Португалия нашими глазами. Лиссабон

27.06.2016 - 22:44

Выбрать страну для путешествия — дело крайне сложное, особенно если не мечтал всю жизнь «опереться» на Пизанскую башню, выпить шампанского у Эйфелевой башни или покататься на слоне в Индии. Когда билеты на перелеты стали дорожать в преддверии туристического сезона, в нашей компании вопрос стал ребром. Обычно с каждой страной связаны определенные стереотипы. Поразмыслив, решили ехать в Португалию, потому что единственная ассоциация со страной — портвейн. 

В самой западной стране Европе туристы чаще всего предпочитают проводить время в Лиссабоне. Знакомство со страной мы начали именно с этого города. 

Самолет приземлился далеко за полночь, тем не менее хозяин, у которого мы сняли жилье, терпеливо дожидался нас в аэропорту, чтобы отвезти к квартире. Наш водитель сделал небольшой круг, чтобы мы смогли насладиться красотой ночного Лиссабона. 

Поездка пришлась на конец августа. Температура редко опускалась ниже 30 ºС. Белорусскому организму, привыкшему в 9 месяцам холода и сырости, порой было нелегко. Мы поселились в историческом районе Белем, поэтому в первое утро сразу же оказались в туристической зоне. Отполированная тысячами ног брусчатка не раз заставила нас понервничать. А холмистые улицы центрального района Байша оказались явно не для элегантных женских сандалий. Если первое, что бросается в глаза в Минске, — идеальная чистота, то в Лиссабоне мы сразу ощутили запах сырости. Именно поэтому старые дома отделаны керамической плиткой — азулежу. Глазурь на старинных изразцах блестящая, но шершавая, как шлифовальная бумага. Во время заката улицы незабываемы: солнце уходит за горизонт, и его свет отражается от глянцевых стен и тротуара.

В районе Белем, недалеко от реки Тежу, располагаются сразу три известных достопримечательности — монастырь Иеронимитов, башня Белем и памятник первооткрывателям. Готическая архитектура практически всегда приводит в восторг, но самым запоминающимся стал именно памятник. По фото сложно представить, что каждая скульптура — величиной с Ленина на площади Независимости.

Вечером туристов сменяют рыбаки, которые под присмотром Фернана Магеллана и Криштована да Гамы, под аплодисменты отдыхающих вытаскивают свой улов. С этой стороны набережной открывается вид на реку Тежу и мост «25 апреля». Вдалеке можно разглядеть 100-метровую статую Христа, раскинувшего руки. Впечатление, что оказался в Сан-Франциско. По Тежу можно прокатиться на пароме, сойти на противоположном берегу, сделать умопомрачительный снимок на фоне статуи Христа и видом на весь Лиссабон, а потом вернуться обратно.

В поездку обязательно нужно захватить с собой традиционное лакомство — Паштейш де Белем. Найти кафе, где продают фирменные сладости, легко — небольшая очередь тянется недалеко от Жеронимуша. Секрет приготовления пирожного с заварным кремом монахи долгое время держали в секрете. В 1837 году рецепт был продан и фирменную выпечку стал производить Доминго Рафаэль Алвес, наследники которого продолжают дело и сегодня. 

Знакомство с городом продолжилось в районе Байша. На площади Россио с видом на национальный театр можно выпить бокал вина на одной из самых многолюдных террас города, но мы ограничились прогулкой и посиделками на лавке. Двигаясь из северной части района в центральный, можно услышать и традиционную фаду, и оперную арию, и современный бит.

Западная часть района известна благодаря смотровым площадкам. Оттуда открывается вид на десятки белых зданий с красными черепичными крышами. Прогулка завершилась поездкой на популярном среди туристов трамвае №28. Казалось, что громче минского метро ничего уже быть не может, но звук несущегося трамвая и дребезжащих стекол стал испытанием для наших ушей. Поездки на трамвае очень популярны среди туристов. Именно в 28 мы единственный раз за все путешествие услышали парочку русских фраз. 

