В Минске шесть лет действовал педофил. Пострадали 26 девочек

15.09.2021 - 09:26

Новости Беларуси. Следственный комитет завершил расследование уголовного дела в отношении 43-летнего педофила из Минска, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. За шесть лет от его действий пострадали 26 девочек.

По данным следствия, работник одного из столичных предприятий с 2014 года вел активную переписку с заведомо малолетними в одной из социальных сетей от имени подростка. В большинстве случаев он знакомился с девочками 9-14 лет и под различными предлогами уговаривал прислать ему интимные фото.

Дмитрий Герасименя, начальник Ленинского районного отдела Минска Следственного комитета Беларуси:
В случае, когда собеседницы отказывались предоставлять подобные материалы, он начинал шантажировать девочек, угрожая отправить переписку и уже имеющиеся фотографии родителям и знакомым, понуждая их к различным действиям сексуального характера. Таким образом, от преступных посягательств пострадали 26 малолетних девочек, проживавших как в столице, так и на территории различных регионов страны.

Установлено, что полученные фото мужчина коллекционировал и обменивался ими с потребителями детской порнографии в сети Интернет. В результате расследования действия мужчины квалифицированы сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса. Максимальное наказание по одной из них предусматривает лишение свободы вплоть до 15 лет.

Люди в материале: Дмитрий Герасименя
Loading...


Случается ли в Беларуси самосуд над педофилами и где преступники ищут жертв? Рассказывает Виталий Капилевич



Новости Беларуси. В студии программы «Постскриптум» Наталья Сахарчук, начальник управления информации и общественных связей МВД Беларуси, и Виталий Капилевич, заместитель начальника главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Беларуси.

Сегодня практически невозможно обрисовать типичный портрет педофила

Виталий Капилевич, заместитель начальника главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Беларуси:
На сегодняшний момент мы фиксируем рост количества таких преступлений и, соответственно, жертв таких преступлений. Это в первую очередь связано с тем, что мы сделали серьезный шаг вперед навстречу населению, детишкам, мы увидели обратную реакцию и их открытость. Соответственно, доверительные отношения позволили нам вскрывать пласт этих преступлений. Поскольку единожды не став привлеченным к ответственности, у педофила появляется большое количество жертв. На сегодня как такового портрета педофила выделить практически невозможно. Это различные категории граждан, это различный возрастной ценз, увлечения, хобби различного формата. Мы проводили большую работу в этом направлении, анализируем те или иные преступления.

Педофилы часто ищут жертв в интернете. По каким схемам они действуют?

Виталий Капилевич:
Можно разделить на ряд категорий, фактически на три категории – это семейно-бытовые проблемы педофилии, это уличная целенаправленная работа педофила по выявлению жертв, ну и, конечно же, и сегодня это очень распространенный формат – интернет-груминг так называемый, когда потенциальный педофил ищет своих жертв в сети Интернет, вступая в диалоги под видом несовершеннолетнего, выбирая категорию. Как правило, они по этому направлению являются тонкими психологами для детей. Подбирая общую тематику, задавая много различных вопросов, общаясь на вольные темы, он находит главное в ребенке. И когда он нашел общее соприкосновение виртуальное, он продолжает свою деятельность преступную, уговаривая ребенка сделать то или иное фото интимного характера. И уже получив такое фото, переходит к наступательным действенным мерам, совершая тяжкое преступление, заставляя ребенка совершать действия сексуального характера уже под медиафайлами, передавая эту информацию.

Папа, приходят непонятные смски от дяди. Как помочь ребёнку открыться и защитить его от педофила? Читайте здесь.

Юлия Бешанова:
А кто чаще всего попадает в такие ловушки, кто становится жертвой педофила? Это дети из неблагополучных семей, дети с какими-то проблемами? Кто чаще всего становится жертвой?

Кто чаще всего становится жертвой педофила: здесь нет границ, это могут быть дети из разных семей

Виталий Капилевич:
Сегодня ситуация такова, что как мы не можем дать общую картину для самого педофила, так и контингент детишек, сегодня попадающих в сети педофилии, тоже очень различен на самом деле. Мы не можем сегодня выделить, что это дети, находящиеся в социально опасном положении. Это могут быть и высокоблагополучные семьи. Здесь нет границ в буквальном смысле слова.

Юлия Бешанова:
Самый опасный возрастной период мы можем обозначить?

