Визит Александра Лукашенко в СИЗО КГБ. Эксперты о том, что скрывается за сенсацией

11.10.2020 - 20:32

Новости Беларуси. Как и полагается в демократическом обществе, мнения белорусов разделились. Каждый увидел в визите Александра Лукашенко в СИЗО КГБ Беларуси – безусловно, топ-событии недели – свою сторону медали, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Евгений Поболовец, СТВ:
Но обсуждали встречу всю субботу, 10 октября. Обсуждают и сейчас. В одном мнении сошлись все – это был ход неординарного политика. Интернет бурлит, а политологи не успевают давать интервью – их буквально разрывают на части.

Что же скрывается за этим, безусловно, неожиданным для всех ходом? Это начало диалога с оппонентами власти? Это сигналы России и Западу? Содержание беседы – по договоренности обеих сторон – не озвучивалось в прессе. Но постараться понять, что это было и почему это случилось, мы хотим так же сильно, как и вы.

Погружалась в политические водовороты Алена Сырова.

Неожиданно – думается, именно то слово, которое пришло на ум большинству из тех, кто увидел эти кадры. Может, еще и невероятно, конечно. Визит главы государства в следственный изолятор КГБ, плюс разговор длительностью в четыре часа с теми, кто не так давно предлагал ему, Президенту страны, «сдаться, передать власть» и отправиться в Гаагу (это самое мирное из всех пожеланий), 10 октября произвел эффект разорвавшейся инфобомбы.

Это событие по резонансу, кажется, превзошло даже выход Александра Лукашенко с автоматом.

«На проблему надо смотреть шире». Александр Лукашенко встретился в СИЗО КГБ с представителями оппозиционных политических движений

Что уж говорить, если даже идейный вдохновитель и виртуальный психолог белорусских протестующих растерялся от такого поворота событий. Оно и понятно: о разговоре в КГБ стало известно постфактум, хотя кортеж Александра Лукашенко на Независимости, 17 заметили еще утром. И даже успели недобро пошутить.

Впрочем, стала ли встреча с главой государства сюрпризом для находящихся под следствием представителей так называемого Координационного совета оппозиции, остается только догадываться. Подробности разговора стороны решили не разглашать, но адвокат политтехнолога Шклярова и координатор штаба Бабарико уверяют, что да.

Ничего не было известно. Не было никакой информации предварительно ни от адвокатов, ни каким-то иным образом не было передано, естественно, об этой встрече. Я думаю, что об этом вообще не знал никто.

Я считаю, что данный шаг – это хороший, положительный месседж для всего общества, для политиков разных стран, что может начаться диалог. И первый шаг уже для этого сделан.

Читайте также:

Вадим Гигин о визите Александра Лукашенко в СИЗО КГБ: «Нас ожидает ещё целый ряд неожиданных встреч, неожиданных политических шагов»

«Не нужно надеяться на быстрый эффект от встречи в «американке». Алексей Дзермант о визите Александра Лукашенко в СИЗО КГБ

Блогер Игорь Тышкевич о посещении Президентом СИЗО КГБ: «Сустрэўся з тымі, каго ён лічыць фактычна патэнцыйнымі лідэрамі пратэсту»

Кстати, активно распространять стали и еще одно мнение, мол, белорусский Президент сделал такой шаг под давлением, варианты «давящих» сил самые разные. При этом умышленно или нет, но забываются такие высказывания Александра Лукашенко (что важно, не раз подтвержденные поступками).

«Никогда вы от меня не дождётесь, чтобы я под давлением что-то сделал». О чём говорил Александр Лукашенко на МЗКТ и МАЗе

Сейчас, когда эмоции поулеглись и уличные марши обе стороны подутомили, кажется, настало лучшее время для того, чтобы услышать конструктивные мнения.

Александр Лукьянов, председатель Молодежной палаты при Парламентском собрании Союза Беларуси и России:
Видно по прошествии какого-то времени, что часть оппозиционеров достаточно спокойная, даже где-то были моменты юмора, улыбки. Конечно, глава государства, в первую очередь, инициирует этот процесс. Мы знаем, что начались сейчас обсуждения изменений в Конституцию.

Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.