Новости: Как белорусским производителям попасть в ЮАР? Национальные особенности деловой жизни в интервью с послом Беларуси в ЮАР Андреем Молчаном
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Как белорусским производителям попасть в ЮАР? Национальные особенности деловой жизни в интервью с послом Беларуси в ЮАР Андреем Молчаном

23.11.2013 - 22:10

Ну, вот, как тесен мир! С импозантной гостьей из Африки – Элизабет Табете – которая является замминистра торговли и промышленности ЮАР, всего несколько дней назад съемочная группа РТР-Беларусь встречалась в Претории (это столица ЮАР). Это в девяти тысячах километров отсюда! Край света! Ведь за мысом Доброй Надежды, за южной оконечностью ЮАР, только Антарктида! И в скором времени вы увидите наш фильм о Южной Африке.
Находясь там же, в Претории, мы записали интервью с послом Беларуси. Андрей Молчан открыл секрет, чем же интересны друг другу Белая Русь и самая белая страна Черного континента.

Юрий Козиятко:
Андрей Леонидович, у нас стоит задача искать новые рынки. ЮАР, в принципе, тоже новый рынок для Беларуси. И мы тут пробиваемся с помощью Вас, с помощью Вашего посольства, в том числе. Скажите, а новому рынку Беларусь нужна или нет? Большое расстояние! Они тут живут совершенно в другом мире! (улыбается)

Андрей Молчан:
Юрий, Вы категорически правы! (улыбается) Очень-очень правильно подмечено: нужны ли мы им? На сегодня складывается такая ситуация, что, скорее, они нам нужны. Потому что это мы – производящая страна, мы – экспортирующая страна, нам нужны новые рынки, нам нужно расширять сферу своего присутствия во всем мире. Потому что, как показывает практика, конечно, завязка на одного-двух торговых партнеров –  очень неустойчивая. И не может обеспечить стратегического видения или стратегического развития, уверенного развития нашей экономики вперед, потому что «чихнули» в ЕС – у нас упал экспорт,  какие-то новые меры ввела Россия – упал экспорт, и - скопление на складах этой продукции. Куда ее девать?

Юрий Козиятко:
В Африку! В Африку! (улыбается)

Андрей Молчан:
В Африку.

Юрий Козиятко:
Так а чем, какой продукцией можно заинтересовать ЮАР сегодня?

Андрей Молчан:
Вот чем мне интересная Африка, когда я приехал сюда работать и начал изучать ситуацию? Африка могла бы быть заинтересована практически в любой продукции, которую производит Республика Беларусь: трактора, творожные сырки, конфеты, печенье, комбайны, станки, оборудование, лазерное оборудование, оптическое оборудование – это им все надо. Здесь бы мы могли бы найти спокойно партнеров.
Вопрос в другом: что этот рынок очень насыщен конкуренцией, очень насыщен конкуренцией. ЮАР – самая богатая страна, ну, одна из самых богатых стран на африканском континенте. ЮАР – это лидер континента. Как политический, так и экономический. Поэтому, если мы хотим выйти на южноафриканский рынок, мы должны очень серьезно задуматься и очень глубоко проанализировать и разработать свою маркетинговую стратегию. Я имею в виду наши компании, основные производители. К сожалению, они пока считают, что ЮАР – это, ну, какая-нибудь другая экваториальная, там, страна, экваториальной Африки.  ЮАР – это, как здесь ее называют, «Швейцария» либо «Европа» Африки. Тут, в принципе, есть все. И тут они очень многое производят сами. Благодаря этим крупным, еще «белым» компаниям, как здесь любят называть. Здесь очень умные профессора, бизнесмены, инженеры остались еще. Но они в основном среди белого населения. Среди черного населения пока таких мало.

Юрий Козиятко:
Но, тем не менее, сегодня, на почве того, что здесь живут чернокожие, белокожие люди, здесь же конфликтов никаких нет. Таких, серьезных?!

Андрей Молчан:
Это, я бы сказал, заслуга, конечно, Нельсона Манделы. И той, скажем так, элиты, которая с ним пришла к власти. Они отказались от каких-то радикальных изменений, молниеносных изменений,  срочных. Они все постарались выстраивать на довольно эволюционной основе. И благодаря этому они избежали, в основном избежали этих конфликтов.

Юрий Козиятко:
Как они с преступностью борются?

