Александр Лукашенко на совещании в Витебской области: повернётесь с зарплатой к людям – будет результат. Нет – значит, не будет

22.11.2019 - 23:57

Новости Беларуси. Аграрно-промышленный комплекс Витебской области ждут кардинальные перемены. О развитии отрасли, которая в регионе показывает отрицательную динамику, 22 ноября говорили на совещании у Президента, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Совещание прошло в ходе рабочей поездки Александра Лукашенко в Витебскую область.

Несколько лет назад, чтобы исправить плачевное состояние местных сельхозорганизаций, в регионе создали ряд интеграционных структур, объединили производителей и переработчиков. Однако большая часть новообразованных холдингов ожидаемых результатов не показала.

Какие решения в итоге приняты и какие задачи поставлены главой государства – в материале Евгения Пустового.

Александр Лукашенко: результаты всестороннего анализа ситуации в сельскохозяйственной отрасли показывают наличие очень серьезных проблем

За пять предыдущих лет (с 2013 по 2018 годы) объем производства сельскохозяйственной продукции сократился почти в два раза. Падение продолжилось и в 2019 году.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Вы не топчетесь на месте. Я уже не говорю о том, что вы, как-то там стагнируя, прирастаете. У вас полная стагнация: пять лет вы катитесь в обратную сторону. Позорное явление, о котором я часто говорю, для наших кооперативов заключается в том, что вы еще в прошлом году (боюсь, и в этом придется) перебрасывали корма из района в район, чтобы хоть как-то прокормить скот и выпихнуть, как в народе говорят, их на пастбища в марте, когда еще есть нечего. Для самоуспокоения. Какая продукция, какие интеграционные структуры вас при этом спасут?

В аутсайдерах растениеводство: за пять лет минус 3 %. Да, здесь вегетационный период короче, чем в западных областях. Но там не от одного солнца собирают хорошие урожаи.

Александр Лукашенко: выдаете по частям, по 100-150 рублей, и считается, что у вас средняя зарплата 500 рублей. Кого вы обманываете?

Область рассчитывает на поддержку и на новый подход в хозяйствовании. Развивать интеграционные структуры, причем зонально, четыре на область. Но это проблем не решит, нужна финансовая подпитка.

Александр Лукашенко:
Область рассчитывает на колоссальную сумму государственной поддержки. А мне сказали «да нет, не надо никакой господдержки, сейчас объединим это все», – слова Шерстнева, – «и никто никому должен не будет, долгов нет». Они испарятся. Поэтому для принятия окончательных решений нам предстоит подробно и конкретно сегодня обсудить все существующие вопросы.

В общем, хотят заручиться поддержкой Президента. Александр Лукашенко за обстоятельный разбор ноу-хау. Готов выслушать каждого: руководителей таких структур, переработчиков, аграриев и чиновников.

Александр Лукашенко:
Я попрошу без всякой воды, конкретно по регламенту. Наталья Ивановна, вы отвечаете за это, я вас предупреждал. А то у нас руководитель встает и начинает: 15 минут для выступления, он семь минут плачет, три минуты слезы вытирают ему. Потом он начинает рыдать, и в конце концов он за 15 минут ничего не предложил. Поэтому ясна ситуация, мы видим, что происходит, что будем делать.

Холдинги – это вершина айсберга. За провалы в «Купаловском» лишились своих постов даже самые крепкие хозяйственники и управленцы, а в Витебской области кадровый голод.

Александр Лукашенко:
Давайте начнем снизу, а не сверху. По верхам прыгать не надо, мы все тут немножко в этом деле разбираемся. И я за свою президентскую жизнь уже насмотрелся на разные структурные и прочие перестройки. Но знаю только одно: если не будет от земли отдачи – от ферм, от машинных дворов, зернотоков и прочего, что составляет производственную структуру хозяйств на местах – никакие холдинги не спасут. Об этом свидетельствует ваш опыт четырех холдингов.

Где районы, председатели райисполкомов, исполкомы, советы и прочие структуры? Они какую роль будут играть в этой гиперсуперинтеграционной структуре?

Но самое главное подчеркиваю: хозяйства-то останутся, как предлагается. Пусть они будут, может быть, не такими полноценными. Может, цеха какие-то, еще там участки и так далее – на этом уровне просчитали ли вы, чем они будут заниматься технологически, организационно? Финансы и так далее в этих хозяйствах какую будут роль играть? Я уже сказал о районах и исполкомах, председателях. А райсельхозтехники какую роль будут играть в этих структурах? Просчитано ли это все? Какой будет севооборот в конце концов? Какие культуры будут производить 159 (или сколько) хозяйств, которые вы решили объединить в эту интеграционную структуру?

