Бизнесмен, продвигающий белорусскую продукцию в Нигерии: Беларусь просто устанет поставлять сюда свои товары!

16.11.2013 - 17:05

 Сегодня программа Картина мира на РТР-Беларусь позволит посетить страну, куда самостоятельно вряд ли отправишься! Нашей съемочной группе визу открывали несколько месяцев, не поясняя причин. Хотя посольство Беларуси в этой стране недавно появилось, а значит, Республика Беларусь видит интерес на этой африканской территории.

Нигерия! Одна из крупных стран континента. Не самая безопасная, но весьма интересная.

Крупнейшая по численности на африканском континенте страна – Нигерия. А там, где большая численность, где много людей, там и покупательский спрос возможен. Наверняка, этим в том числе продиктован интерес Беларуси в освоении нового рынка. С другой стороны, где много народу, там мало кислороду. В результате терактов в Нигерии люди гибнут сотнями. Не стабильно там пока еще. Но стабильным экономическим партнером для Беларуси Нигерия обещает стать.

Наш специальный корреспондент Ольга Петрашевская побыла в этой стране. Посмотрим ее фильм.

Сценарий жизни в Нигерии во всех красках напоминает не цветное, а черно-белое кино. Контрастов уж слишком много. Страна, бюджет которой почти до краев наполняется за счет нефти, и 70% населения, живущих за чертой бедности. Одно из самых густонаселенных государств мира, граждане которого в среднем живут лишь 50 лет. Здесь говорят более чем на полутысяче языках, но даже их не всегда хватает, чтобы объяснить всего одну, но такую самобытную жизненную философию.

Азиз Шулайбу Абдул, житель Абуджи:
Беларусь? Это страна? Добро пожаловать!

Неизбалованным толпами туристов даже в столице Нигерии – Абудже – местным сложно поверить, что кто-то добрался до их страны с другого континента. А вот для нас, в свою очередь, было удивлением, что Фатима и Азиз Шулайбу, в отличие от многих «первых встречных» нигерийцев, не попросили деньги за то, что их снимают белые. Могут себе позволить.

Наш собеседник не без гордости рассказывает о своей жизни: сегодня он клерк в Министерстве труда, получающий, по меркам страны, очень неплохую зарплату.

Азиз Шулайбу Абдул, житель Абуджи:
Я зарабатываю 50-60 тысяч найра – это примерно 350 долларов. И это мое жалование за один месяц. Но не забывайте о том, что я госслужащий и у меня престижная работа. Многие в Нигерии живут за два-три доллара в день.
У нас найти работу через биржу труда без блата и взяток практически невозможно. Вы должны знать человека, который сведет вас с кем-то полезным. А если таких знакомых у вас нет, значит, не повезло. Вряд ли что-то получится. Только если министр или президент не даст вам личные рекомендации.

Но у миллионов нигерийцев подобные рекомендации есть навряд ли. Нам показалось, что куда больше, чем пешеходов, в Абудже уличных торговцев. Какой тут риск попасть под машину, когда можно заработать доллар. Вот только продавцу зонтиков не везет – сезон дождей внезапно закончился. Можно только предполагать, насколько бы поднялся такой малый бизнес, не будь в главном городе Нигерии проблем с общественным транспортом. Очевидно, что шансов распродать весь такой поднос, заглянув лишь в один переполненный автобус, у этой дамы было бы однозначно побольше.

Несколько дней мы не могли понять, как же люди добираются до места назначения в столице Нигерии. Ведь в трехмиллионной Абудже не то, что нет метро – об этом даже речи не ведется. Да и какое там метро, когда даже автобусов здесь практически не увидишь. Но многое мы поняли, когда попали на импровизированную остановку транспорта. Люди садятся в проезжающие мимо машины, не обращая внимания, сколько пассажиров там уже едет. И о наличии водительских прав, понятное дело, никто не спрашивает.

Василий Гревцев, водитель:
Тут права выдаются во основном за деньги и никто особо ничего не учит. Учат, как руль покрутить, как проехать – и все. Потом выдаются права, ездят они ужасно, не соблюдают никаких правил.

