Почему «надкушенное яблоко» не хочет стать огрызком в зубах ФБР

05.03.2016 - 13:04

Американцы считают, что закон является лучшим драматургом: судебный зал, соответственно — это идеальный театр, а самые неподражаемые трагики сидят обычно на скамье подсудимых. Наимоднейшая в нынешнем сезоне пьеса рассказывает о том, как надкушенное яблоко оказалось не по зубам всему федеральному бюро расследований, всем тамошним агентам с их жучками, плащами, кинжалами, всеядностью и небрезгливым отношениям к объедкам.

2 декабря прошлого года супруги Сайед Ризван Фарук и Ташфин Малик расстреляли 14 человек в пансионате для умственно отсталых города Сан-Бернадино: эту гору дымящихся трупов пакистано-американская пара украсила также и своими двумя телами.

В Штатах разные безумцы время от времени прореживают ряды сограждан: квалифицируется такое, обычно, как прискорбный инцидент, спровоцированный психическими перверсиями. Сан-Бернардинский инцидент, вопреки обыкновению, признали терактом: на это властям потребовалась изрядная смелость — с 2001-го, после уничтожения ВТЦ, терактов в стране, почитай не было.

За расследование взялись федералы — в лице минюста и ФБР. Дознание шло своим чередом до момента, пока канцелярские умы-чернильные души не потребовали от корпорации «Apple» выпотрошить для них мозги телефонного аппарата убийцы.

Здесь «Надкушенное яблоко»  взбунтовалось: «Не допустим прецедента, горой встанем на защиту приватности и гражданских свобод — и, вообще, пусть нам прикажут сделать это все ветви власти вместе взятые. За исполнительной дело, конечно, не стало.  

Джош Ирнест, пресс-секретарь Белого дома:
Тут важно понимать — чего именно хочет министерство юстиции с ФБР? Они не хотят, что «Apple» что там переделал в своем продукте или оборудовал «черный ход» в своей программе. Они хотят до конца разобраться с одним-единственным аппаратом. В этом смысле Белый дом полностью поддерживает ФБР и минюст!

Федералы уверяют, что их интересуют кое-какие интимные мелочи палаческого семейства — как там созванивались с Бин Ладеном? Спиритические сеансы проводили? А, может, набирали секретный номер на виртуальной клавиатуре айфона?

В интересе же к «Apple» ничего личного, только бизнес, да и любопытство ситуативное, без долгоиграющих последствий. 

Джеймс Коми, директор ФБР:
История с Сан-Бернардино не станет прецедентом, я обещаю. Ни за что не станет! Нам просто нужно в важнейшем расследовании выжать из улики максимум возможного. Как тут судьи и адвокаты могут отыскать наступление на права — просто не представляю!

Собственно, «Apple» рядится в белые одежды весталки совершенно зря: не девицы они в деловом отношении, отнюдь не девицы. По сан-бернардинскому телефону, как сообщали сами представители корпорации, властям было сообщено всё.

Конфликт возник, когда ФБР потребовало либо оборудовать удобный «ход с тыла» к любому айфону, либо передать программные ключи, которые позволяют наведывать в память аппаратов даже дистанционно. Цифровые ключи такого рода существуют, насколько известно, но даже в «Apple» они разбиты на фрагменты, розданы нескольким директорам и собраны воедино могут быть только по совершенно особому случаю.

Тут же волшебную комбинацию требуют передать какому-то федеральному штафирке, за которым не присматривает никто — может, начальство, да и то вполглаза. В общем, спор не о свободах, по правде говоря, а о том — кто ваши свободы уздечкой зажмет в своем кулаке?

Санбернардинский айфон стал героем американского фольклора и его судьбой, как Коньком-Горбунком, заняться желает даже Дональд Трамп, выстраивающий образ Иванушки-дурачка американской политики: 

Дональд Трамп, кандидат в президенты от Республиканской партии:
Я вам могу гарантировать, что все продукты «Apple» мы будем производить в Соединенных Штатах, а не в Китае или Мексике! Эй, уберите отсюда этого, пожалуйста! Вы кто такой? Мексиканец? Мексиканец, да? Я тут не речь вам приготовил, а просто кексик! А этот тип у меня изюм ворует! Пошел вон! Вон пошел!

По правде говоря, история эта разыгрывается в стиле античной трагедии: там полагалось, фальшиво заламывая руки, горестно раскачиваться на котурнах—на древнегреческих лабутенах, сиречь.

Если верить Сноудену и Викиликс, людские тайны вовсю эксплуатируются и корпорацией, и спецслужбами. Свои облачные хранилища, до самого тайного закутка, «Apple» как-будто властям открыл.

С приватностью в Штатах тоже просто: «Патриотический акт» с последующими уточнениями мало, что позволяет гражданам утаивать. Что же касается иностранцев, то там для американской разведки нет никаких запретов: можно следить, а нужно — имать и потрошить с применением третьей степени устрашения.

Система «Эшелон» уже четверть века слушает даже разговоры рязанской тещи с бобруйским зятем. Нынешний танец на котурнах — он для нетребовательной публики, с памятью мартышки, доверчивостью дошкольницы и кругозором девочки Элли из Канзаса.

ФБР берет не по чину и в стране корпораций пытается присвоить прерогативы большого бизнеса: сражаются субъект в цилиндре с сигарой и господин в плаще с кинжалом. Кто кого сборет — не важно, широкую общественность все равно продолжат стричь и слушать.

Единственная надежда — мы сделаемся слишком широкой общественностью и у них не хватит на нас глаз да рук: «Плодитесь и размножайтесь» - это средство контршпионажа рекомендовал нам еще сам господь.  

Loading...


Новый участок технопарка БГУ оснастили высокотехнологичным оборудованием



Новости Беларуси. От новаторской идеи – к реальной разработке. Пройти этот путь как можно скорее студентам-физикам и разработчикам теперь поможет новый участок технопарка БГУ, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. 

Его оснастили высокотехнологичным оборудованием.

C его помощью, например, гораздо легче расставлять компоненты на плату. Раньше это делалось вручную. Новые станки с программным управлением позволяют добиться максимальной точности при производстве серийных деталей.

Установили также лазерный станок, 3D-принтер и сканер. Оборудование позволит не только изготавливать приборы по индивидуальному заказу, но и производить детали, которые раньше закупались за рубежом.

Юрий Дудчик, заместитель директора Института прикладных физических проблем им. А. Н. Севченко:
В институте есть интересные разработки аэрокосмического направления. Мы создаем приборы, которые сейчас летают на Международной космической станции. Для создания приборов нам нужны комплектующие, которые мы обычно закупаем. Мы надеемся, что они будут создаваться на этом участке. С удовольствием будем их использовать.



Игорь Стецко, заведующий лабораторией факультета радиофизики и компьютерных технологий БГУ:
Если раньше наблюдался интерес только к программированию, сейчас он сохраняется, но все больше и больше студентов и больше серьезных разработчиков – Парк высоких технологий – обращаются к так называемой продуктовой линейке – созданию электронных устройств, которые работали бы вместе с развившимся практически до искусственного интеллекта программированием.

Открытие новой технической площадки – еще один шаг в реализации модели «Университет 3.0». Она подразумевает способность вуза продавать свои разработки. Создание измерительной и медицинской электроники, средств мониторинга транспорта – все это уже сегодня под силу технопарку БГУ.