Короткевич предсказал, что вместо роддома будет его музей. Рассказываем о самом читаемом белорусском авторе

04.11.2019 - 00:55

О жизни и творчестве известного белорусского писателя вспомнили в одной из серий проекта «Я шагаю по стране».

Задатки гения в писатели угадывались с детства: читать он начал в 3 года, а в 6 лет уже писал свои первые стихи.

Отсюда начался жизненный путь Короткевича. Причем буквально – раньше в этом здании размещался роддом. По городской легенде, в юности писатель однажды предсказал, что в этом здании будет его музей. Так оно и случилось.

Лина Готовская, заведующий Оршанским музеем В.С. Короткевича:
Геніяльны чалаве сваёй эпохі. І як ён сам казаў, ён будаваў сваю матрыцу будучыні, і ён пабудаваў яе.

Тут Короткевич преподавал два года.

Анна Ярошко, ученица Владимира Короткевича (1956 г.):
К нам приехал Владимир Семенович после распределения преподавать русский язык и литературу. Высокий, стройный, красивый, молодой. Нам так нравилось, речь его была звонкая, юморная.

Белорусская литература ждала своего Вальтер Скотта, Короткевич стал основоположником белорусского исторического романа. За мистическими сюжетами – пласты реальной национальной истории. «Дикая охота короля Стаха», «Черный замок Ольшанский» – эти историко-приключенческие детективы принесли ему огромную популярность.

Но был и другой Короткевич – романтик. Свою последнюю книгу лирики он назвал «Был. Есть. Буду». И снова предвидел: Короткевич и сегодня один из самых читаемых белорусских авторов.

Зарплату ни разу не получил, все отправлял тем, кто просил о помощи. Нехрестоматийные подробности из жизни Якуба Коласа

Подробности – в видеоматериале

Loading...


«Такие тосты были! И такие они все доступные». Козеко вспоминает о детстве в окружении белорусских писателей



Тренер откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Ваш отец был редактором Белгосиздата. У вас часто в гостях бывали известные белорусские писатели, классики белорусской литературы: Петрусь Бровка, Иван Мележ, Кузьма Чёрный. Почему спорт?

«На батуте прыгал, когда был маленький. Но не увлёкся». Николай Козеко рассказал о сыне

Николай Козеко, тренер национальной сборной по фристайлу:
Да, отец был главным редактором Белгосиздата. Параллельно он был членом Союза писателей СССР, критиком, много учебников, исследовал творчество Ивана Мележа, Шамякина, Кондрата Крапивы. Конечно, эти люди были у нас, приходили в гости. В те времена как-то ходить по гостям, ходить в гости к друзьям своим было в порядке вещей. Это сейчас люди как-то встречаются, в основном, в кинотеатрах, в барах, в ресторанах. А в мои времена, конечно, было так, что домашние посиделки заменяли круг общения. Разговоры на кухне. Они же белорусские пісьменнікі были – они всё время так красиво на белорусском языке разговаривали.

Вадим Щеглов:
А какие самые яркие воспоминания из детства, связанные с нашими классиками, у Вас?

Николай Козеко:
Я Вам скажу так: отцу было 50 лет, праздновали дома, освободили целую комнату – у нас хорошая квартира рядом с филармонией была. Освободили целую комнату, поставили столы. Там был и Иван Мележ, и Петрусь Бровка, Шамякин был. Такие тосты были! И такие они все доступные. И что самое интересное, я занимался тогда спортом, такой спорт был, как прыжки на батуте, казалось мне, что никто не знает. А они были в курсе всех этих событий. Они гораздо больше были в курсе событий спортивных, моих достижений, чем я был в курсе их писательских задумок. Так что их круг познаний был очень широк.