«Здесь абсолютно нет ничего чрезвычайного – обычная борьба с коррупцией». Президент Беларуси о задержании Втюрина

11.05.2019 - 17:14

Новости Беларуси. Готовность комплекса для размещения участников II Европейских игр оценил Президент. Обновленная Студенческая деревня, куда 11 мая приехал Александр Лукашенко, на время соревнований станет домом для 4 тысяч атлетов.

«Наша Олимпиада должна быть самой душевной». Александр Лукашенко о II Европейских играх

И сегодня же Александр Лукашенко ответил на вопросы журналистов. Один из них касался задержания экс-заместителя госсекретаря Совбеза Андрея Втюрина. Вокруг этой ситуации появилось много спекуляций, основанных на анонимных источниках. Приписывалась некая связь задержанного и освобождения Михаила Бабича от должности российского посла в Беларуси.

Андрей Кривошеев, политический обозреватель Белтелерадиокомпании:
К сожалению, приходится часто возвращаться к такому болезненному вопросу, как коррупция. Знаем ваше личное отношение к этой проблеме в Беларуси, знаем, что недавно подписан Декрет «О дополнительных мерах по борьбе с коррупцией».

Тем не менее, последний резонансный случай в прессе (и мы тоже об этом пишем): люди, которых называют близкими к вам, подозреваются в совершении коррупционных преступлений.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Ошибка. Близких ко мне людей у меня вы видели 9 Мая. Это три человека, которые стояли у меня за спиной. Поверьте: это самые близкие и родные мне люди, за которых я отвечаю головой. Я отвечаю и за госслужащих, так называемых чиновников, это тоже мои дети, но это уже не близкие дети. Я почему это подчеркиваю? Если вы хотите бороться с коррупцией и хотите эффективности, у вас не должно быть близких людей.

Поэтому если вы хотите этот разговор перевести на Втюрина и сказать, что он близкий был, знаете, наверное, стоит мне об этом сказать. Если бы он у меня был вне подозрений, он бы до сих пор работал начальником Службы безопасности. Он был начальником Службы безопасности. Уже тогда к нему были вопросы. Парень молодой. Хорошая сторона была, как у человека. Не всё было плохо. У меня были определенные подозрения. Ему был предоставлен шанс. Что, заместитель госсекретаря – это должность плохая для военного человека? Да мечтать любой может об этой должности! Ему предоставил шанс: иди работай. Он пошел туда работать и сразу же попал в поле зрения спецслужб.

Мое отношение к этим вопросам вы знаете. Я никогда не пиарюсь на этих проблемах. Я всегда говорю: ты ближе. Вот не дай Бог она попадется – умножай на три, попадется министр – умножай на два, Кочанова – умножай на пять. Господи, на дай Бог! Это приближенность к Президенту. Я всем сказал: вот мои требования, ребята. Хотите со мной работать – работайте и выполняйте эти требования. Они основаны на наших законах. Ничего здесь нет чрезвычайного. Этот человек нарушил порядок, он нарушил закон.

Я недавно прочитал, что это связали даже с бывшим послом России Михаилом Бабичем. Слушайте, этот человек попал в поле зрения правоохранительных органов – посмотрите, когда я его перевел в Госсекретариат, от боевой работы я его перевел на чиновничью должность – вот тогда у меня были сомнения. И буквально через несколько месяцев мне доложили о том, что к нему есть вопросы.

Но мое требование было железобетонное: человек, который имеет индульгенцию от Президента, должен быть задержан по подозрению только при наличии железобетонных доказательств. Его взяли с поличным. 150 тысяч долларов в очередной раз россияне привезли ему и передали. И это было за год до Миши Бабича, когда он попал в поле зрения правоохранительных органов. Поэтому это не имеет никакого отношения к тому, что он якобы чуть ли не агентом был посла России.

Слушайте, если бы он был агентом (любой даже из вас) иностранного посла, через сутки уже бы знали об этом. Поверьте, я вам клянусь, что здесь абсолютно нет ничего чрезвычайного – обычная борьба с коррупцией.



