Паспорт Виктора Цоя продали на аукционе за 136 тысяч долларов

27.09.2018 - 11:25

Новости России. Паспорт Виктора Цоя продали на аукционе за 136 тысяч долларов, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Документы известного певца, записная книжка с телефонами его друзей, рукописи двух песен были обнаружены за холодильником после его смерти в квартире друзей на улице Рубинштейна, где Цой часто бывал после концертов в Ленинградском рок-клубе.

Торги провел аукционный дом «Литфонд». Человек, передавший документы для продажи, пожелал остаться неизвестным.

Напомним, Виктор Цой – рок-музыкант, культовый персонаж 90-х годов, написавший песню «Мы ждем перемен», которая стала гимном десятилетия. Он погиб в 1990 году в автокатастрофе.

Цой жив: каким помнят Виктора Цоя его поклонники

Люди в материале: Виктор Цой
Loading...


«Я ни на кого не обижаюсь». Как Финберг 8 раз поступал в музучилище



Народный артист Беларуси откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Как так получилось, что состоявшийся музыкант 8 раз не мог поступить в музучилище?

«Я был один из почитаемых дирижёров советского цирка». Финберг рассказал о работе с Поповым и Кио

Михаил Финберг, дирижёр, профессор, художественный руководитель – директор заслуженного коллектива Республики Беларусь Национального академического концертного оркестра Республики Беларусь:
Я приезжаю, подаю документы, я захожу, а там сидят – думаю, что после того, когда они отдыхали вечером. Я захожу только, он: «Проходи сюды!» Я прохожу «сюды», и человек берёт и начинает карандашиком выстукивать ритм. Но если я спрошу у него, что такое ритм, он не ответит. И я только выстучал, а там уже стоит двойка. Всё, я уже не поступил. Это, правда, в каждом году по два раза было.

Вадим Щеглов:
4 года Вы поступали.

Михаил Финберг:
Да, вот я поехал сначала в минское музыкальное училище, потом в другое училище, потом в другой класс и так далее. Но это не помогало. Может быть, были какие-то другие подходы. Я ни на кого не обижаюсь. Но мне пришлось уехать в Россию. Я уехал в Курск и попал в военный оркестр, воспитанником военного оркестра, где я прослужил почти 20 лет. И потом, когда приехало высокое руководство московское и начали опрашивать – может, какие-то вопросы у кого есть. Я говорю: «Я хочу в Беларусь назад вернуться». И мне они помогли.