«Всё в порядке, девочки, просто давайте пойдём назад». Ксения Худолей о том, что происходило на улицах Минска 24 октября

24.10.2020 - 21:41

Новости Беларуси. Планы на субботу, 24 октября, минчанам скорректировал очередной женский марш. Протест всю неделю громко называли гордым, однако масштабностью демонстрация не отличилась, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Несколько десятков женщин встретились в сквере Симона Боливара и двинулись в сторону проспекта Независимости. Правда, идейности дамам хватило лишь на несколько часов.

Ксения Худолей успела пообщаться с несогласными, пока демонстрация совсем не рассыпалась.

Ксения Худолей, корреспондент:
«Гордый женский марш профессий» в Telegram-анонсах смотрелся куда более грандиозно. Пиар-отдел не подкачал, а вот участницы что-то расслабились. Итог: не зацепил, масштабом не удивил, маршрутом, честно говоря, тоже.

Даже протестные кричалки все как-то терялись в шуме проспекта и в несобранной толпе. Заводить дам и разогревать толпу не получалось даже у ответственных за эти задачи людей. Получалось только еле-еле координировать прогулку.

Все в порядке, девочки. Просто давайте пойдем назад.

Ксения Худолей:
После таких кадров назвать усердную работу этой девушки порывом души или волонтерством сложно. Как и поверить в то, что дамочка случайно командовала толпой, беспричинно перемещалась в ней и заводила очередной лозунг. Впрочем, здесь каждая старательно выполняла свою роль. Просто в таком немногочисленном составе это чуть более очевидно. Вот, к примеру, представительницы антижурналистского фронта. Правда, специализация отряда касается только госСМИ.

А вы кто?
– СТВ. Столичное телевидение.
– Нет, простите.

Вы не хотите с нами разговаривать?
Нет. БТ и СТВ...
А почему не хотите?
– Вообще, это помойка.
– Почему помойка? Вы же не рассказываете, вы только нас обзываете, и все.
– Я знаю.

Ксения Худолей:
А это категория «позиция есть, но мне ее и самой понять сложно».

Сколько существует человечество, человечество не только в нашем облике, но и как инопланетяне и все остальные, столько известно, что человек – это не тело, не сознание, не дух. Его нет в теле, а тело ему дано для того, чтобы он делал на земле свой выбор.

Вот там шла, не потому что я за красно-белый флаг или красно-зеленый. Я иду, потому что мне надоело. Я всю свою жизнь слушаю вот это вранье, что кто-то должен кем-то править. Никто не должен.
Так что, у нас не должно быть Президента, вообще никакого?
У нас должен быть человек...

Ксения Худолей:
Это уже привычные всем субботние представительницы театра абсурда: парики, плакаты, полная прострация...

Это один из образов, в котором я детским аниматором прихожу. Клоун Чупа.
А расскажите, что не устраивает вас сейчас в нынешнем положении?

Но не будем забывать, что тема субботнего демарша – профессии. Собирались-то поддержать забастовку и пугать страну обвалом экономики. На деле пришлось брать в строй всех, кто есть. Вот и получается: бастовать собрались пенсионеры, малыши и официально нетрудоустроенные. Или вот еще удивительная логика студенток.

– Студенты в нашем универе планируют бастовать.
– Ну они же в большинстве нигде не работают, они же учатся еще.
– Однако мы будем выражать солидарность с рабочими, которые будут бастовать.
– А каким образом будете выражать солидарность?
– У нас планируется не прийти, ну, вернее, прийти в универ, но не присутствовать на самих парах. То есть мы будем сидеть, чаек пить, на гитарах играть, с плакатами сидеть и прочее.
– А зачем тогда приходить? Это же место для учебы.
– Если мы будем бастовать во внеурочное время, это будет не так эффективно.
– Учиться придется тогда.
– Да.

Ксения Худолей:
Идейности девочкам едва ли хватило на несколько часов. Проспект пустел, стихал, и только редкие попытки привлечь внимание к «себе гордой» еще колыхали протестную расхлябанность.

– Не хочу с вами разговаривать.
– А зачем вы подошли, если не хотите разговаривать?
– Я к вам не подошла, это вы ко мне прицепились.

– Вот прямо сейчас женщина подошла и спросила, откуда мы. Мы признались, с какого мы телеканала, нам нечего бояться или стесняться. А закончился разговор вот так. «Это вы ко мне пристали». Вот такие мы – приставучие.

Ксения Худолей:
Жаль только, что приставать было не к кому. И, если честно, все давно уже поняли, что это несколько десятков женщин прилипли к субботе со своими «мы против» и все тянут да тянут за уши (исправлюсь, за гордость) свой протест.

Люди в материале: Ксения Худолей
Loading...


Андрей Стрижак о фондах поддержки: нужно понимать, что далеко не всем они могут помочь



Новости Беларуси. Помогать белорусским гуляющим для всяких благородных фондов стало в тягость. Кто же станет финансировать такой заметный протестный спад, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Татьяна Мартынова:
Мне сегодня звонили студенты, которые получили по 200 евро. Им сказали: ребята, гуляйте, больше мы вам ничего не должны. Сказали это именно в BYSOL.

Андрей Стрижак:
Каждый студент, который получил от нас помощь и который не получил от нас помощь, может обращаться в программу помощи студентам фонда BYSOL. Мы будем смотреть каждый случай индивидуально. У нас есть отдельный департамент по работе со студентами, который позволяет охватить всех нуждающихся помощью. Она будет носить нефинансовый характер, но она будет достаточно существенной, потому что для студента самое главное – продолжение обучения.

Татьяна Мартынова:
Я вам скажу честно: нефинансовый характер помощи уже неинтересен никому, потому что для всего остального есть Google – вы меня простите за резкость, да?

Не доплатили, оказывается, не только студентам. Так называемые стачкомы промышленных предприятий также (речь шла о 100 тысячах долларов) по факту выплатили только 7 000. И не стачкомам, а одному человеку.

Андрей Стрижак:
Я понимаю драматизм ситуации, сумки и нечего есть, но всегда есть возможность искать какие-то варианты для себя дальнейшие. Потому что когда я оказывался в свое время в своей жизни в такой ситуации, я не надеялся на помощь кого-то или чего-то, какой-то структуры. Потому что я отлично понимаю, что даже имея какие-то фонды, которые помогают, нужно понимать, что далеко не всем они могут помочь в силу того, что это очень большое количество людей.

Поэтому давайте мы не будем плодить иждивенческий подход в первую очередь, потому что люди сами достаточно хорошо справляются с этими проблемами, и не делать из белорусов каких-то людей, которые не в состоянии решить свои собственные проблемы. Фонды – это дополнительная поддержка. Человек каждый сам отвечает за свою жизнь, сам принимает решение, когда выходит на забастовку, когда выходит на протест, когда делает какую-то акцию. Нужно понимать о тех последствиях, которые это может повлечь, и нести ответственность за свою жизнь.