Здание, не похожее ни на один молельный дом в мире. Кадры из новой витебской синагоги

18.10.2017 - 15:33

Новости Беларуси. В Витебске впервые за 100 лет построили синагогу. Это знаменательное событие как для иудейского мира, так и для культуры и межконфессиональной дружбы Беларуси, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Фотофакт: в Витебске впервые за 100 лет построили синагогу

В дореволюционное время в этом городе 52,4 % населения составляли евреи, и действовало свыше 60 синагог. Современное здание не похожее ни на один молельный дом в мире.

Еврейские национальные мелодии исполняются даже на крыше новой синагоги. Это здание уже стало центром притяжения иудеев в Витебске. Два года назад на улице Грибоедова заложили первый кирпичик. Красного цвета – в тон старым домам в центральной части города. «Шатер Давида» вписался в архитектуру Витебска, словно находился на этом месте всегда.

Анастасия Бут, СТВ:
Внутри также прослеживается связь новой синагоги и древнейшего Витебска. А кто может быть наиболее ярким связующим звеном, если не известный во всем мире наш земляк Марк Шагал? Репродукции витражей, которые он писал для иерусалимской синагоги Хадассы, сегодня можно увидеть на стенах и витебского храма.

Это изображения 12 колен – потомков 12 сыновей Иакова, от которых, согласно священным книгам, и пошел еврейский народ. Здесь же, на потолке, и 12 ступеней к небу. На стене три камня, специально привезенных из Израиля.

Малкиэль Горгодзе, раввин Витебска:
Традиционно женщины и мужчины молятся отдельно. В некоторых синагогах это просто некая ширма. Мы, в свою очередь, смогли себе позволить балкон для женщин.

Олег Буткевич, епископ Витебской католической епархии:
Гэта падзея, якая ўласцівая для нашай краіны. Спрадвеку на гэтай зямлі заусёды ў згодзе паміж сабой жылі вызнаўцы розных рэлігій і розных канфесій. Тым больш, для Віцебску юдаізм – гэта штосьці блізкае.

В мире нет ни одного подобного молельного дома. Тем интереснее было работать с проектом. В результате – множество огромных окон со звездой Давида, стеклянный купол над холлом.

Алексей Федористов, архитектор:
Это не просто сравнение, какие же синагоги строятся по всему миру. Это образ жизни, образ существования евреев, их традиции, их устои. А фишки из этого и складываются, из глубинных корней.

Не возникает сомнений, что синагога станет еще одной точкой и на культурной карте Витебска. В перспективе здесь планируют создать еще и музей.

Катрин Маклхом, туристка (Великобритания):
Это очень интересно. Это первая синагога, восстановленная в Беларуси за последнюю сотню лет.

Карин Блок, туристка (Великобритания):
Мне кажется, это событие важное не только для еврейского общества. Я думаю, всем людям будет интересно посетить с туристической целью.

Синагога гостеприимно распахнула двери не только для иудеев. Пообщаться, окунуться в историю еврейского народа или выучить иврит в стенах «Шатра Давида» могут представители любых конфессий.



«При увеличении идёт очень сильная физическая нагрузка»: автор скульптуры Всеслава Чародея в Полоцке показал её макет



Новости Беларуси. Об истории некоторых белорусских скульптур рассказали в программе «Минск и минчане».

«Взвешивают товар, и стоит купец – торгуется»: о скульптуре «Городские весы» в Минске рассказал автор

«Это – рассказ меча о пережитой битве»: каким будет памятник «Слову о полку Игореве» на Немиге

Александр Прохоров, скульптор:
Это уже – модель памятника, она делается в масштабе. И вот по ней уже механически – специальные линейки есть – переносится, увеличивается, делается большой памятник. При увеличении идёт, конечно, очень сильная физическая нагрузка.

Потому что ты работаешь на лесах строительных, высотой 4-6 метров.

Конечно же, тебе надо контролировать, что ты изображаешь. Для этого тебе надо спуститься вниз, отойти, издали посмотреть.

Посмотреть с уровня горизонта зрителя.

То есть, встать, как бы, на позицию зрителя, чтобы избежать каких-то ошибок.

«Очень сложно было представить лицо этого человека»: как создавали скульптуру Кирилла Туровского у БГУ

Снова залезть, поправить.

Либо, если ты с соавторами это делаешь, то кто-то остаётся внизу, кто-то лепит. Потом меняетесь.

«Сразу ощутил, что у него какой-то свой дух есть»: Александр Прохоров о здании-мастерской легендарных скульпторов