После тысяч километров нигерийских дорог белоруса Василия Федоровича – хоть на минное поле! Не испугается. ПДД местные автолюбители словно придумывают по ситуации, прямо во время езды. Дорожной полиции здесь нет, да и «метод кнута» в законе не прописан.

Василий Гревцев, водитель:
Штрафы здесь не предусмотрены. Мелкие нарушения вообще не фиксируются. Когда приехал в отпуск домой, то это просто сказка, а не езда – все по правилам, все четко, никто не подрезает, напряжение такого не испытываешь, как при езде здесь. Потому что здесь все время ждешь, что он куда-то крутанет, ты должен быть готов к экстремальным действиям.
Останавливаются, перегораживают дорогу. Ни выехать, ни проехать.

Но есть на дорогах Абуджи и, мягко говоря, нестандартные для нас сложности. Речь не столько о пешеходах, которые невозмутимо прогуливаются по проезжей части, сколько о людях с боевой аргументацией. Автоматчики останавливают машины для проверки не потому, что неподалеку секретные или стратегические объекты, а просто так. Кто с оружием, тот и прав. И по этому поводу в Нигерии не задают лишних вопросов.

Как и давно не удивляются, скажем, неработающим светофорам. Включать их банально нет смысла из-за постоянных перебоев с электричеством. Так что практически на всех загруженных перекрестках – регулировщики.

Свет в Нигерии может внезапно отключиться где угодно. Из-за подобных сюрпризов в жилых домах и административных зданиях всех уровней устанавливают генераторы. Но и на их запуск необходимо время – уже не раз убеждалась хозяйка ночного клуба Беверли. А потому тусовки и вечеринки в потемках даже в центре города – привычное явление светской жизни.

Беверли Оссадоби, владелец ночного клуба:
Проблемы с электричеством очень негативно влияют на мой бизнес. Я боюсь вкладываться в развитие, брать в аренду новые помещения, потому что большую часть прибыли приходится отдавать именно за электричество, за те же генераторы. У меня уходит на это примерно 6,5 тысяч долларов в месяц. Для доходов небольшого клуба это очень серьезная сумма.

Зато в деревне расходы на электричество никого не заботят, потому что того электричества нет и в ближайшее время не планируется. Деревня – своего рода нигерийский агрогородок. Это нам кажется: ну как можно жить в таких условиях? А для местных – вполне себе зажиточный сельский вариант. Между африканскими избами – никаких заборов, готовят все вместе. Вот – аналог общей кухни, а здесь – колодец. Кстати, даже полные ведра в буквальном смысле – женская головная боль. Деревенская дама дает мастер-класс, как добраться до дома, не пролив ни капли.

Впрочем, дети такое бытовое искусство осваивают, едва научившись ходить.

Многие малыши из этого села никогда раньше не видели людей с белым цветом кожи, наверное, поэтому нашему оператору было очень непросто работать.

А вот и местный, если по-нашему, глава сельсовета – вождь деревни. Учит с девочкой алфавит – что-то вроде общественной нагрузки. Взрослые, в отличие от детей, здесь не знают практически ни слова по-английски. Да и не хотят. Есть дом, есть земля – и ладно.

Вождь деревни:
Если нам что-то нужно, по пятницам несколько человек едут в магазин, но без необходимости мы стараемся не покидать деревню. Я, к примеру, вообще никогда не выезжал дальше ближайшего города, да мне и не нужно.

Здесь будто специально сделано так, чтобы никто никому не завидовал. Практически все общее. Ванная – она же туалет – одна на все село. Скрывать друг от друга односельчанам, похоже, нечего. Дома в деревне одинаковые и совсем крошечные – буквально два на три метра. Ну, а двери – и вовсе номинальное понятие. Тем более, что где-то их просто нет.

С рядовыми жителями все понятно, сейчас же посмотрим, как живет вождь этой деревни. На первый взгляд, места в его доме, мягко говоря, совсем немного. Сушится белье. По количеству развешанных здесь вещей сложно даже определить, сколько детей или уже даже, наверное, внуков у вождя. Орудие труда или, даже страшно предположить, чего-то другого. Немного места для отдыха и, конечно, дети местных жителей. Без них в этой деревне, как вы уже, наверное, поняли, никуда.