Из Лиссабона решили отправиться в небольшой городок Синтра.  В отличие от белорусского вокзала, где красота в том, что открывается вид на ворота города, в Лиссабоне вокзал нужно сфотографировать, потом сфотографироваться на фоне, потом рассмотреть  внутри и снова сфотографировать. А если там еще и азулежу, есть риск опоздать на свой поезд. Нам удалось побывать в нескольких вокзалах, и даже плотно набитые вещами сумки не стали преградой, чтобы вытащить камеру.

В небольшом городе Синтра за несколько евро сначала почувствовали себя диснеевскими принцессами в дворце Пена, а потом членами Масонской Ложи в Кинта да Регалейра.

Португалия не популярна среди гурманов. Блюда местной кухни довольно просты. Используют осьминогов, кальмаров, каракатиц, крабов, креветок, омаров, лангустов и других обитателей морских глубин. Подают жареными с горой овощей. Если речь заходит об алкоголе, здесь есть что попробовать. Винью Верде, Портвейн, Мадера, Жинжа – неполный список обязательного к употреблению. 

Путешествуя по Лиссабону, грешно не потратить несколько часов для посещения мыса Рока. На обрыве стоит маяк, территория обнесена ограждением. Европейцы неторопливо прогуливаются, всматриваясь в горизонт. Русские, несмотря на опасность сорваться, спускаются вниз к воде. К сожалению, а может и к счастью, мы не увидели, как бушует океан. Во время шторма некоторые любители приключений едут к океану, выжидают, когда огромная волна подбирается к берегу и делают самый впечатляющий кадр для своего Инстаграма.

Побывав в Португалии, хочется непременно туда вернуться из-за потрясающей атмосферы и гостеприименых местных жителей. 

Автор: Наталия Колешко

Фото: Анастасия Данилович

Люди в материале: .
Loading...


«Ты стоишь над облаками, под тобой летают самолёты». Белорусская пара покоряет высочайшие вулканы мира



Минчане Константин и Анастасия Лапко поставили себе цель стать первой семейной парой из Беларуси, которая выполнит престижную мировую программу «7 вулканов».

Гость программы «Утро. Студия хорошего настроения» – альпинист-любитель – Анастасия Лапко, альпинист-любитель – Константин Лапко. 

Как давно вы вернулись из вашего последнего восхождения?

Анастасия Лапко, альпинист-любитель:
Вернулись буквально пару недель назад, но собственно, наше восхождение состоялось 12 января этого года. В 07.45 утра мы были на вершине.

Как долго длилось само восхождение? И где это было? В Мексике?

Анастасия Лапко:
Да, это была Мексика, это был вулкан Орисаба, высочайший вулкан Северной Америки.

Константин Лапко, альпинист-любитель:
Четвёртый в нашей коллекции. Восхождение всего длилось у нас три дня. Сразу были акклиматизационные выходы, мы ходили перед этим на вулкан Ла-Малинче, 4.600 подымались, потом переехали уже в штурмовой лагерь и рано-рано утром, даже, наверное, ночью – мы в 12 часов ночи отправились на штурм. И только в 07.45 мы поднялись на вершину.

Это называется штурм?

Константин Лапко:
Да. Есть штурмовой лагерь, из которого ты уже стартуешь с лёгким штурмовым рюкзачком. Там вода, медикаменты, самое необходимое, запасная одежда.

Анастасия Лапко:
Ледоруб, кошки, обвязка, шлем, фонарики.

Что вас сподвигло именно так время проводить?

Анастасия Лапко:
Наверное, мы просто однажды влюбились в горы.

Это было раньше, чем вы влюбились друг в друга?

Анастасия Лапко:
Нет. Наверное, это уже было намного позже.

Константин Лапко:
Да, это было намного позже, но мы всегда путешествовали вместе. Сразу мы, конечно, путешествовали с операторами, потом начали самостоятельно. То есть мы спланировали одну поездку, вторую, третью. Всё это вместе и нам очень понравилось, друг другу помогаем. И потом случайно выбрали горы. «А давай попробуем!» Это была просто авантюра, на самом деле. Первая вершина у нас была Эльбрус.

То есть изначально были горы, а потом вулканы?