Это в основном дети от 6 до 14 лет, это самый «доверчивый период»

Виталий Капилевич:
Возрастной период – это самый «доверчивый период». Исходя из анализа совершенных преступлений, это в основном от 6 до 14 лет. Дети уже более взрослые понимают и видят проблему, слышат где-то больше нас, знают свой правовой статус, понимают и осознают, что в отношении них совершается преступление. До этого возраста, конечно же, в этом больше проблемы, это менее защищенные. Об этом знают педофилы.

Юлия Бешанова:
Очень часто, в большей степени в России, у нас меньше таких сообщений, о насильственных действиях в отношении детей в детских домах, приемных семьях – то, что сложнее, когда ребенок не находится в атмосфере семейной, некому рассказать и не к кому прийти пожаловаться. У нас как с этим дело обстоит? Может быть, какие-то определенные проверки, беседы? Как с такой категорией детей работать?

Мы разработали механизм, как выявлять педофилов, и он сегодня дает свои плоды

Виталий Капилевич:
Безусловно, у нас на государственном уровне система контроля организована достаточно хорошо в этом плане. Но здесь такой тонкий момент – взаимоотношения в семье, определенная боязнь ребенка. И вот когда мы сорганизовались на это направление совместно с Министерством здравоохранения, с Управлением образования, мы сделали определенные методические рекомендации для психологов и социальных педагогов. Когда посещают подобные адреса, когда проводят с ними контрольную профилактическую работу, на это акцентируется внимание. Мы разработали определенный механизм, как выявлять, и он сегодня дает свои плоды. Мы этому вопросу уделяем очень много внимания.

Юлия Бешанова:
А были ли в вашей практике обратные ситуации? Подростки бывают достаточно жестоки. Были ли случаи, когда оговаривали взрослых – из-за мести, каких-то своих личных переживаний? Что приходили, говорили, а потом оказывалось, что нет, не было.

Виталий Капилевич:
Нужно понимать, что возрастной ценз несовершеннолетнего, малолетнего не позволяет ему мыслить в таком формате. Здесь я могу отметить лишь пару случаев, когда родители, занимаясь бракоразводными процессами, подговаривали ребенка. Но нужно понимать следующее: мы не подходим к каждой проблеме попустительски, мы отрабатываем очень качественно, с привлечением различного рода специалистов, в первую очередь детских психологов. И эти все факты выявляются достаточно эффективно.

Наталья Сахарчук, начальник управления информации и общественных связей МВД Беларуси:
Работают просто профессионалы, которые могут буквально разложить по полочкам – говорит ребенок правду или нет.

Юлия Бешанова:
То есть и у вас психологи работают с детками?

Виталий Капилевич:
Безусловно.

«Ряд побочных серьезных эффектов». Как факт педофилии в детстве может повлиять на будущую жизнь?

Виталий Капилевич:
Есть еще ряд побочных серьезных эффектов. Если речь вести о безнаказанности своевременной, для девушки это может стать серьезной трагедией в последующем при создании семьи – взаимоотношения с противоположным полом. Мужчина или парнишка, как правило, может быть потенциальным педофилом в будущем, поскольку психологически он понимает, что удовлетворил свои потребности, не понеся за это серьезное наказание и легкодоступным способом, воспользовавшись беспомощным состоянием несовершеннолетнего. Если это своевременно пресечь и жертва будет понимать, что в отношении него было совершенно преступление, и педофил понес своевременное наказание, у него это психологически на будущее будет табу. И он может жить в дальнейшем нормальной, хорошей, полноценной жизнью.

Юлия Бешанова:
Очень критично и критически относятся люди в обществе к таким людям, которые были пойманы на этом преступлении. Что грозит? Вы говорили уже – уголовная ответственность. Насколько серьезное наказание за педофилию предусмотрено?

«До 15 лет лишения свободы». Это много для испорченной жизни детей?

Наталья Сахарчук:
Довольно-таки очень серьезное наказание.

Виталий Капилевич:
Да, на сегодня на законодательном уровне выработаны моменты по привлечению к ответственности. Максимальная мера наказания за совершение различного рода деяния в части педофилии – до 15 лет лишения свободы.

Юлия Бешанова:
Это много для испорченной жизни детей?

Виталий Капилевич:
Наверное, нет. Но наша задача все-таки повернуть общество лицом к этой проблеме и не допустить максимально латентности в этом формате. Тогда каждый педофил, понимая нетерпимость общества к этим проявлениям, пользуясь беспомощным состоянием ребенка, – он понесет ответственность, про него расскажут и его покажут, соответственно, это сделает свой определенный эффект, и наверняка мы будем констатировать снижение такого рода преступлений.