Но, конечно, не вся Нигерия живет вот так, в компании козлят и с уборной под открытым небом. У некоторых жителей Абуджи условия куда приличнее. Да и полные ведра на голове хозяйка этого дома носить уж точно не будет. На то есть прислуга. Сама же принцесса Фифи вместо домашнего хозяйства ведет бизнес. И рассказывает об этом на весь мир. Сегодня гламурная дама – одна из самых известных деловых женщин своей страны.

Фифи Эджинду, предприниматель:
На первых порах мне было очень сложно открывать свой бизнес, потому что Нигерия – это мир мужчин. Здесь не привыкли, что женщина может быть жесткой и на равных сражаться за свои интересы.

А интересы потянули на солидные прибыли. Ставку принцесса сделала на строительный сектор. И теперь владеет группой архитектурных компаний, выполняющих многомиллионные VIP-заказы.

Фифи Эджинду, предприниматель:
Требования наших клиентов очень разные, порой даже экзотичные, поэтому мы заинтересованы в том, чтобы у нас был хороший выбор строительных материалов из разных стран.
Сейчас мы изучаем новые бренды. И определенно хотели бы сотрудничать и с Беларусью. Мы готовы обсудить предложения ваших бизнесменов. Кто знает, возможно, мы построим в Нигерии дом из белорусских стройматериалов, если нам это будет выгодно. Почему бы и нет?

Зато об отдельных и, кстати, уже действующих направлениях белорусско-нигерийского сотрудничества жители горячей страны узнают прямо на улицах Абуджи. Чистоту столицы обеспечивают в том числе благодаря нашим «МАЗам». Оказалось, белорусские машины приспособлены еще и для стиля передвижения местных коммунальщиков.

Для начальника, выпускающего машины на линию, не главное, из какой точки мира в его вотчину доставят новый автомобиль. Говорит: хоть из-за Полярного круга, лишь бы техника работала в нигерийских погодных условиях. На ремонт нет ни времени, ни лишних денег. С тем расчетом и закупали белорусские «МАЗы». Надеялись получить надежные машины, но, признаются, и не мечтали о таком КПД.

Уильям Атиз Ахалу, начальник транспортного цеха:
Просто супер! Ни один двигатель здесь, в Нигерии, не может сравниться с белорусским по выносливости. Большинство машин, которые мы закупали в разных странах, выходят на линию, жара в 45 градусов – и они тут же останавливаются. А «МАЗ» работает. Даже не представляю, что может вывести его из строя.

И все же «МАЗы» – далеко не самая прибыльная статья белорусского экспорта в Нигерию. Парадокс: наших машин в 2012 году продали всего на полмиллиона долларов. В то время, как в 2013-ом на сумму втрое большую в Нигерию завезли христианской литературы из типографии в Минской области. Всего же в 2013 году мы наторговали почти на 13 миллионов долларов. Причем основными пунктами нашего экспорта стали калийные и азотные удобрения и нефтепродукты! Это при том, что Нигерия является одним из крупнейших мировых экспортеров черного золота.

Вячеслав Бескостый, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Федеративной Республике Нигерия:
Официально, по нигерийской статистике, основной объем импорта приходится на нефтепродукты, потому что в стране не осуществляется переработка нефти. Весь объем от экспорта сырой нефти просто отправляется на покупку импортной продукции. Даже бензин или дизельное топливо они практически не в состоянии сами произвести, несмотря на то, что в 70-80-е годы были построены здесь четыре нефтеперерабатывающих завода. Но они в настоящее время не работают.

Вот и получается, что самый крупный производитель нефти во всей Африке ввозит в страну топливо даже из бедного, с точки зрения месторождений, Нигера. Литр 92-го бензина – 65 центов, а дизеля – почти доллар. Цены практически как на белорусских АЗС, а ведь о таких запасах черного золота нам и мечтать не приходится. И, кстати, в Нигерии нужно еще найти заправку, на которой есть топливо. Поэтому и чеков никто не просит, главное – наполнить бак.

Такой же принцип актуален и для обмена валют. В банк переводить доллары или евро в найра нигерийцы ходят крайне редко. Зато все знают, где базируются «народные» обменники.

А вот и один из них. Бывалый валютчик улыбается, услышав, что сдать мы хотим «всего» 300 долларов. Напомним, в Нигерии это зарплата, за которую еще согласятся работать без выходных.

