имение славилось вкуснейшим хлебом, лучшими сортами сыра, пива и вина. А в соседних селах даже говорили: «Вот бы жить, как в Щорсах!». Кстати, именно для хозяйственных нужд и была построена вот эта так называемая Мурованка Хрептовичей.

И Анна Булда, подобно Адаму Мицкевичу, который писал в усадьбе свою знаменитую «Гражину», прониклась энергетикой места.

Анна Булда:
Я, наверное, тот чудак, который пытается в одиночку сдвинуть огромный камень. Постепенно к чудаку начинают присоединяться люди, и он потихонечку начинает качаться. Он начинает качаться, и в один прекрасный момент, когда он сдвигается с места и катится, его уже нельзя остановить.

По подсчетам Анны, работы здесь не меньше чем на 30 лет. Прибыль усадьба начнет приносить в лучшем случае через полвека – то есть не при ее жизни. Да и по документам место Анне не принадлежит. На вопрос, зачем же ей все это надо, отвечает: такой порыв белорусской души.