Международная торговля без принципов и законов: силен тот, кто монополист | Столичное телевидение - СТВ
новости СТВ в твиттере

Международная торговля без принципов и законов: силен тот, кто монополист

16.04.2016 - 17:30

Настоящие люди из железа — это владельцы европейских сталелитейных предприятий. В этих господах нет ни жалости к нанятым, ни страха перед национальными правительствами: единственно, китайская сталь вызывает у них изжогу. Чтобы ее погасить, начата новая мировая торговая война.

Нет на свете книг увлекательнее бухгалтерских: они рассказывают окончательную правду о человеческой природе, не оставляют сокрытыми даже самые сокровенные тайны. Одна беда, некому их переложить с языка цифр на язык беллетристики. Нашелся бы такой гений, и узнало бы человечество, сколько на самом деле оттенков у серого, что в действительности происходит над пропастью во ржи, где, на самом деле, царит мир, а где бушует война.

К вопросу о войне: мало кому это известно, но сейчас ведут меж собою последнюю битву производители стали из Европы, Индии и Китая. Кто бы здесь ни победил, вот уж точно: мир больше никогда не будет прежним.

Индийская корпорация «Тата» собирается продавать свои британские заводы,

а большую их часть за невозможностью продать просто закроет: на Острове сталеваров 15 тысяч человек—немного, как будто, но, к примеру, весь Уэльс за этот счет кормится.

Санджив Гупта, основатель «Либерти Груп»:
Рабочая сила, которая сейчас не нужна нам в прежнем объеме, — это люди высокой квалификации, это рабочая аристократия. Им достаточно задать направление, и они легко найдут себе применение в любой области: всего только и нужны краткосрочные курсы. К сожалению, сталелитейный бизнес переживает не лучшие времена и помочь этим людям мы сами не в состоянии.

Индийцы — хотя какие они там, на самом деле, индийцы? Менеджеры — сплошь с Оксбриджскими дипломами, а про подлинных акционеров и не знает никто. Так вот, индийцы 30 марта постановили полностью эвакуироваться с Британских островов. Ну, то есть, решительность их непоколебима, однако, если правительство Соединенного Королевства возьмет на себя груз пенсионного обеспечения заводских работников. Если выплаты увольняемым тоже не лягут на плечи корпорации. А пуще того, если англичане заставят китайцев торговать сталью по более высокой, чем сейчас, цене. В общем, по спине уходящих видать, что они готовы услышать британских министров, что кричат вслед: «Тата, Тата! Не покидай нас! Без тебя не проживем, вернись, Тата!»

Саджид Джавид, министр предпринимательства Великобритнии:
Я предполагаю встретиться с Сайрусом Мистри—руководителем всей «ТАТА-груп». С ним и обсудим окончательные условия, на которых корпорация сможет избавиться от своих британских активов.

Но сталеваров в Европе — 300 тысяч, в общей сложности, а живут от этого промысла миллионов пять человек и живут, смею вас уверить, неплохо: те немногие промпроизводства, которые пережили континентальную деиндустриализацию последней четверти века, деньгами заливают, холят и лелеют, чтобы в какую Индонезию не эвакуировались.

И пока британцы молят «Тату» о милосердии, немецкие рабочие из «Тиссен-Круппа» бастуют:

их пока сокращать не планируют, но властям лучше авансом дать бодрящего пинка, чтоб шевелились. И пинок, точно, оказался живительным: он на многое раскрыл еврократии глаза, даровал чиновному классу дивную пронзительность мысли. К примеру, обнаружилось, что свобода торговли не может быть безбрежной. Если от нее польза нам, то пускай себе, зачем ее стеснять? А вот если она выгодна китайцам, тогда позвольте вам не позволить!

Жан-Клод Юнкер, президент Еврокомиссии:
Мы понимаем серьезность проблем сталелитейной отрасли. Высокие технологии, тяжелая индустрия, машиностроение — всё завязано на производство стали. Производить одни только бумаги в конторах и быть на передовых рубежах прогресса — это несовместимые вещи! Мы готовы для защиты будущего Европы всеми силами отстаивать принципы честной конкуренции: она должна быть и свободной, эта конкуренция, но честной, прежде всего.

Опять же оказывается, у святынь есть свой ранжир: «зеленый мир», пенье птичек и вольное дуновение ветерка нам дороги, конечно. Однако, уж лучше дым да копоть, если от них европейцам польза. Безработный пеньем птичек сыт не будет, ветерком жажды не утолит: 

Зигмар Габриель, вице-канцлер ФРГ:
Развитие индустрии и забота о климате не противоречат друг другу. Никто в мире не последует нашему примеру, если выяснится, что защита окружающей среды приводит к безработице, обнищанию, уничтожению промышленности. Только успешное развитие индустрии будет способствовать продуктивной защите климата — Германия это понимает и найдет средства убедить в том же Европу.

Еврокомиссия теперь объявляет войну китайскому сталелитейному демпингу.

Есть подозрение, что КНР вряд ли субсидирует эту отрасль; протекционизм — он чаще дитя финансового кризиса, а в Пекине сейчас больше не о развитии экспорта пекутся, а о развитии внутреннего рынка, чтобы не вывозить, а у себя потреблять.

Триллионные валютные накопления китайцы только что в печах не жгут, так от них избавиться хотят: кредитуют самые безнадежные правительства, затевают инфраструктурные проекты в самых пропащих и отдаленных местах. Вот уж сомнительно, чтобы при этом поставки стали в ЕС дотировались. Скорее всего, низкие цены есть результат конкурентных преимуществ, как то: дешевой рабочей силы, развитой логистики и прочего-прочего-прочего. Хотя, конечно, поди знай: правда запрятана в конторские книги глубже, чем смерть Кощея.

В любом случае,

буквально несколько дней тому дан старт глобальной торговой войне: всем наплевать на ВТО,

как перед второй мировой плевать было на Лигу наций. Сытый избиратель и гражданин —это ценность более высокого порядка, чем незапятнанность либеральных принципов. Китайцам будут всем европейским миром пытаться прищемить хвост, «Тата» попытается на этом поиметь гешефт, уволив рабочих, кого только можно, свалив свои социальные обязательства на британское правительство. «Тиссен-Крупп» получит долгосрочное конкурентное преимущество, когда ввоз китайской стали будет в Европу запрещен или ограничен.

Мораль сей басни в том, что

международная торговля — она не знает принципов и законов: в ней кто силен, кто монополист, тот и прав, поскольку законы пишет.

ВТО — и есть такой закон, диктуемый сильным: маленькому и слабому от него всегда вред. И святынь здесь нет: «чистый мир» и «зеленая экономика» хороши, когда за них платит тот, кого не жалко.

Международная торговля без принципов и законов