А вот бизнесмен Евгений Кундяев с удовольствием поменял бы отношение Беларуси к нигерийскому рынку. Россиянин, продвигающий несколько видов нашей продукции, уверяет: несмотря на огромные расстояния, те же тракторы «Беларус» в Нигерии прекрасно знают. В одной из местных компаний наша техника работает уже третье десятилетие. Готовы рассматривать предложения, заключать контракты, но, по словам бизнесмена, африканская инициатива наталкивается на щит с белорусской стороны.

Евгений Кундяев, бизнесмен:
Например, «МАЗ». Мы просто вымаливали, чтобы они нас снабдили своей печатной продукцией, каталогами. Приезжает представитель и привозит пять с собой комплектов. На всю страну, чтобы объявить! Это что такое? Рынок огромный. 160 миллионов населения. Если правильно произвести маркетинг и выстроить правильный менеджмент, Беларусь просто устанет поставлять сюда свои товары.

Бизнесмен удивляется: неужели белорусским предприятиям не нужны экспортные поставки?! Тем более Кундяев уже провел разведку аналитическим боем. К примеру, по сравнению с китайскими, пакистанскими или индийскими тракторами, техника «МТЗ» однозначно бы смотрелась выгоднее для нигерийских покупателей. В наш «комплект» входит и техобслуживание, и поставка запчастей. И за такие бонусы готовы платить деньги.

Евгений Кундяев, бизнесмен:
Местные фермеры говорят: «Евгений, если ты предложишь там китайские трактора, мы из не возьмем. Давайте белорусские. Пусть они немного подороже, но мы знаем, что они будут работать».
Когда приезжают сюда люди, возьмем, к примеру, первая делегацию «МТЗ» пообещала нам, что будут трактора на проведение выставок, будут какие-то финансовые программы, возможно, что-то через лизинг. Это все было заявлено как в банке, так и в сборочном предприятии, также в Правительстве некоторых штатов. По возвращении в Беларусь сказали: «Ничего из того, что мы пообещали, мы сделать не можем и не будем».
Люди, которым мы приводили «Минский тракторный завод», презентовали их как серьезная стабильная компания, начинают меня спрашивать: «Евгений, как по поводу наших договоренностей?» Я не знаю, что им ответить.

Вячеслав Бескостый, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Федеративной Республике Нигерия:
Общий объем экспорта в Нигерию в прошлом году составил 17,6 млн долларов. Это не очень большой показатель для такой огромной страны.
Людям необходимо постоянное общение. Каждый день им нужно показывать, доказывать, что наше лучше, что наше надежнее.
Специфика рынка таковая. Неразвитость инфраструктуры, неразвитость средств связи.

Но этих проблем белорусам не понять – сетует предприниматель Шейи Гавриел Олуфэйд. Ну, никак не получается объяснить минскому партнеру по бизнесу, что обещанные документы не были отправлены в срок, потому что снова отключили электричество. Белорусу сложно представить, что такое в принципе может случиться. Как и принять привычные для нигерийцев опоздания даже на очень важные встречи.

Шейи Гавриел Олуфэйд, бизнесмен:
Если встреча начинается, скажем, в 10 часов, белорусы однозначно будут на месте уже 9.50. А в Нигерии, если мы говорим, что встреча в 10, вы должны понимать, что начнется она никак не раньше 10.15. У нас так принято – ничего не поделаешь.

Кстати, изменить такую непунктуальную тенденцию, вероятно, удастся именно белорусам. В 2013 году в Нигерии закупили первую партию часов «Луч». Пока лишь на 20 тысяч долларов, но время – деньги, а контракт долгосрочный. Кроме того, прорабатывают направления по экспорту сухого молока, печенья, табачной продукции и лекарств из Беларуси.

Виола Онвулири, министр иностранных дел Федеративной Республики Нигерия:
Если мы сделаем акцент на область взаимной торговли, я уверена, что удастся привлечь национальных инвесторов в различные сферы бизнеса как Беларуси, так и нашей страны. Нам интересна ваша автомобильная индустрия. Я и сама посетила два белорусских предприятия и своими глазами увидела, как добросовестно люди работают на производстве грузовых автомобилей и тракторов.
Но я думаю, что мы сможем тесно сотрудничать не только в этом направлении – сельское хозяйство, нефть, культура и туризм, искусство. К сожалению, сегодня наши торговые отношения находятся не на самом высоком уровне, и нам нужно над этим работать. Мы будем только рады сотрудничеству.

