Достопримечательности Витебской области: город Миоры с 500-летней историей и уникальной экотропой

15.09.2014 - 05:41

Новости Беларуси. Небольшой город Миоры в Витебской области на неделе отметил 500-летний юбилей. Причем, как утверждает местный историк Витольд Ермаленок, цифра 500 не окончательная. Он уверен, что поселение гораздо старше, ноэто еще предстоит доказать.

К слову, Миоры - малая родина Игоря Позняка, ведущего программы «Неделя» на СТВ. А потому он отправился в город своего детства, чтобы выяснить, что же там изменилось за 20 лет.

Таких городков по всей стране десятки. И у каждого их них своя изюминка, о которой люди порой и не догадываются.

Игорь Валерьевич – местный градоначальник, хозяин района. Но пока речь не о нем, а о сотне миорских мальчишек, которым некогда шататься по подворотням.

«Физкульт-привет» адресован детям из Постав. Заметьте, это они приехали в Миоры, а не миорские отправились к ним. Дело в том, что в 8-тысячном городе аж 3 футбольные площадки с искусственным покрытием.

А сейчас идем к самым истокам. Роддом. 38 лет назад здесь родился и ваш покорный слуга.

С тех пор бывало всякое. Но сегодня в Миорах рожают много.

Светлана Бирюкова, заместитель главного врача Миорской больницы:
В этом году будет у нас рождаемость приличная.

Игорь Позняк, СТВ:
Я знаю, что это единственное место, наверное, уникальное не только для Беларуси, где из окна родильного зала виден памятник неродившемуся ребенку. Это как-то психологически срабатывает? Абортов меньше делают, чем в других районах?

Светлана Бирюкова:
Меньше. Молодая мама у нас была, которая шла на аборт. Она не очень хотела, но хотела ее мама, потому что девушка была несовершеннолетняя. Я привела им памятник в пример. Сказала, чтобы сходили в костел, посмотрели. И через дня два они пришли и отказались. Сегодня у нее уже трое детей.

Местный архив. Здесь досье на всех, кто родился в Миорах.

Ирина Гуща, заведующая отделом ЗАГС Миорского райисполкома:
50-ая запись составлена о том, что Позняк Игорь Алексеевич, 11 апреля 1976 года рождения, уроженец города Миоры. Сейчас посмотрим, кто приходил регистрировать. Как вы думаете? (Наверное, мама). Да, папа, наверное, был на работе.

Игоря Кузнецова мы встретили здесь случайно.

Игорь Кузнецов, председатель Миорского райисполкома:
Честно сказать, когда последний день месяца, когда закрывается заработная плата и другие такие вопросы, один раз насчитал 1082 звонка за день.

Игорь Позняк:
А легко управлять городом, где вас все знают в лицо?

Игорь Кузнецов:
Как для меня, плюс. А для кого-то и минус. Я в 5 часов встал, город объехал – и это уже административный объезд, вернулся. В 11 часов вечера опять.
По городу я езжу ровно 20 км/ч., потому что голова вправо, голова влево. Что сделано за вчерашний день, что не сделано утром посмотрел. Или вечером позвонил, сказал: ребята, вы же обещали.

Застать председателя в кабинете сложно, такова уж особенность хозяина маленького города.

Игорь Позняк:
У вас диктатура или демократия?

Игорь Кузнецов:
А то и другое. Иногда ко мне приезжают, говорят, что сделали то и то в других районах. Но я говорю: я не знаю, что делается в других районах, но пока я тут буду работать, будет работать диктатура закона. Есть правила игры, мы их соблюдаем. Что на счет демократии. Что лучше, что хуже? Мы сегодня спокойно можем обсудить, что лучше делать. Здесь, я считаю, демократия.

Как и любой хозяин, Игорь Валерьевич пытается показать лучшее. Но сегодня мы еще доберемся туда, где грязи по колено. Парадокс, но это тоже предмет гордости. И не только местных.

Игорь Кузнецов:
Первый раз я когда поднялся на вертолете и посмотрел красоту Миорского края, я спустился и сказал: Браслав рядом не стоял. Многие годы болото Ельня ассоциировалось с тем, что это беда Миорского района. Сегодня, если вы пройдете по городу, вы увидите надписи: Ельня – богатство Миорского района. Тишина, ни телефон не берет, ничего. Но запах! Дышишь легкими, обалдеть!

Ельня – это самое крупное верховое болото в Европе. Туда мы еще отправимся, а пока погуляем по самой длинной в Беларуси набережной. Каштаны, лебеди и водная гладь – красота неописуемая.

Игорь Позняк:
Чтобы построить эту набережную, вы разобрали взлетно-посадочную полосу.

Игорь Кузнецов:
Да, но это было сделано до меня. Когда сокращали и выводили войска, приняли такое решение. На сегодняшний день, может быть надо было и сохранить, потому что многие вещи сегодня для безопасности страны, я думаю, что хуже бы не было.

Игорь Позняк:
Тогда у города не было бы такой набережной.

Игорь Кузнецов:
Была бы другая!

