Даёт возможность двигаться даже парализованному человеку. Показываем первый в Беларуси экзоскелет

30.10.2020 - 21:38

Новости Беларуси. Первый в стране экзоскелет для реабилитации инвалидов-колясочников появился в Могилеве, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Экзоскелет – это вызов биологии и возможность подарить радость движения даже парализованному человеку. Он предназначен для восполнения утраченных функций. Ультрасовременную технику для лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата купили на средства инновационного фонда.

О первых пилотах и больших надеждах – в материале Юлии Мычки.

Инструктор-методист Наталья Петровна – первый пилот экзоскелета. Именно на ней коллеги оттачивают навыки работы с гаджетом.

Наталья Якутенок, инструктор-методист филиала Могилевского областного центра медицинской реабилитации детей-инвалидов:
Я пытаюсь сымитировать состояние ребенка, которое может быть. Сотрудники учатся, нарабатывают практику.

С Альбертом – а именно так назвали робота российские разработчики – познакомят ребят, которые проходят здесь реабилитацию. Чтобы вникнуть во все детали, почти две недели специалисты центра обучались онлайн у московских инструкторов.

Роботом управляют с помощью планшета. Под каждого человека свои настройки. Инженеры-разработчики, опираясь на результаты тренировок, потом смогут создавать новые, более совершенные модели.

Мария Зайцева, врач-невролог филиала Могилевского областного центра медицинской реабилитации детей-инвалидов:
Этот робот внедряется в детскую практику для работы с детским церебральным параличом, для рассеянного склероза, для спинальной мышечной атрофии. То есть, в принципе, он дает новые возможности для людей, у которых по каким-то врожденным либо приобретенным вопросам возникли проблемы с нижними конечностями.

Юлия Мычка, корреспондент:
Его вес 23 килограмма и он предназначен для подростков ростом от 140 сантиметров. Его главная задача помочь опорно-двигательному аппарату вспомнить свои основные функции.

В списке первых пилотов изначально числились мальчишки, но что-то они разволновались. На помощь пришли девчонки. Ульяна Федорова к встрече с Альбертом готовится и морально и физически.

Ульяна Федорова:
Про экзоскелет я ничего не слышала, но я переживаю, что буду первая.

Елена Красная, мама Ульяны:
Я жду, что этот аппарат научит правильно ставить ребенка ноги, спину держать правильно и в дальнейшем у нас будут улучшения, мы научимся самостоятельно передвигаться.

Таня из Быхова станет вторым пилотом экзоскелета. У девушки врожденная патология, после операции ей приходится заново учиться ходить. Сейчас она отрабатывает навыки синхронной ходьбы руками заставляет работать ноги.

Татьяна Гапонова:
Просто страшно: вдруг не получится.

Светлана Клыгина, бабушка Татьяны:
Шаги она делает с поддержкой, но они очень тяжелые, представляете. Поэтому очень хорошо, что прогресс вот так шагнул. Будем надеяться, что он нам тоже поможет как-то и вертикализоваться и снова начать ходить.

Большой плюс новинки – это возможность вынести тренировку за пределы кабинета лечебной физкультуры. Передвигаться в экзоскелете по улице – реальная перспектива. По мнению врачей, такие роботы – новое слово в реабилитации.

Светлана Суворова, заведующая филиалом Могилевского областного центра медицинской реабилитации детей-инвалидов:
Новая роботизированная техника – это вау, действительно, это возможность почувствовать себя героем каких-то компьютерных игр, это возможность новых достижений в двигательном плане для самого ребенка. Ну а для нас это, конечно, начало дороги нового направления реабилитационной помощи.

Для многих ребят, которые уже сели в инвалидные коляски, мечта встать на ноги была призрачной. Экзоскелет – это новая мотивация и новые силы, чтобы продолжать идти за мечтой.

Loading...


Иногда приходится убеждать пациента. Почему электронные рецепты лучше обычных?



Новости Беларуси. В студии «Большого города» Дмитрий Шевцов, главный врач 1-й городской больницы Минска.

Илона Волынец, ведущая:
Но, если электронной очередью в медучреждении уже никого не удивишь, мы уже все к этому привыкли, то к электронным рецептам еще не все приспособились.

Дмитрий Шевцов, главный врач 1-й городской больницы Минска:
Вы знаете, это сродни… Помните, когда внедрялись карточки: электронные, банковские, зарплатные и не только. Некоторые люди говорили: «Ох, нет, я этому не доверяю, никогда. У меня будут деньги в кармане, в бумажнике». Прошло время (не такое уж и большое, не больше года), и мы увидели, что большое количество людей стали пользоваться пластиковыми карточками. Сейчас мы пришли к тому: «У меня пластиковая карточка есть, но где она? Я вспомню. Потому что все платежи я осуществляю через телефон».

Ничего страшного в этом нет. Наоборот, это очень просто и очень выгодно. Потому что когда доктор в стационаре, либо в поликлинике выписывает электронный рецепт, то он сразу же автоматически попадает в базу аптек, которые к этой системе подключены. И пациент приходит, показывает карточку: считали, выдали препараты и все. И уже отпадает вопрос: «Я не могу разобрать почерк врача». Да, мы этим грешим, потому что очень быстро и много пишем. 

Илона Волынец:
Записки сумасшедшего не разобрать.

Дмитрий Шевцов:
Да, очень смешно.

Илона Волынец:
Но в аптеках же умудряются.

«Сокращает ненужную дистанцию между пациентом и врачом». Какие технологии используют белорусские медики?

Дмитрий Шевцов:
Это самые, наверно, лучшие, совершенные криптографы, которые вообще существуют. Они расшифровывают даже врачебный почерк. И самое главное, еще когда они только-только внедрялись, я всегда говорил: «Самое главное – это обратный ответ». Мы получаем информацию, очень важную для врачей. Когда получил пациент выписанный препарат, получил ли он его вообще. И когда он придет за следующим препаратом. То есть мы можем по этим вещам косвенно увидеть, есть ли преемственность лечения у врача. Говорил врач на приеме сам с собой или все-таки с пациентом. Смог ли его убедить. 

Илона Волынец:
Вы сейчас рассуждаете, как главврач больницы.

Дмитрий Шевцов:
Конечно, вы знаете, я с точки зрения рациональности, потому что иногда приходится очень долго убеждать пациента. Он говорит: «Да, хорошо. Я, конечно же, буду принимать этот препарат». Идет домой и получает этот рецепт через две недели. «Вы знаете, доктор, я принимал. Мне стало все хорошо от этого препарата. А потом у меня опять начало скакать давление, к примеру». Мы людям говорим: «А вы понимаете, что в следующий раз нам надо будет уже поднять дозу, либо дать вам дополнительный препарат?» И мы приходим к тому, что те, которые не вовремя обращались в свое время к врачу, конечно, говорят, что у нас завтрак состоит из лекарств, которые мы должны выпивать.