Рады сотрудничеству с Беларусью в Нигерии и на других уровнях. Далеко не один бизнесмен с Черного континента уже прилетал в нашу страну, чтобы наладить деловые контакты. Но переговоры-переговорами, а, к примеру, для Аббы Муса Усмана стало настоящим откровением: оказывается, в Беларуси мягким бывает не только инвестиционный климат.

Абба Муса Усман, бизнесмен:
Когда я прилетал в Беларусь, у вас, даже по африканским меркам, была настоящая жара. Я очень удивился.
Моя компания сосредоточена на оборонной деятельности, сфера серьезная. И мы с партнерами сразу отметили, что наши белорусские коллеги очень ответственно отнеслись к взаимным договоренностям. Все документы к нашему приезду были готовы, а так, извините, бывает далеко не всегда.
Кстати, пару человек из нашей делегации всерьез намерены приобрести недвижимость в Беларуси. Нам очень понравилась ваша страна.

Ассам Е. Ассам, Чрезвычайный и Полномочный Посол Федеративной Республики Нигерия в Российской Федерации и в Республике Беларусь (по совместительству):
Нигерия рассматривает Беларусь как ворота на Восток и Запад. Ваша страна дает нам возможность наладить более тесные контакты со многими странами. Мы ведь совсем на другом континенте, а вы – в самом центре Европы.

Кстати, в отличие от Беларуси, в Нигерии практически ничего не производят. Местная промышленность не в состоянии полностью обеспечить страну не то, что оборудованием или транспортом, но даже товарами первой необходимости. Легче перечислить, что в Нигерию не импортируется. Причем главным торговым партнером страны долгие годы остается Великобритания. Государство, независимость от которого Нигерия получила в 1960 году.

Площадь в Лагосе, больше напоминающая стадион или даже большой рынок, но для нигерийцев это одно из самых символичных мест. Ведь именно здесь около полувека назад страна узнала о своей независимости. И вот как раз со здания с гербом (это здание бывшего Парламента) был спущен британский флаг и поднят новый – символ современной Нигерии.

Эта площадь для жителей Лагоса – что-то вроде Октябрьской в Минске. Здесь назначают свидания, проводят концерты. Но при этом хоть как-то облагородить антураж такого знакового для страны места не планируют. Очевидно, лоск здесь не наводили с тех памятных 60-х.

Зато история самого города Лагос чуть более 20 лет назад изменилась кардинально. До начала 90-х столица Нигерии была здесь, а не в Абудже. Причин для передачи пальмы первенства официально было две: власти хотели, чтобы новая столица была нейтральна в религиозном плане, и, кроме того, перестраховывались на случай военного вторжения. Лагос расположен на границе страны и был бы атакован в первую очередь.

Сегодня население метрополии Лагоса – почти 16 миллионов. И по этому показателю на континенте город уступает только египетскому Каиру. Впрочем, уступает незначительно, чего не скажешь о разбежке в доходах от туризма. Тут уж Нигерии Египет и близко не перекрыть. Сложно заманивать зарубежных гостей в страну, где визу можно получать полгода, а по улицам свободно расхаживают люди с оружием.

Безопасность в Нигерии – понятие очень сомнительное. Боевики исламистских группировок регулярно напоминают о себе взрывами, терактами и массовыми расстрелами. Добиваясь установления шариата на севере страны. Причем, убивают как приезжих, так и местных. Но здесь к такой не прекращающейся войне уже привыкли. Тем, что многих может шокировать, в Нигерии никого не удивить. Даже колючая проволока практически на всех заборах здесь – как у нас цветочки на балконе.

Жизнь не по правилам в Нигерии актуальна не только для людей, но и для животных. Здесь даже черепахи ломают стереотипы. Вместо того, чтобы неподвижно нежиться на солнышке, кто-то активно пытается устроить побег. Руководство зоопарка предусмотрительно оградило вольер еще и бетонными блоками.