Игорь Позняк:
То есть мы сейчас с вами идем по плитам, по которым когда-то взлетали самолеты?

Игорь Кузнецов:
Да, бывшая морская авиация.

Игорь Позняк:
Вы сказали про плюсы, но не сказали про минусы того, что вы хозяин маленького города и вас все знают. Может вас остановить обычный житель Миор?

Игорь Кузнецов:
Может, без вопросов. Может остановить любой человек и задать вопрос.

Игорь Позняк:
А вот это еще один символ ваш, я так понимаю,- лебеди.

Игорь Кузнецов:
Жители Миор всегда считали белого лебедя своим символом. Это птица красивая. Когда открывает крылья, защищает наш город.

Игорь Позняк:
А почему лебедь именно с раскрытыми крыльями?

Витольд Ермаленок, учитель истории Миорской средней школы №3:
Он символ жизни.

Человек в камуфляже – автор того самого лебединого герба. Витольд Антонович местный учитель истории. Это он доказал, что Миорам как минимум 500 лет. Фактов накопал на 3 музея. Сейчас строит 4-ый.

Витольд Ермаленок:
Те же шведы приезжают, показываю пряслицу – для них это уникум. Они не думают, что здесь можно найти такое. Приезжают итальянцы, показываю им итальянские издания или римскую монету, им же тоже интересно.

Игорь Позняк:
То есть вы готовы удивить любого европейца?

Витольд Ермаленок:
Да. Сербия есть, Франция есть…

А это Мария Георгиевна. Нам, еще советским школьникам, она объясняла, откуда берутся дети. И правду впервые мы узнали именно от нее. Помните, был такой предмет – психология семейной жизни? О тех временах Мария Георгиевна вспоминает с сожалением.

Мария Ермаленок, учитель истории Миорской средней школы №3:
Просто знать какую-то технику или Камасутру – это можно действительно узнать через Интернет. Но нравственность на первом месте.

Пятерка по географии и привела меня когда-то на географический факультет. Урок географии в 10 классе. Тема: выгоды положения Беларуси. Спрашиваем школьников…

Игорь Позняк:
В чем выгода географического положения нашего города?

Ученица 10 класса Миорской средней школы №3:
К нам туристы приезжают. У нас красивые леса, реки, озера.

Игорь Позняк:
А в чем уникальность болота Ельня?

800 метров до самого большого в Европе болота. Дальше даже председательский внедорожник не пройдет. Но привести дорогу в порядок здесь никому в голову не придет.

Игорь Кузнецов:
Все привыкли, что надо доехать до самого места на машине. Вот приехали, посмотрели, иногда даже из машины не вышли, сделали фотографии, что здесь побыли, развернулись и уехали. А здесь вся фишка в том, что надо надеть сапоги, пройти 500 метров, потом увидеть ту красоту, за которой вы пришли. Была группа, вот они прошли еще даже не по деревянному настилу, по которому мы с вами будем идти, а просто с проводником по болоту 200 метров. И группа была в сапогах, так и упала на мох: «гуд, гуд!». Они такой красоты не видели.

Игорь Позняк:
20 минут пешком и мы с вами практически в сердце Европы. Причем в нетронутом сердце.

Игорь Кузнецов:
Вот начинается наша экологическая тропа. С уверенностью могу сказать, что она самая длинная и самая широкая.

По поводу этой деревянной дороги нужно пояснение. Твердой земли здесь нет. То есть тропа фактически держится на болотной воде. По сути, это полутора километровый дубовый плот.

Игорь Позняк:
Вы хозяин района и у вас в каждом глазу должен калькулятор срабатывать. Сколько это стоит и за сколько можно это все продать?

Игорь Кузнецов:
Приезжали сейчас немцы. Они готовы платить за ночь на болоте 100 долларов.

Игорь Позняк:
Ночь вот здесь 100 долларов? Дешевле в 5-звездочном отеле остановиться, чем у вас.

Игорь Кузнецов:
Возможно. Но 5-звездочных отелей много, а Ельня одна.

Иван Иванович – хозяин этих бескрайних просторов. Только он знает, где с тропы можно свернуть. И только на несколько шагов. Без него это делать смертельно опасно.

Игорь Позняк:
Насколько это уникально? В Европе можно такое найти?

Иван Борок, директор Республиканского ландшафтного заказника «Ельня»:
Нет, в Западной Европе нет. Есть еще Северная Европа – Скандинавия, там это можно найти. Были такие болота в свое время в Германии, но они все осушены. То есть такие болота есть в Скандинавии, Ирландии, Шотландии и Миорах.
Эта природа совершенно не белорусская. Это тундра. В реальности эта природа должна быть за 1,5 – 2 тысячи километров от Миор. Примерно, в Архангельской области и дальше на север. В тундре все то же самое, только там еще вкрапления белые – вечная мерзлота. А так, все то же самое. Ландшафты те же самые.

Когда начнутся сумерки, здесь приземлятся 5 тысяч серых журавлей. Увидеть их рядом невозможно – слишком осторожные птицы. Миоры – единственное место в Европе, где они отдыхают по пути в Северную Африку.