Председатели райисполкомов и руководители хозяйств, которые войдут в эту интеграционную структуру, должны сегодня ответить на этот вопрос.

Глава государства требует не забалтывать проблемы. «Интеграционная структура» звучит красиво, но без нормального отношения к земле слова не помогут.

Президент на совещании по развитию АПК Витебской области: «Вот впечатления: поля до конца не пашутся по контурам, хмызняком зарастают»

Евгений Пустовой, корреспондент:
Трудовая дисциплина хромает. Но в Витебской области уверены: гиперхолдинг решит большие проблемы. Да никакая это не эволюция в АПК, скорее желание новых инвестиций.

Александр Лукашенко:
Первое, второе, третье. Причины.

Николай Шерстнев, председатель Витебского облисполкома:
Первое – почему ежегодно уменьшается объем поставок сырья с хозяйств.

Александр Лукашенко:
То есть если было бы сырье, наверное бы, и проблем почти не было?

Николай Шерстнев:
Безусловно. Нет сырья прежде всего по той причине, что рабочей силы с каждым годом на селе становится меньше. Я потом примеры приведу. Работать некому.

Материально-техническая база в Витебской области самая устаревшая. Основные молочно-товарные комплексы, комплексы по откорму крупного рогатого и свинокомплексы строились в 1976-1988 годы. Практически за 10 лет.

Перерабатывающие предприятия модернизировали, но за современные технологии надо возвращать кредиты. Как, если оборудование загружено наполовину? Сырья не хватает. Земледельцы не справляются.

Василий Хаменок, генеральный директор Полоцкой интеграционной структуры:
Финансовая – это основная сторона вопроса в этой ситуации. Но только через повышение урожайности сельскохозяйственных структур, плодородия почвы, увеличение эффективности работы животноводческих наших комплексов мы можем это сделать. Потому что по-другому нельзя.

Интеграционный подход не нов, положительный опыт в стране есть: «Дзержинский», «Савушкин». А вот в Витебской области результата пока нет.

Александр Лукашенко:
Все интеграционные структуры, которые завязаны на переработчиков, дают результат. Ну, так, Гомельская область? У вас их было пять? И будем мы про эти интеграционные структуры! Есть предприятия, у которых сырьевые зоны. Они получают, конечно, результат и деньги берут себе и делят на сырьевую зону. Надо проверить, какая динамика.

Леонид Анфимов, председатель Комитета госконтроля Беларуси:
Динамику мы сейчас смотрели, пока шли рассуждения. Показывают то, что выгодно – к 2016 году. Но мы сегодня смотрим год к году, а к 2018 году у вас везде провалы.

Александр Лукашенко: если вы будете заниматься непонятно чем, и с обеда вас уже на работе не найти, ничего не будет

Ранее Президент поручил возобновить шефскую помощь. Глава Госконтроля доложил: некоторые предприятия не торопятся.

Александр Лукашенко:
Я согласен с вами. Мы о Национальном банке и подчиненных ему структурах (а ему все подчинено, когда я его назначал, я ему все подчинил) еще отдельно поговорим. Жируют, а заниматься не хотят. Поэтому догружайте их по колхозу, пусть там работают. Или по полтора, по два.

Это не обсуждается. Если 70 хозяйств, то эти хозяйства на них повесить, и ему будет легче здесь.

Еще одна проблема – закрепляемость молодых специалистов. Не умеют здесь работать с кадрами. А вот руководителей необходимо назначать, согласовывая с трудовыми коллективами. Просили Президента помочь и с мелиоративными землями – это дело государства. А на местах надо работать.

Александр Лукашенко:
Поэтому начинаем снизу, с земли. Колхозы, совхозы должны быть пока. Не надо сейчас делать как у Шарейко. Не надо, потому что мы не знаем, получится или не получится. Мы их ликвидируем, разгоним людей, люди отвыкнут в этом коллективе работать. Да и учтите социальную базу: клубы, магазины, школы – кто за это будет? Из Витебска будете управлять? У нее получилось, но она шла постепенно. А мы хотим сразу, поэтому сохраните колхозы, эти совхозы территориально и организационно как они есть. Понятно?

Интеграционная структура во главе, это – сырьевые зоны по молоку, по мясу. Они должны работать на вас. От сырьевых зон мы не откажемся, потому что мы видим по частникам, иностранным компаниям: они все «за» сырьевые зоны и просят «добавьте». Значит, на правильном пути. Не будет сырьевой зоны – не будет работы мясокомбината и молокозавода.