Зато власти города уже давно бегают на дальние дистанции, когда слышат о проблемах столичного зоопарка. Наболевшим делится директор воссозданного уголка дикой природы Африки. Господину Амину досадно, ведь фауна – один из брендов Черного континента. Вольеров для того, чтобы закупить новых животных, достаточно, планов по привлечению туристов тоже немало. Но государство даже в кредит ничем не помогает. Совсем недавно пришлось значительно увеличить стоимость входных билетов. Теперь опасаются: а будут ли посетители?

Мохаммед Амину, директор Национального зоопарка:
У нас есть туристический потенциал, все ресурсы, все возможности, но людей приходит очень мало, потому что нет никакой рекламы. От Правительства мы не получаем ни копейки на развитие, а на прибыль от билетов особенно не разгуляешься. Выходит, доходы от туризма бюджету нужны, а те, кто может приносить эти доходы, – не очень.
Я мечтаю купить в зоопарк Абуджи слона, но смотрю правде в глаза: это вряд ли получится.

На туристов в Нигерии, очевидно, не очень рассчитывают. За время путешествия по стране мы не увидели ни одного указателя, направляющего потенциальных ценителей прекрасного к памятнику архитектуры или хоть какой-нибудь достопримечательности. Но местные подсказали: «хотите истории – идите в тюрьму!» Оказалось, полуразрушенная стена, к которой прислонились представители малого нигерийского бизнеса, – часть здания колонии прошлых веков. О сохранении таких экспонатов позаботились. Здесь кандалы и прочая тюремная атрибутика, а, к примеру, в одном из углов была виселица. Правда, и в столь камерной обстановке для прекрасного место тоже нашлось.

В здании бывшей тюрьмы сегодня – художественная галерея. Впрочем, одну из камер все же попытались воссоздать. На что же могли рассчитывать среднестатистические заключенные в XIX веке? Звук, вероятно, еще из прошлых времен. Итак, камера, конечно, очень маленькая по размеру. Даже то, что можно назвать кроватью, маловата. Книга – это Библия – вероятно, из тех же времен, очень уж она ветхая. И практически единственное, что выдает то, что камера была воссоздана в наши дни, это пластиковые окна за решетками и кондиционер. Конечно, на такую роскошь в XIX веке заключенные не могли рассчитывать.

Абуаба Иабо, администратор парка:
Когда тюрьму расформировали, на этом месте разбили парк. Но кое-что из истории мы все же попытались сохранить. К примеру, там, где раньше была столовая для заключенных, сегодня – кафе и рестораны. Только меню, конечно, совсем другое.

А вот для тех, кто хочет утолить культурные аппетиты, рацион со временем не очень-то изменился. Конечно, сегодня в Нигерии слушают не только вариации на тему этнических барабанных ритмов, но преобладает все же музыка с национальным оттенком.

Встретить белого человека в Нигерии не так просто, поэтому и радио-диджеи с удовольствием воспользовались моментом. От нас они впервые услышали о существовании Беларуси. И тут же решили просветить свою аудиторию.

Вот так неожиданно у нашей программы появились не только зрители, но и слушатели. Хорошо, если бы так же вдруг музыкальная индустрия Нигерии наконец заработала по цивилизованным правилам – делится мечтами владелец радиостанции.

Аугустин Тинтин Имевбор, директор радиостанции:
О чем тут можно говорить, если у нас фактически не работает даже закон о защите авторских прав. Артисту могут не выплатить гонорар. И он тоже вряд ли что-то докажет. Национальные мотивы в ротации – это, конечно, хорошо, но, к сожалению, у большинства нигерийских исполнителей нет даже базового музыкального образования.

Что же касается образования высшего, поступить в вуз для нигерийцев – все равно, что полететь в космос. На страну в 160 миллионов человек – всего полтора десятка институтов. Это примерно по одному вузу на численность всей Беларуси. Чтобы молодежь все же получала дипломы, в Нигерии даже выплачивают стипендии и что-то вроде командировочных тем, кто отправляется учиться за рубежом. Так что планы Ники Инсери – получить высшее образование в Витебском медуниверситете – удивления ни у друзей, ни у родных не вызвали.