Юлия Бешанова:
Смотрите – 15 лет. Если человек попадает в тюрьму в достаточно молодом возрасте, через 15 лет он выходит – насколько часто рецидив?

Часты ли рецидивы у тех, кто понес наказание за это преступление?

Виталий Капилевич:
Есть рецидив в этом направлении. Но наша задача, органов внутренних дел, – контролировать дальнейшие процессы, по освобождении он становится на учет. С нашей стороны проводится комплексная работа в этом направлении, поэтому у нас есть большая возможность и спрофилактировать, и своевременно не допустить преступления со стороны ранее судимого по этой категории преступления.

Юлия Бешанова:
В интернете сейчас есть такие группы, где педофилов заманивают на встречу, а потом совершают самосуд. Сталкивались ли вы с такими проявлениями? Насколько для белорусского общества это характерно? Как вам такая форма привлечения к ответственности?

Случается ли в Беларуси самосуд над педофилами?

Наталья Сахарчук:
Мы все-таки люди государевы, поэтому любое преступление должно наказываться в соответствии с действующим законодательством. Правильно?

Виталий Капилевич:
Безусловно.

Юлия Бешанова:
Те люди, которые занимаются такой «профилактической» работой, тоже привлекаются к ответственности?

Виталий Капилевич:
Я обозначу этот вопрос. На самом деле не присуще, наверное, белорусскому обществу это (и нашей молодежи). Мы работаем в ином направлении, взаимодействуя с общественными организациями. Где-то они подсказывают, дают своевременную информацию о проявлениях в интернете тех или иных моментов. А дальше уже идет на государственном уровне профессиональная работа сотрудников подразделения по противодействию торговле людьми. У нас на сегодня есть все необходимые ресурсы, чтобы документировать как в сети Интернет, так и в гласном формате.

Юлия Бешанова:
Интернет вообще такое пространство, где есть где разгуляться. Сейчас очень много международных групп. Насколько сложно их вычислять? Такие закрытые группы, в которых обмениваются видео, фото интимного характера? Насколько трудно работать с такой международной?

О расследовании преступлений в сфере торговли людьми и педофилии в международном масштабе

Виталий Капилевич:
В международном формате достаточно комфортно работать, поскольку ни одна страна на сегодня не отказывает в предоставлении или обмене информацией с Республикой Беларусь.

Что касается направления педофилии и вообще преступлений в сфере торговли людьми, на самом деле мы, реализовав на территории Республики Беларусь достаточно серьезное, громкое дело, мы предоставили большое количество информации нашим коллегам за рубежом, включая Соединенные Штаты Америки, Голландию, Российскую Федерацию, Украину. Мы уже получили больше десятка ответов с благодарностью о реализации задержания таких же серийных педофилов у себя в стране.

Юлия Бешанова:
А как мы смотримся на международном фоне? Выше или ниже уровень этих преступлений?

Виталий Капилевич:
Безусловно, мы не можем выделить себя высоко – где-то середина. В любом случае преобладают в этом направлении страны Евросоюза и Америка.

Юлия Бешанова:
Более демократичное общество.

«Корыстный мотив преобладал над людскими чувствами». Об истории с детской порностудией, где участвовали матери девочек

Юлия Бешанова:
Я хочу привести такую цитату из апрельского комментария МВД: «Матери девочек были осведомлены о происходящих с детьми событиях, во многом способствовали этому, целенаправленно передавая детей для порносъемок, а в некоторых случаях и сами присутствовали при этом и получали за фотосъемки денежное вознаграждение».

«Матери девочек были осведомлены». В Минске пресекли работу детской порностудии, среди пострадавших даже 5-летние. Подробнее здесь.

Виталий Капилевич:
Это как раз тот пример, о котором я говорил – международное сотрудничество. Таких «мам»...

Юлия Бешанова:
Это, к слову, о том, что надо, чтобы дети рассказывали родителям.

Наталья Сахарчук:
Конечно.

Юлия Бешанова:
Бывают и такие истории.

Виталий Капилевич:
Здесь конкретно ситуация была с социально незащищенными и находящихся в социально опасном положении в основном, где корыстный мотив преобладал над людскими чувствами, правильными чувствами.

Юлия Бешанова:
То есть такие истории тоже бывают.

Наталья Сахарчук:
Они не единичны, как говорится.

Юлия Бешанова:
Спасибо вам большое за диалог. Я надеюсь, что с каждым годом таких преступлений в стране будет становиться все меньше.