«Держать в сельском хозяйстве авиацию достаточно накладно, но эти затраты себя окупают»

17.03.2017 - 20:50

Новости Беларуси. Поле, самолет, урожай. В Беларуси начались весенне-полевые работы. На юге страны приступили к севу ранних яровых, в других районах активно занимаются подкормкой озимых.

Для ускорения процесса в Могилевском районе традиционно привлекают авиацию.

При этом самолеты работают гораздо эффективнее, чем любая сельхозтехника. О полях  «от винта» рассказали в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Юрий Прокопенко, СТВ:
Этот трудяга Ан-2 в день совершает около 40 полетов. Разумеется, если погода позволяет. Рабочий день начинается в семь утра и заканчивается с закатом солнца. Перерывы только на дозаправку. От винта!

На борт воздушного судна загружена тонна минеральных удобрений. Этого количества хватит, чтобы обработать 6,5 гектаров. Самолеты работают быстрее и масштабнее, чем сельхозтехника.

За один день авиагруппа выполняет тот же объем работы, что тракторы за неделю.

Если б не самолеты, озимые могли остаться без подкормки.

Назар Хизанейшвили, агроном комбината:
Первая весенняя подкормка проводится в ранние сроки (должна прводиться по регламенту). В это время не всегда колесная техника может въехать в поле, может застрять и так далее. А самолету это нипочем. Он летает в небе и прекрасно справляется со своей работой.

Держать в нашем арсенале авиацию достаточно накладно, но эти затраты себя окупают.

Мы считаем, что у авиационной группы есть будущее.

Авиационная группа здесь – это два самолета, 4 техника и 5 пилотов.

Люди, которые знают не только свое ремесло, но и неплохо разбираются в растениеводстве. В этой работе важна точность. Учитывается все: скорость, высота, ветер и, конечно, температура.

Дмитрий Сукач в авиации уже 27 лет.

Летал на пассажирских и грузовых судах, и вот решил переквалифицироваться в «летающего агронома». Говорит, с высоты «кукурузника» родные пейзажи особенно красивы. Потому с нетерпением ждал нового летного сезона.

Дмитрий Сукач, командир самолета:
Весна наступила, наконец, и очень красиво. Очень. Радуется глаз. И погода нас не подвела, все замечательно. Мы опять в небе и наслаждаемся своей работой.

Самолеты будут летать до самой осени. То есть весь сезон полевых работ. Здесь им доверяют подсев травы, подкормку, внесение удобрений. Перед каждым сезоном крылатые машины проходят тщательное техобслуживание.

Виктор Сасим, начальник авиагруппы агрокомбината:
Машина настолько уникальная, что до сих пор эксплуатируется во всем мире. Благодаря своей технологичности при ремонте дает возможность даже при перерыве в работе до 20 лет его опять поставить на крыло и выполнять полеты.

Обрабатывать поля с воздуха могут позволить себе только крепкие хозяйства, удовольствие это недешевое.

Но, как правило, весенние инвестиции осенью приносят неплохие дивиденды.

Loading...


«В авиационном языке есть слово «запрещаю», но нет слова «разрешаю». Почему?



Если за комфорт пассажиров на борту отвечает экипаж, на земле правит балом служба диспетчеров. Весь путь самолета – под неусыпным контролем.

С момента запуска двигателя до посадки, рассказали в одной из серий документального цикла «Тайны Беларуси»

Виктор Чучулов, начальник службы воздушного движения Минского аэродромного диспетчерского центра:
У каждого авиадиспетчера – своя зона ответственности. Диспетчер руления обеспечивает управлением воздушным движением на перроне и рулёжной дорожке. Диспетчер старта самолёт подруливает. Он разрешает взлёт и разрешает посадку.

Из обязательных навыков – знание английского и безукоризненное владение специальной терминологией. Засорять эфир лишним строго запрещено. Порой это может стоить жизни.

Александр Лысюк, начальник службы воздушного движения Гомельского филиала РУП «Белаэронавигация»:
Официально существуют авиационные правила ведения радиосвязи и радиообмена. Допустим, в авиационном языке есть слово «запрещаю», но нет слова «разрешаю». Концовка «аю»- «аю» вот человек не дослышал, и всё. Сказали «запрещаю»,  а он подумает – а вдруг это «разрешаю». Поэтому есть «запрещаю» и есть слово «ждать».

Пробок в небе над Синеокой не бывает. Для этого диспетчеры всегда на связи с пилотами. Если вдруг на борту форс-мажор, тут же принимается решение о посадке вне очереди. 

Виктор Чучулов:
Экипаж докладывает, что пассажиру плохо. Диспетчер освобождает воздушное пространство и делает внеочередную посадку по кратчайшему расстоянию.

Александр Гончарук, командир экипажа:
Был рейс Минск-Амстердам. На 15-ой минуте полёта пассажиру стало плохо. Приняли решение вернуться в Минск. По прилёту у трапа нас ожидала карета «скорой помощи». Благодаря слаженным действиям, пассажир остался жив и здоров.