12 обвиняемых и миллион рублей ущерба. В Гомельской области раскрыта коррупционная схема закупок запчастей для госпредприятий



Новости Беларуси. В суд передано одно из крупнейших за последние годы коррупционных дел. В Гомельской области пресечена деятельность преступной группы, которая на протяжении нескольких лет фактически обворовывала государственные предприятия, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Ущерб превысил миллион рублей. Сложная схема позволяла поставлять запчасти для техники по стоимости, превышавшей рыночную до 10 раз. Маржа от закупок таких «золотых» запчастей шла в карманы аферистов и на взятки руководителям госпредприятий.

Подробности громкого дела в материале корреспондента Александра Добрияна.

Работая главным инженером сельхозпредприятия, Максим Ропот больше года не мог понять, почему его директор раз за разом выбрасывает деньги на ветер, покупая запчасти по заоблачным ценам.

Максим Ропот, главный инженер сельхозпредприятия:
Неоднократно руководителю было об этом сказано. Он сказал, что весь вопрос решен. Дальнейшее поступление запчастей было опять же по завышенным ценам. Неоднократно об этом же говорил кладовщик, на что он ответил: «Не лезьте, я сам здесь разберусь».

Причину расточительности директора и некоторых его коллег установили следователи. Задержаны руководители сразу трех сельскохозяйственных и одного коммунального предприятия. Под следствием заместитель директора молочно-консервного комбината.

Следователи утверждают: действовала целая преступная группа. Схему придумал и реализовал неработающий житель Рогачева. Подконтрольные ему индивидуальные предприниматели, закупив запчасти по рыночным ценам, поставляли их заказчикам, но уже в два, пять или даже в десять раз дороже. Желающих покупать подшипники и шины «задорого» глава преступного синдиката нашел среди знакомых руководителей, объяснив им, что такое сотрудничество может быть выгодно всем.

Алексей Легчилкин, следователь по особо важным делам следственного управления УСК по Гомельской области:
Распределение денежных средств между участниками организованной группы и дача взяток должностным лицам за обеспечение заявок по завышенной стоимости.

Ключ к реализации преступного замысла – Рогачевский молочно-консервный комбинат. Все предприятия, закупавшие запчасти (к слову, в долг), были партнерами именно этого комбината. Аграрии поставляли молоко, коммунальщики оказывали услуги. Но не за «живые» деньги, а фактически за те самые долги перед поставщиками «золотых» запчастей.

Алексей Легчилкин:
Воспользовался организатор знакомством с первым заместителем директора МКК. Путем дачи взятки в виде выполнения ремонта в бане и приобретения ему автомобиля «Нива».

На этом этапе в схеме появлялись фирмы, торгующие сгущенным молоком. По договоренности с «преступным синдикатом» они закупали у МКК продукцию за долговые расписки госпредприятий, а затем, реализовав товар, фактически обналичивали кассу.

Директора-коррупционеры получали на руки от 3 до 10 % от суммы сделанного заказа, индивидуальные предприниматели – до 5 %. Львиная доля преступной маржи доставалась организатору.

Александр Добриян, СТВ: 
Сверхприбыли от продажи «золотых» запчастей участники «синдиката» не стеснялись тратить. Например, эта иномарка стоимостью в 80 тысяч рублей принадлежала организатору схемы. Не менее роскошные автомобили были у всех ключевых членов преступной группы.

На имущество 12 обвиняемых по делу наложен арест в счет погашения ущерба. Пять фигурантов содержатся под стражей. Если факты, озвученные следствием, подтвердятся в суде, руководителям госпредприятий грозят сроки до 15 лет лишения свободы.

Стоило ли оно того? У каждого из них уже было достаточно времени ответить на этот вопрос.

Иван Ткачев, бывший заместитель генерального директора ОАО «Рогачевский молочный комбинат»:
Была семья: дети, жена, мама… второй год я уже здесь. Если бы можно было что-то изменить, я бы все изменил.

Просто так никто ничего для руководителя делать не будет, и руководитель должен понять это. Они предложили помочь сделать ремонт в бане. Мне помогли его сделать. За это я подписал договора перевода долга.

Если бы у меня была возможность хоть как-то исправить это, я бы исправил. Сделал бы все для этого. Потому что тюрьма – она и есть тюрьма.