Ника Инсери, жительница Абуджи:
В вашей стране система образования гораздо эффективнее, чем у нас. А с белорусским медицинским дипломом мне будет даже проще найти работу в Нигерии, поэтому я даже не думала о том, чтобы учиться на родине.

Ассам Е. Ассам, Чрезвычайный и Полномочный Посол Федеративной Республики Нигерия в Российской Федерации и в Республике Беларусь (по совместительству):
Лучшие университеты Европы находятся в Беларуси. Мы рады, что многие молодые люди из Нигерии получают в вашей стране высшее образование, потому что знаем: они вернуться подготовленными специалистами и их диплом не придется подтверждать.

Среди стран африканского континента именно Нигерия лидирует по числу студентов, учащихся в белорусских вузах. Нынешний учебный год под знаком BY начался для 600 молодых нигерийцев. Среди самых популярных специальностей – инженерные, технические и медицинские. А один из белорусских университетов уже в 2013 году планирует открыть в Нигерии отдельный факультет, чтобы в Минск ехали самые подготовленные студенты.

Вячеслав Бескостый, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Федеративной Республике Нигерия:
С октября-ноября этого года уже нигерийский вуз осуществит набор первых студентов-нигерийцев, которые в течение года будут обучаться на так называемом подготовительном факультете БГУИРа в Нигерии. В конце года белорусские преподаватели из Минска приедут сюда для того, чтобы принять экзамен у нигерийских студентов, насколько они получили базовые знания, необходимые для дальнейшего обучения в белорусском вузе уже непосредственно в Минске.

Петер Тэтэде, вождь деревни Кобена:
Многие из нас – я имею ввиду свое поколение – в свое время не получили и уже не получим достойного образования, поэтому я искренне приветствую, когда молодые люди из моей деревни уезжали учиться и жили в более цивилизованных условиях.

Петер Тэтэде – вождь современный. И деревня его, по сравнению с многими селами, просто оазис в пустыне средневековья. У некоторых жителей вполне приличная техника, а неподалеку от апартаментов вождя есть даже хижина с лотереей. И расплатиться за заветный билет можно пластиковой карточкой! Дом Петера поддерживает тенденцию – эдакая скромная европейская дача. Отметим, что все эти радости цивилизации в деревне появились благодаря доходам от рыболовства. Океан здесь, как магазин шаговой доступности.

Именно здесь, на побережье Атлантического океана, видно, откуда в буквальном смысле приплывают поступления как в государственный, так и в семейный бюджеты нигерийцев. На фоне танкеров – скромные суденышки рыбаков, а вот уже буквально у самого берега – корабль, уже завершивший свою миссию. Как нам рассказали жители ближайшей деревни, его уже три года пытаются распилить на части, но вот пока ничего не получается.

Без океана деревне пришлось бы выживать. Прибыли, скажем, от продажи кокосов в сравнении с доходами от рыболовства мизерные. Благодаря дарам этих глубин здесь кормят, одевают и учат детей. Впрочем, наследники в Нигерии – тема отдельная. На семью будут косо смотреть, если в ней не будет хотя бы четверых детей – уверяет Вузу Осейба. И это при том, что здесь и речи не идет о государственной помощи на время декретного отпуска.

Вузу Осейба, жительница Лагоса:
Те, у кого есть хорошую работу, получают разве что медицинскую страховку. Но ее оплачивают не всегда и, в основном, в частных компаниях. Страховка покрывает хотя бы медпомощь, пока женщина ухаживает за ребенком. Правда, у многих людей таких бонусов нет. Но это, как правило, не влияет на решение родителей заводить детей.

В этой колоритной украино-нигерийской семье уже давно все смешалось: и языки, и культура, и традиции. Правда, этому обстоятельству только рады. Недавно у Ясмин родился пятый ребенок, и многодетная мама признается: на родине уже устала объяснять, что в Нигерии СЕМЬя – это нормально.

Ясмин Дауда:
Для местных мерок пятеро детей – это средне. Конечно, на Украине смотрят немножко, как на героиню.

Людмила Вязовая:
Наверное, материально легче. Большая часть бюджета расходуется на то, чтобы одеть и обувь детей на зиму. А здесь с этим проще, потому что все время тепло. Сапоги и шубы не нужны.