Иван Борок:
Это последний серьезный аэропорт, остановка журавля перед отлетом на зимовку на юг. Дальше начинается цивилизованная Европа, болот нет. Они где-то приседают, чтобы отдохнуть, и тут же поднимаются. А здесь они жируют. До 3-4 недель сидят здесь.

Чтобы не вспугнуть журавлей, возвращаемся обратно. Вот она – главная фишка Миорского края.

Иван Борок:
Знаменитая ельнянская клюква. Другого продукта ценнее по своим витаминным качествам, аминокислотам и прочим элементам нет. Лечиться можно. Клюкву используют как жаропонижающее, при простудных заболеваниях. Помимо клюквы у нас есть и свабна, которая имеет серьезные медицинские назначения, бактерицидные свойства имеет. Воду можно пить абсолютно не боясь ничего. Нажал, придавил – чистее воды нет, она фактически дистиллированная.

Так чистую клюкву можно быстро отделить от мусора.

Тересса Чеславовна, как говорят местные, клюквенная королева.

Тересса Корсак:
Здесь витамин C – это от простуды, витамин А есть – глаза лечить. У меня сынишка маленький, была простуда. В год и два месяца он чуть не умер в Витебске. У него началась на медикаменты аллергия. Я спасалась клюквой и травами.

А теперь внимание: Терессе Чеславовне 52 года, а выглядит максимум на 35. А все дело в журавлиной ягоде.

Тересса Корсак:
Это курица с клюквой, это рыба с клюквой. Клюква – это изюминка блюда. Она придает аромат, кислинку и смягчает.

Игорь Позняк:
А правда, что если у человека отравление угарным газом, можно заложить в уши. А как? Какой принцип действия?

Тересса Корсак:
Правда. Я делаю в марлечку. Закладываем в бинтик, но обязательно оставляем хвостик. И закладываем в ухо, как наушники. Клюковка вытягивает весь угар. Столько в этой ягоде лечебного, что ни одна ягода не сравнится с ней.

Клюкву здесь кладут даже в манную кашу. Кстати, подсказка для родителей самых капризных детей. Но мы сегодня приготовим клюквенный мусс.

Журавлиная ягода для Терессы Чеславовны еще и вдохновение. Клюквенные магниты она дарит всем иностранцам, чтобы помнили. Но главная мечта – открыть настоящий клюквенный ресторан.

Возвращаемся к Миорскому градоначальнику. 8 часов вечера. У Игоря Кузнецова конец рабочего дня. Но впереди еще совещание. За столом переговоров все заместители. Только стол – теннисный.

Игорь Позняк:
Игорь Валерьевич, где у нас лучше обстоят дела – в строительстве или в экономике?

Игорь Кузнецов:
А вы знаете, хочу сказать, что если будем строить, то и в экономике будет порядок. А если в экономике будет порядок, тогда будем строить. Сказать где лучше, а где хуже проблематично. Вот мы каждый год строили как минимум 2 дома многоэтажных.

Такие совещания, конечно, не каждый день, но местным чиновникам их не избежать. Такова, если хотите, прихоть градоначальника. Дальше – индивидуальная тренировка.

Игорь Позняк:
А в чем сила руководителя Миор?

Игорь Кузнецов:
Сила – в голове. Я человек новый был, когда сюда приехал. Меня поддержали. Через год уже шел по городу, меня узнавали. Вот однажды бабушки идут, общаются, а я на работу иду, их обгоняю. А они говорят между собой: наш председатель семью перевозит. И когда я услышал слово «наш», понял, что все у нас получится. 

Loading...


«При увеличении идёт очень сильная физическая нагрузка»: автор скульптуры Всеслава Чародея в Полоцке показал её макет



Новости Беларуси. Об истории некоторых белорусских скульптур рассказали в программе «Минск и минчане».

«Взвешивают товар, и стоит купец – торгуется»: о скульптуре «Городские весы» в Минске рассказал автор

«Это – рассказ меча о пережитой битве»: каким будет памятник «Слову о полку Игореве» на Немиге

Александр Прохоров, скульптор:
Это уже – модель памятника, она делается в масштабе. И вот по ней уже механически – специальные линейки есть – переносится, увеличивается, делается большой памятник. При увеличении идёт, конечно, очень сильная физическая нагрузка.

Потому что ты работаешь на лесах строительных, высотой 4-6 метров.

Конечно же, тебе надо контролировать, что ты изображаешь. Для этого тебе надо спуститься вниз, отойти, издали посмотреть.

Посмотреть с уровня горизонта зрителя.

То есть, встать, как бы, на позицию зрителя, чтобы избежать каких-то ошибок.

«Очень сложно было представить лицо этого человека»: как создавали скульптуру Кирилла Туровского у БГУ

Снова залезть, поправить.

Либо, если ты с соавторами это делаешь, то кто-то остаётся внизу, кто-то лепит. Потом меняетесь.

«Сразу ощутил, что у него какой-то свой дух есть»: Александр Прохоров о здании-мастерской легендарных скульпторов