Колыбель Иуды и стул с 2000 шипами: житель Могилева создал коллекцию средневековых орудий пыток

08.12.2018 - 20:26

Новости Беларуси. Житель Могилева Александр Харламов своими руками создал более трех десятков орудий пыток. Они ничем не отличаются от средневековых оригиналов, только теперь имеют другое назначение, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Не мучать людей, а рассказывать об истории. Корреспондент Юрий Прокопенко погрузился во времена инквизиции.

Этот гараж Александр в шутку называет обителью зла. И успокаивает – никого не пытает, а только создает новые экспонаты для своей необычной коллекции.

Сейчас ремесленник работает над маской демона. Такую в средние века заставляли носить за небольшие провинности.

Александр Харламов, автор коллекции орудий средневековых пыток:
Здесь будут крепиться еще такие бубенцы, оголовье будет сделано, крепление специальное за шею, за голову.

За пять лет Александр сделал более 30 экспонатов и показывает их на выставках. Большая часть коллекции относится к западноевропейской истории, но есть здесь и белорусский след.

Юрий Прокопенко, СТВ:
Вот такой позорный солб стоял на главной площади средневекового Могилева. К нему приковывали мошенников, богохульников, хулиганов. Прохожие должны были бросать в них гнилые яблоки, яйца, конский навоз или дохлых крыс. Пройдешь мимо и не окажешь презрения – можешь и сам оказаться у позорного столба. После такого наказания желание делать плохие поступки отпадало наверняка.

Но все это цветочки по сравнению с Колыбелью Иуды, в которой пытали бессоницей, или вот этой 200-килограммовой машиной по выбиванию признаний.

Женщинам в те времена вообще не позавидуешь: малейшее подозрение в колдовстве, и добро пожаловать на дыбу или стул с шипами.

Александра Буракова, жительница Могилева:
Не хотела бы я оказаться на месте тех людей, которые оказывались возле этих предметов и на них во время Средневековья.

Все экспонаты не авторская выдумка, а копии настоящих орудий пыток, воссозданные по гравюрам и архивным документам. Каждый предмет – кропотливая работа.

Например, этот стул допроса Александр делал более трех месяцев. В нем 2000 металлических шипов. Точно такой же стоит в Амстердамском музее.

Александр Харламов:
Я занимался реконструкцией, мы ездили на фестивали. Мне нравится само погружение в историю.

Свою коллекцию Александр успел показать жителям нескольких белорусских городов. На очереди Европа – могилевчанин уже договорился о выставке в одном из замков Стокгольма.

 

Loading...


Александр Лукашенко: окровавленный обрубок советской империи – вот что представляла в 90-е Беларусь



Новости Беларуси. Время подводить итоги шестого созыва и вспомнить, как все начиналось, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Евгений Пустовой, корреспондент:
В переломный момент Беларусь оказалась в центре событий. Беловежские соглашения не по инициативе белорусов единую империю разорвали на клочки. А драконовские реформы узаконили зверские понятия рынка.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Страна развалилась. И мы, окровавленный обрубок этой страны (я это хорошо помню), остались не только без золотого запаса. Мы тогда остались с бумажками, советскими рублями. Россия нам клялась, что из рублевой зоны она не выйдет, что советский рубль останется у нас валютой. Но потом просто нас кинули с этими бумажками. И все смотрят на тот период и улыбаются, какие у нас были деньги: зайчики, зверье разное и так далее.

Вы просто не пережили тот период и не представляли, что тогда происходило в стране. Пустые полки, людям нечего было есть, нечего надеть. Поставленная за пределы страны продукция и полученные оттуда бумажки, которые в сутки превратились в пыль.

Ежедневно в одном районе могло произойти 4-5 убийств. Такой была преступность в начале 90-х

И нам пришлось выходить, выкарабкиваться из этой тяжелой ситуации. У нас не было никакой экономической модели, по которой мы могли бы развивать независимую и суверенную страну. Ее не было, ее надо было построить. Я сказал и еще раз повторю: кровавый, окровавленный обрубок от советской империи – вот что представляла тогда наша Беларусь.

По прославленной дороге Москва–Брест до Берлина нельзя было проехать. Бандиты, прежде всего с Востока, останавливали автомобили от Смоленска до Бреста, расстреливали людей, отбирали все, что везли. И в этих условиях надо было строить эту страну.

Не стану вам рассказывать, через какие пришлось пройти препятствия и как мы боролись с этими бандитами. Если бы я вам сказал, вы бы меня точно еще раз назвали диктатором. Но тогда нельзя было иначе. Надо было спасти народ, надо было спасти страну и навести порядок мгновенно. Мы его навели в течение одного месяца, разобравшись с бандформированиями. Я до сих помню, как вертелись-крутились некоторые начальники Министерства внутренних дел и другие, которые мне остались по наследству, когда я требовал от них уничтожить бандгруппы в Минске. Их было 32, до сих помню. И мы с ними справились в течение одного года.