Выявление рака лёгкого и желудка: в Беларуси разрабатываются новые скрининговые программы

31.01.2019 - 20:50

Новости Беларуси. В Беларуси разрабатываются две новые скрининговые программы для выявления на начальной стадии рака легкого и желудка, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Это даст более высокий шанс на полное излечение заболевания. Сегодня в стране на учете почти 300 тысяч онкопациентов. Более 60 % из них наблюдаются больше пяти лет. Это значит, что диагнозы, которые еще недавно считались приговором, сегодня успешно поддаются лечению. Почему отечественных онкологов выбирают иностранные пациенты, и как защитить себя? Ответы в материале Юлии Бешановой.

История болезни Веры Паншевой началась с банального похода к стоматологу. Удаление зубов, опухоль и неутешительный диагноз – онкология. В родном Ростове-на-Дону найти специалиста, который взялся бы за ее случай, женщина не смогла. Семья искала альтернативные варианты. В итоге помогли белорусские специалисты.

Вера Паншева, пациентка РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова:
Я прилетела, 2 января была консультация. Мне было предложено оперативное вмешательство, на что я согласилась, потому что посчитала, что во всем мире это практикуется, это считается прогрессивным лечением. В Ростове такого предложения я не получила.

Все было сделано своевременно, все было на высшем уровне. Вся команда этого отделения работает на то, чтобы онкобольному было здесь как можно удобнее.

Пациенты с иностранным паспортом для наших онкологов – случаи не единичные. Лечиться по современным протоколам едут из ближнего и дальнего зарубежья. Только за 2018 год в белорусский республиканский онкологический центр за помощью обратились 2500 иностранцев. Прибыль от такого экспорта медуслуг – около 3,5 миллионов долларов.

Михаил Макаревич, врач-онколог-хирург РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова:
Мы стараемся лечить так, как это делается в Евросоюзе и в Соединенных Штатах Америки. До недавнего времени, пока у нас не было достаточного оборудования, все операции мы выполняли открытыми методиками, как в основном и выполняются в странах ближнего зарубежья. Приобретение нового эндоскопического оборудования нам позволило выполнять эти операции на мировом уровне – не выполняя калечащих разрезов на лице. Это позволило сократить пребывание пациента в стационаре и улучшить статический и функциональный результат.

В этом научном институте меры безопасности как в секретной лаборатории. Производство тонкое, почти ювелирное. Ученые трудятся над созданием противоопухолевых лекарств. Будущее в лечении рака за так называемыми таргетными препаратами. Если говорить простым языком – это умные медикаменты, которые действуют на конкретные онкомишени. Бьют точно в цель, причем не затрагивая здоровые клетки. Чтобы не зависеть от иностранных субстанций, здесь их научились делать самостоятельно.

Александр Фарина, заместитель начальника НПЦ «ХимФармСинтез» по производству и развитию:
Мы используем собственные научные разработки, разработки других ученых Академии наук для того, чтобы делать препараты. Конкретно наша специфика заключается в том, что мы проходим полный технологический цикл. То есть мы изначально химическим синтезом собираем молекулы действующего вещества, потом придаем им какую-то лекарственную форму, и дальше она уже идет непосредственно потребителю.

Что касается цены, здесь, я думаю, снижение стоимости идет порядка 3-10 раз, в некоторых случаях и больше.


 

Гарантия качества и минимальная токсичность. Да и цена за счет собственной субстанции по сравнению с зарубежными аналогами снижается в разы. На каждом этапе – строжайший контроль. На выходе – кристально чистый продукт.

Антон Зимагоров, инженер-химик отдела контроля и качества «ХимФармСинтез»:
Получение субстанции – это длительный процесс, при котором довольно много есть всяких промежуточных форм этой субстанции. Мы контролируем как промежуточные соединения, так и конечную готовую продукцию.

В 2018 году с болезнью столкнулись почти 52 тысячи белорусов. Но болеть раком больше не стали. На передовой борьбы – высокоточная диагностика. Теперь выявить опухоль можно на самой ранней стадии. Это значит, что в разы возрастают шансы полностью избавиться от злокачественного анамнеза.

Сергей Красный, заместитель директора по научной работе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова:
В настоящее время в республике проводится четыре программы скрининга. Например, по раку предстательной железы у нас уже охвачено около 40 % подлежащего населения. Это мужчины от 50 до 65 лет. Такие успехи сразу же дали существенные результаты: в последние годы смертность от рака предстательной железы снижается примерно по 2 % в год.

Точно такие же успехи отмечаются в отношении рака молочной железы. Выполняется рентгеновская маммография один раз в два года женщинам от 50 до 70 лет. В прошлом году такое исследование выполнено почти 65 тысячам женщин.

Врачи научились лечить даже те виды опухолей, которые раньше были приговором. Активный образ жизни, правильное питание и регулярные обследования – весомый контраргумент на страже здоровья.

Loading...


Алейникова о новой лаборатории: «Позволяет использовать наш иммунитет для борьбы со злокачественными образованиями»



Врач откровенно рассказала о себе и своей работе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
В прошлом году в вашем центре открылась новая ультрасовременная лаборатория.

Алейникова о РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии: «Мы всегда были под патронажем Президента»

Ольга Алейникова, главный научный сотрудник, научный руководитель РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии:
Это молекулярная лаборатория. Но она позволяет использовать наш собственный иммунитет, клетки иммунитета, их генномодифицируя, использовать для борьбы со злокачественными образованиями. У вас самих. Вся ситуация заключается в том, что ведь в нас самих заложена борьба со злокачественными клетками, то есть борьба со злом – с раком. Это наши клетки иммунитета, так называемые Т-лимфоциты. Т-лимфоциты – вообще, это клетки защиты. Благодаря им мы защищены от вирусов, от бактерий, от всего чужого. Они распознают чужое на самом раннем уровне и сразу начинают бороться, и поэтому мы, так сказать, не умираем. Во всяком случае, мы преодолеваем все наши болезни тем или иным способом, немножко помогая себе медикаментозно. Но иммунитет здесь играет не последнюю роль.

А вот в случае рака клетки иммунитета – Т-клетки – они перестают видеть эту опухоль. То есть для них опухолевые клетки – они другие, но они «наши», и они их не видят. И поэтому она себе спокойненько развивается, эта опухоль, а наши клетки иммунитета, так называемый противоопухолевый иммунитет, он минимизируется, он не работает. И задача, это самое современное, что сейчас делается, – эти клетки иммунитета, таким образом изменить их геном, чтобы они видели вот эти злокачественные клетки.