Говорим «интеграционные структуры», подразумеваем «сырьевые зоны». Хозяйства сохранить, ответственность исполкомов усилить, возможности у них есть. А зарплаты для крестьян повысить. Только потом от людей можно ждать отдачи.

Александр Лукашенко: без зарплаты ни черта не будет, вы ни с кем не договоритесь

Когда улучшатся результаты, покажет время. Но настроение у витебских аграриев поднялось. Отсрочка долгов позволит «оборотку» вложить в дело.

Василий Хаменок: Сегодня Александр Григорьевич направил, потребовал

Глава государства затронул и прошедшие выборы в парламент. Спикер Палаты Представителей родом из этих мест и, что называется, отвечает за развитие малой родины, у которой пока большие проблемы в сельском хозяйстве.

Александр Лукашенко:
С завтрашнего дня начинайте работать так, как я вам сказал. Езжайте в лес, пилите – дай им там фонды эти. Огораживайте машинные дворы, фермы и прочее. И железный порядок. Подключите РОВД, все силовые структуры, чтобы им помогли с людьми, чтобы те, что остались, начинали вертеться.

А вы за зиму должны составить договоры с людьми. Начинайте с зарплаты. Уже как ни будет тяжело, будем искать зарплату, чтобы вы могли этим людям заплатить хотя бы 400-500 долларов в эквиваленте в месяц. У них же дети, семьи. Как им жить? Повернетесь с зарплатой к людям и специалистам – будет результат. Нет – значит, не будет.

И потом, надо посмотреть, никто вам бесплатно ничего не даст. Какая вам нужна техника из того, что у вас есть. Плюс что-то там надо. Опять же, железный договор. Вот за тобой закреплена техника, ты головой отвечаешь. Не дай бог по твоей вине что-то случилось, я дам распоряжение судебной системе, Следственному комитету, чтобы жесточайшим образом наказывали. Посадим 200-300 человек – поймут.

Надо идти по всем направлениям. Вы же лучше меня понимаете, что вот эти убытки – это прежде всего оттого, что безобразно работают люди. А мы с этим смирились. Вот подождем, еще нам дадут отсрочку и еще денег дадут. Не дадут. 

Loading...


Новые производства, достойная зарплата и рабочие места. Итоги поездки Президента в Смолевичский район



Новости Беларуси. В такой беспрецедентно захватывающей волне информации, или даже не информации как таковой, а в потоке информационного шума, усилившегося в последнее время стократно, особенно легко запаниковать и решить, что все пропало, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Но это не так.

Понятно: надолго остановленные производства и ограничения в торговле – это прямой путь к минусам в национальных экономиках. А там и до мировой дело дойдет.

Юлия Огнева, СТВ:
И потому все чаще от мировых лидеров можно услышать то, что глава белорусского государства говорил с самого начала: предприятия должны работать, международная торговля должна продолжаться. А проблемы решать нужно сообща. Впрочем, пока консолидированные меры не выработаны, страны самостоятельно пытаются держаться на плаву в меру сил и возможностей.

Из-за принимаемых мер по недопущению распространения коронавируса, пострадали экономики в целом, особенно отдельные отрасли. Причем пострадали по объективным причинам. Взять, к примеру, туризм. Никакие предпринимаемые руководителями усилия сейчас ситуацию не исправят: границы закрыты, пассажирское сообщение прервано.

Поддержать разные сектора бизнеса (и частного, и государственного), если такая поддержка будет действительно жизненно необходима. Об этом в том числе шла речь во время посещения главой государства Смолевичского района.

Тему продолжит Алена Сырова.

От поля до стола. Группа компаний «Серволюкс» объединяет 15 предприятий, покрывая практически все сферы АПК. Производство комбикорма, птицеводство, собственная лаборатория и розничная сеть. Гордость – недавно открывшееся производство полуфабрикатов и молочно-товарная ферма. Оба проекта реализованы по технологии «гринфилд». Построены в чистом поле, а значит, изначально не было ограничений ни в инфраструктуре, ни в подходе к работе – полная свобода.

Светлана Лукашенок, заместитель директора филиала предприятия «Смолевичи Бройлер»:
Существует пять основополагающих правил: это отсутствие жажды, отсутствие голода, отсутствие дискомфорта для наших животных, это возможность проявления своего естественного поведения здесь на ферме, ну и, безусловно, это отсутствие стресса и страха для наших животных. Отсюда вы здесь видите очень широкие проходы, подстилку из песка.

Эта молочная ферма на 4000 голов является крупнейшей в стране. Руководит ею Мариус Зодсма. Опытного специалиста из Нидерландов пригласили, чтобы создать уникальное производство, где можно в полной мере реализовать белорусский потенциал. Получилось. Каждый день коровы здесь дают более 80 тонн молока – практически все класса экстра. На биржу идет по хорошей цене. Заработанное – на развитие.

