«Все восстановили в кратчайшие сроки». Глава администрации Фрунзенского района рассказал о работе коммунальщиков после акций протеста

15.09.2020 - 12:16

Новости Беларуси. Во Фрунзенском районе подвели итоги конкурса «Лучшая скамейка». Благодаря состязанию в районе появилось почти два десятка новых арт-объектов. Но коммунальщикам и озеленителям Фрунзенского района в последнее время не позавидуешь. Об этом и не только рассказал гость программы «Большой город» Сергей Шкруднев, глава администрации Фрунзенского района.

Фрунзенскому району очень досталось в ходе протестных акций, которые были после выборов президента. Какие были у этого последствия? Чего это стоило бюджету района?

Сергей Шкруднев, глава администрации Фрунзенского района города Минска:
К сожалению, будем говорить так: здесь не то, чтобы какие-то в денежном выражении последствия. Необходимо сказать о том, что вместо того, чтобы заниматься повседневной нашей деятельностью коммунальных служб по благоустройству, уборке территории, созданию комфортных условий для своих граждан, которые у нас проживают, мы занимались разбором этих завалов, восстановлением плитки, дорожных покрытий, пешеходных связей. Восстановлением тех композиций, которые были сделаны сегодня – цветочные, красивые. Конечно, это все было уничтожено, нам пришлось этим заняться, воспроизвести все, что было, еще лучше сделать. Но тем не менее оно отвлекло те коммунальные службы от плановой работы, это не могло сказаться обратно же и на качестве жизни жителей всего района, потому что службы занимались только тем, что устраняли вот эти все погромы, которые были в районе.

То есть вместо того, чтобы улучшать и дорабатывать, они восстанавливали?

Сергей Шкруднев:
Совершенно верно. Мы могли бы эти силы бросить на парки, скверы, в том числе это же денежные средства, поэтому те, кто это сделал, будем говорить «протестующие», я думаю, что они сами ничего в жизни не сделали. Палец, возможно, о палец не ударили, потому что нормальный бы человек этого бы не сделал. К сожалению, вот теми вандальными действиями мы всю красоту загубили.

Уже это все восстановили?

Сергей Шкруднев:
Да, мы это все восстановили в кратчайшие сроки. У нас не было каких-то задержек, буквально ночью, до того, как люди идут на работу, мы это все устраняем,.

Да, коммунальщики работали безукоризненно, то есть когда люди уже ехали на работу, что бы там ни происходило ночью, люди даже не замечали, настолько сработали четко.

Сергей Шкруднев:
Совершенно верно, это основная наша задача – чтобы человек (буду говорить о Фрунзенском районе) не чувствовал тех неудобств, которые произошли из-за этих действий.

А в то время нужно было графики работы менять? Выводить людей в ночные смены?

Сергей Шкруднев:
У людей поменялся режим работы. Люди вышли в ночную смену вместо того, чтобы днем планомерно делать ту повседневную работу, которой они занимаются. Это определенная нагрузка: они без отдыха. Вы понимаете, они днем работали, и ночью тоже – выходи обратно на работу. Есть определенная нагрузка.

Продолжая тему протестных акций, что касается забастовок, к которым так активно до сих пор призывают отдельные Тelegram-каналы. Какая ситуация на предприятиях во Фрунзенском районе?

Сергей Шкруднев:
Скажу с уверенностью, что на предприятиях во Фрунзенском районе ситуация стабильная, под контролем как у руководства, так и у администрации района. Люди сами понимают сегодня, что лучше работать и своим трудом возвышать то, что сделано уже до нас. Они тоже говорят о том, что лучше мирный труд, чем куда-то выходить, где-то бастовать, кричать. Путем забастовок, путем протестных проявлений мы не вырастим хлеб и не испечем тот же хлеб. Не будет у нас в магазине ничего. Будут пустые лавки. Я уже не говорю о технике и всем остальном, чем мы сегодня пользуемся в повседневной жизни.

Но были какие-то легкие волнения? Или это скорее какие-то информационные вбросы?

Сергей Шкруднев:
Нет, это больше информационные. Надо понимать, что каждому человеку в голову не влезешь. У каждого свое мнение, но в то же время мнение большинства принималось. Если кто-то один или два имел свое мнение, то он, возможно, его высказал, но в то же время весь коллектив остальной при наличии иного мнения его не поддержал.

Кстати, во Фрунзенском районе сейчас проектируются четыре новые школы. А одна уже открылась, она рассчитана на 1020 учеников (здесь подробнее). 

Loading...