Анастасия Лапко:
Сразу был Эльбрус. Это высочайшая вершина и высочайший вулкан одновременно Европы. И потом прошло, наверное, полтора месяца и звонит мне супруг и говорит: «А вот есть дешёвые авиабилеты до Килиманджаро. Может быть, слетаем, поднимемся?» Я такая говорю: «Мы только что вернулись, как же это так?» Но, тем не менее, говорю: «Давай. Попробуем». И вот когда мы уже взошли на Килиманджаро, у нас, наверное, возникла вот эта идея – всё-таки, совершить эту программу «7 вулканов» и пойти дальше-дальше-дальше, чтоб, как бы это ни тщеславно прозвучит, немножко оставить свой след в истории.

Вы поднимались раньше с организованной группой?

Анастасия Лапко:
На Эльбрус – да. Поднимались с организованной группой. Демавенд тоже был с группой. Килиманджаро – мы поднимались самостоятельно, но тоже покупали тур, потому что власти Танзании запрещают самостоятельные восхождения, таким образом они борются с безработицей в стране. И поэтому ты обязан нанять целую команду гидов, ассистентов, поваров, носильщиков. То есть с нами шли порядка 14 человек.

Полдеревни.

Анастасия Лапко:
Да, полдеревни. А в этот раз мы полностью всё сделали самостоятельно, нашли местного проводника в Мексике, локального гида. Я хочу сказать, что всегда мы ходим с гидами, потому что, всё-таки, это уже высота, это выше всегда 5.500 и это уже считается, как «зона смерти».

Константин Лапко:
Ты идёшь ночью, ты не знаешь, во-первых, локации и поэтому нужен, на самом деле, проводник.

А кислородное голодание? Вы сталкивались с ситуациями, когда хотелось повернуть обратно?

Константин Лапко:
Обратно, наверное, хочется повернуть всегда. Потому что, когда ты подымаешься на очередной какой-то подъём, а перед тобой вырастает ещё дальше путь, ты видишь, что ещё идти и идти, думаешь: «Ой, зачем?» Но потом понимаешь: «А зачем ты сюда приехал?» и всё равно идём. Кому-то плохо – поддерживаем друг друга обязательно в этом. Что касается кислородного голодания – конечно, сложно. Ты приходишь на вершину, уже у тебя синие губы, потому что нет кислорода, у тебя, когда снимаешь перчатки, синие пальцы. Настолько вот, на самом деле, всё это сложно.

Что самое трудно при подъёме именно для вас? Потому что каждый альпинист для себя выделяет особенные преграды.

Анастасия Лапко:
Самое сложное – это не видеть конечной точки. Просто все восхождения проходят ночью и вот это вот сбивается – временное и пространственное ориентирование такое.

Константин Лапко:
Когда 8 часов ты просто идёшь в гору. Для меня самое сложное – это спуск. Когда уже поднялся наверх – классно, ты достиг цели. А теперь надо назад спускаться. А чего там делать? Когда вокруг красота такая – ты стоишь над облаками, под тобой летают самолёты.

И рядом любимый человек с синими пальцами. У вас впереди ещё три вершины?

Константин Лапко:
Да, есть куда стремиться, однозначно.

Мы знаем, что вы ещё детей увлекаете альпинизмом. Скажите, на каком они сейчас пути?

Анастасия Лапко:
Они с нами ходили уже. Старшему – 9 лет, Степан. И младшему Семёну – 4 года.

У них был выбор? Может, они хотели в шашки играть?

Анастасия Лапко:
Выбора, наверное, не было. Для начала мы их в прошлом году взяли в наше путешествие по Индонезии, по острову Ява. И поднялись с ними на 4 действующих вулкана. Вообще, их было 5, но пятый был очень экстремальный, поэтому мы их с собой уже не брали, оставили в отеле с няней. А вот на 4 действующих вулкана они поднялись, и спустились в кратеры на некоторых. Старший шёл сам.

Константин Лапко:
А младший ехал в рюкзаке-переноске на мне. Но, тем не менее, в действующем вулкане они даже сварили себе яйца.