А вот глава семьи до сих пор не может забыть, как едва пережил зиму во время учебы в Советском Союзе. Кстати, тогда они с Ясмин и познакомились.

Дауда Сулайман Дауда:
Сказали, что 11 лет не было такой холодной зимы. И я был тогда. Минус 30 градусов ночью.

Конечно, сегодня, когда за окном плюс 35, как тут не посмеешься над зимними фотографиями в альбоме с типично африканской обложкой. Но для Ясмин после переезда в Нигерию сложнее, чем к климату, было привыкнуть к местному укладу жизни. Рассуждает: главное – удалось стать более терпеливой. Ну, а готовить национальные нигерийские блюда для нее теперь даже проще, чем сварить украинский борщ.

В Нигерии оказаться накормленным можно, пожалуй, везде. Даже если здравый смысл категорически против. Вот, к примеру, жарят мясо прямо возле дороги. Не исключено, что следующей на приеме у такого шеф-повара окажется, скажем, бегающий в ближайшем сквере петух. Продать вам еду активно попытаются даже в маршрутке.

Конечно, ничего общего с белорусским транспортом. Здесь пассажиров зазывают, маршрутные такси активно рекламируют, и прежде, чем уехать, можно купить все, что только можно, чтобы доехать не только с ветерком, но и с полным желудком.

Или еще один пример национального сервиса на рынке - жареные бананы. Но все это кулинарное творчество у местных пользуется неизменным спросом. Опрометчиво, учитывая, что в Нигерии нет скорой помощи. И если человек вдруг почувствует себя плохо ночью, других вариантов, кроме как дожить до утра, у него не будет.

Дауда Сулайман Дауда:
Просто мы здесь издавна так привыкли, поэтому каждый человек планирует, когда ему нужна медицинская помощь. В основном люди сами себе помогают.

Что уж говорить об отдаленных селах. Практически все дети в этой деревне родились прямо здесь, в соломенных домиках. И к медикам большинство местных жителей обратятся лишь в крайнем случае. Только цифры: по статистике, в Нигерии около 12% детей умирают в младенчестве.

Уаллю Анимоша:
Если ребенок рождается слабым, лечим мы обычно народными средствами, затем ждем два-три дня. Если не помогает, тогда уже везем в больницу.

Тем не менее, отношение к отпрыскам в деревне очень трепетное: на некоторых малышах золотые украшения, а кого-то предусмотрительно одевают в зимние вещи, немудрено простудятся – на улице всего под 40. Многие предметы быта словно из Каменного века, да и о бытовой химии здесь едва ли что-то слышали.

Дома напоминают перевернутые гнезда, и, кстати, внутри – настоящая сауна. Сложно представить, как в такой температуре еще и спят буквально голова к голове. Почти вплотную к хижинам – плантации кукурузы, общие на несколько деревень. А эти неприглядные плоды – растительные аналоги бульонных кубиков. Растворяются в воде – вот и обед. Уборку урожая здесь ведут, как бы у нас сказали, дедовским методом. Зато и в глухом африканском селе есть своя, самобытная версия «Дожинок» по-нигерийски.

Страна, в разных уголках которой можно проследить, пожалуй, все этапы развития цивилизации. 160 миллионов человек, живущих по своим, бескомпромиссным, правилам. Здесь нет зимы, не бывает весны и не случается осени. Вся нигерийская жизнь проходит летом. Они улыбаются солнцу и не обращают внимания, отражается ли оно в колючей проволоке.

Новости по теме
‡агрузка...

Александр Лукашенко: Беларусь всегда будет надежным партнером ЕС и рассчитывает на взаимность

Рецепты правильного питания представили учёные Беларуси

Дарья Домрачева и Надежда Скардино простились с большим спортом. 7 трогательных фото из Раубичей

Британские депутаты выступили за введение системы регулирования соцсетей

«Я помню до сих пор этот день»: Сергей Чепиков поделился воспоминаниями на «Гонке легенд»

Надежда Скардино: «Рада, что выиграла. Больше всего боялась в стрельбе стоя»

Новости экономики за 18.02.2019

Белорусы участвуют в продуктовой выставке в Дубае