«Всё в порядке, девочки, просто давайте пойдём назад». Ксения Худолей о том, что происходило на улицах Минска 24 октября



Новости Беларуси. Планы на субботу, 24 октября, минчанам скорректировал очередной женский марш. Протест всю неделю громко называли гордым, однако масштабностью демонстрация не отличилась, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Несколько десятков женщин встретились в сквере Симона Боливара и двинулись в сторону проспекта Независимости. Правда, идейности дамам хватило лишь на несколько часов.

Ксения Худолей успела пообщаться с несогласными, пока демонстрация совсем не рассыпалась.

Ксения Худолей, корреспондент:
«Гордый женский марш профессий» в Telegram-анонсах смотрелся куда более грандиозно. Пиар-отдел не подкачал, а вот участницы что-то расслабились. Итог: не зацепил, масштабом не удивил, маршрутом, честно говоря, тоже.

Даже протестные кричалки все как-то терялись в шуме проспекта и в несобранной толпе. Заводить дам и разогревать толпу не получалось даже у ответственных за эти задачи людей. Получалось только еле-еле координировать прогулку.

Все в порядке, девочки. Просто давайте пойдем назад.

Ксения Худолей:
После таких кадров назвать усердную работу этой девушки порывом души или волонтерством сложно. Как и поверить в то, что дамочка случайно командовала толпой, беспричинно перемещалась в ней и заводила очередной лозунг. Впрочем, здесь каждая старательно выполняла свою роль. Просто в таком немногочисленном составе это чуть более очевидно. Вот, к примеру, представительницы антижурналистского фронта. Правда, специализация отряда касается только госСМИ.

А вы кто?
– СТВ. Столичное телевидение.
– Нет, простите.

Вы не хотите с нами разговаривать?
Нет. БТ и СТВ...
А почему не хотите?
– Вообще, это помойка.
– Почему помойка? Вы же не рассказываете, вы только нас обзываете, и все.
– Я знаю.

Ксения Худолей:
А это категория «позиция есть, но мне ее и самой понять сложно».

Сколько существует человечество, человечество не только в нашем облике, но и как инопланетяне и все остальные, столько известно, что человек – это не тело, не сознание, не дух. Его нет в теле, а тело ему дано для того, чтобы он делал на земле свой выбор.

Вот там шла, не потому что я за красно-белый флаг или красно-зеленый. Я иду, потому что мне надоело. Я всю свою жизнь слушаю вот это вранье, что кто-то должен кем-то править. Никто не должен.
Так что, у нас не должно быть Президента, вообще никакого?
У нас должен быть человек...

Ксения Худолей:
Это уже привычные всем субботние представительницы театра абсурда: парики, плакаты, полная прострация...

Это один из образов, в котором я детским аниматором прихожу. Клоун Чупа.
А расскажите, что не устраивает вас сейчас в нынешнем положении?

Но не будем забывать, что тема субботнего демарша – профессии. Собирались-то поддержать забастовку и пугать страну обвалом экономики. На деле пришлось брать в строй всех, кто есть. Вот и получается: бастовать собрались пенсионеры, малыши и официально нетрудоустроенные. Или вот еще удивительная логика студенток.

– Студенты в нашем универе планируют бастовать.
– Ну они же в большинстве нигде не работают, они же учатся еще.
– Однако мы будем выражать солидарность с рабочими, которые будут бастовать.
– А каким образом будете выражать солидарность?
– У нас планируется не прийти, ну, вернее, прийти в универ, но не присутствовать на самих парах. То есть мы будем сидеть, чаек пить, на гитарах играть, с плакатами сидеть и прочее.
– А зачем тогда приходить? Это же место для учебы.
– Если мы будем бастовать во внеурочное время, это будет не так эффективно.
– Учиться придется тогда.
– Да.

Ксения Худолей:
Идейности девочкам едва ли хватило на несколько часов. Проспект пустел, стихал, и только редкие попытки привлечь внимание к «себе гордой» еще колыхали протестную расхлябанность.

– Не хочу с вами разговаривать.
– А зачем вы подошли, если не хотите разговаривать?
– Я к вам не подошла, это вы ко мне прицепились.

– Вот прямо сейчас женщина подошла и спросила, откуда мы. Мы признались, с какого мы телеканала, нам нечего бояться или стесняться. А закончился разговор вот так. «Это вы ко мне пристали». Вот такие мы – приставучие.

Ксения Худолей:
Жаль только, что приставать было не к кому. И, если честно, все давно уже поняли, что это несколько десятков женщин прилипли к субботе со своими «мы против» и все тянут да тянут за уши (исправлюсь, за гордость) свой протест.