Рабочая поездка Александра Лукашенко в Смолевичский район. Все темы в одном материале

Сельхозпредприятия глава государства посещает по несколько раз в год, и в таких поездках его сопровождают журналисты, так что есть с чем сравнить. Эта ферма в деревне Мгле – тот случай, когда невольно задаешься вопросом: почему не везде так?

Уже традиционно пятница в рабочем графике Президента – посещение предприятий. Главная цель таких поездок, как позже отметит Александр Лукашенко, – показать, что нет ничего невозможного, и обсудить перспективы не только конкретного предприятия.

Всегда, и особенно в непростые для всех, как сегодня, времена, в приоритете должны быть интересы людей и государства, независимо от того, руководишь ли частной фирмой или госпредприятием.

Александр Лукашенко: Если кто-то хочет в Беларуси работать, он прежде всего думать должен о людях

Ферма под Смолевичами – тот самый пример, где о работниках как раз думают. Средняя зарплата – 1200 рублей. Всего здесь работают 74 человека, многие приезжают на работу за несколько десятков километров. Отправиться на каникулы совсем не в их планах. Здесь привыкли работать много и качественно. На результат.

Вы посменно работаете?
– Три человека.
– И друг друга подменяете?
– Да. Выручаем и на выходные можем ходить.
– Сколько у тебя пало телят за прошлый месяц?
– За месяц нет. Я только могу сказать за год – может, два-три теленка. А за месяц нет, мы за каждым нянчимся.

Как телят, если, конечно, цель – зарабатывать, нужно нянчить и свой бизнес, развивать его. У «Серволюкс», очевидно, такой подход. Нашли инвестора – Банк реконструкции и развития вложил 24 миллиона долларов, и год назад появилось новое производство полуфабрикатов и готовой продукции из мяса птицы.

Алена Сырова, корреспондент:
На предприятии действуют беспрецедентные меры санитарной безопасности и пищевого контроля, поэтому всех без исключения гостей облачают вот в такие костюмы. Называют их «касперы», но затеряться, как приведению, здесь точно не получится. Обратите внимание: все работники облачены в светлое.

Митболы – мясные шарики с начинкой из сыра или шпината, наггетсы и многое другое. Пришлось даже искать место на полках магазина, рынок не знал такой продукции раньше.

Это запеченные продукты, например, филе, мякоть с бедра, плечики. Они запекаются без масла. То есть эта технология позволяет все самое ценное из мяса оставить внутри продукта. Сам наггетс – это, понятно, уже панировка. Наша панировка отличается тем, что не осыпается. В конечном продукте малый процент содержания панировки. То есть мы продаем именно мясные все-таки, а не хлебобулочные изделия.

В перспективе здесь будут работать около 300 человек. Сейчас активно набирают персонал и темпов сбавлять не планируют, в месяц готовы производить до 600 тонн продукции. Предстоит выходить на рынки Китая и ОАЭ, да и Россия.

Дмитрий Кожемяко, директор ЗАО «Юнимит»:
С Российской Федерации поступают дополнительные заявки, поэтому мы сейчас как раз внеплановые некоторые заявки выполняем для клиентов.

Пандемия, цены на валютных и нефтяных рынках. В эти непростые времена под ударом оказались экономики целых стран, и буквально уничтожен бизнес. Александр Лукашенко все понимает. И, конечно, не считает, что спасение утопающих – дело исключительно их. Напротив, обещает помочь, но мы не настолько богаты, чтобы просто раздавать деньги из бюджета. Важно, чтобы и сами предприятия попытались удержаться на плаву, а не просто ждали, пока им протянут руку.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Пока надо надеяться на себя, прежде всего на себя. Вот как бы это непопулярно ни звучало. А поддержку всем, кому надо, по мере возможности честно и справедливо мы окажем.

Президент Беларуси: мы поддержим только тех, кто прежде всего сам себя будет стараться поддержать и сохранить свой бизнес

Он сегодня в шоколаде, но и он ищет новые рынки. Вот формула: думай прежде всего ты за свой бизнес, а потом приходи к государству. Приезжайте вот сюда, к Баскину, и научитесь, как надо поддерживать собственный бизнес.

Высокая оценка от Президента для «Серволюкс» – хорошая реклама, для остальных – стимул и четкий месседж: время эффективного бизнеса; за свое всегда надо бороться. Тот, кто действительно успешен, знает, как работать и в кризис, но всегда может рассчитывать на поддержку.