Андрей Молчан:
Они пытаются бороться с преступностью! (усмехается) И преступность является одной из самых больших проблем для ЮАР. Причем, тех проблем, которые влияют на внешний международный имидж этой страны. Потому что, если страна перенасыщена, с высоким уровнем криминалитета, конечно, сюда не пойдет ни инвестор, ни турист.

Юрий Козиятко:
У них оружие разрешено. Иметь и носить. Это в лучшую сторону влияет? Меньше преступности от этого? Или наоборот?

Андрей Молчан:
Да, разрешено. Может быть, где-то это помогает. Ну, у них здесь, конечно, культ оружия, надо отметить. Но, опять же, среди белого населения. Черное население -  не все могут приобрести это оружие...

Юрий Козиятко:
У них биты! (улыбается)

Андрей Молчан:
Или лицензию. Да, у них там мачете какие-то,  еще что-то...
Но я хочу сказать, что власти ЮАР провели очень серьезную работу по зачистке, скажем так, от преступности основных городов свои накануне проведения чемпионата мира по хоккею в 2010 году.

Юрий Козиятко:
По футболу!

Андрей Молчан:
По футболу, да... Но с помощью, конечно. Им помогало практически все международное сообщество.
На сегодняшний день, конечно, несмотря на то, что уровень преступности в ЮАР остается довольно высоким, но он уже опустился … Ну, сейчас, по крайней мере, ЮАР где-то во второй десятке…

Юрий Козиятко:
В мире?

Андрей Молчан:
В мире, по преступности. Раньше она там чуть ли не первые места занимала.

Юрий Козиятко:
А давайте поговорим о том, где ЮАР первое место занимала и еще до сих пор занимает одно из первых мест. Добыча золота. Добыча алмазов. Что еще? У них очень много полезных ископаемых. Около 40 видов.

Андрей Молчан:
Много полезных.  Вы правы, да. Здесь очень много полезных ископаемых, редкоземельных металлов, угля, железной руды.

Юрий Козиятко:
Вот, нам это интересно? Мы сможем их как-то взять дешевле, чем на других рынках? (улыбается)

Андрей Молчан:
К вопросу о привлекательности ЮАР для Беларуси в качестве партнера. Пока, конечно, мы завязаны, по крайней мере, то, что касается минеральных ресурсов, конечно, Россия нам очень помогает.

Юрий Козиятко:
Нет, ну, в России – нефть, газ! В ЮАР нет ни нефти, ни газа.

Андрей Молчан:
Они полностью зависят от импортной нефти, от импортного газа.

Юрий Козиятко:
А как они выкручиваются? Огромная страна, большая экономика, а нет ни нефти, ни газа. Только электричество. АЭС, кстати, у них есть.

Андрей Молчан:
Да, АЭС, кстати, что надо отдать должное! Почему я говорю с большим уважением о развитости ЮАР. Потому что,  ЮАР когда-то практически самостоятельно разработала свою ядерную программу и создала атомную бомбу!

Юрий Козиятко:
И отказалась!

Андрей Молчан:
И самостоятельно отказалась!

Юрий Козиятко:
Опыт АЭС. Мы строим атомную электростанцию. Я насколько понимаю, они - вторую собираются строить.

Андрей Молчан:
Они собираются строить, но, опять же, у них почему-то все это идет очень вязко, очень медленно, как-то нединамично совершенно. Вот у нас… Чем Беларусь хороша? Маленькая, компактная, динамичная страна.
Большую проблему в этом плане, кстати, создает и высокий уровень коррупции здесь, в стране, с которой тоже власти пытаются бороться очень активно. Но пока это не совсем..

Юрий Козиятко:
Африканские традиции... Наверное?  (улыбается)

Андрей Молчан:
Да...

Юрий Козиятко:
Андрей Леонидович, а, вот, завершая тему АЭС -  если я не ошибаюсь, Россия участвовала в тендере на строительство второй АЭС?

Андрей Молчан:
Да. С Россией очень плотные шли переговоры, с Китаем шли плотные переговоры, с японским «Хитачи» шли переговоры, с той же французской «Аревой». Я могу только предположить, что, скорее всего, все-таки победят китайцы. Потому что китайцы пакетом все предлагают: и деньги, и свое строительство.

Юрий Козиятко:
А я вот задал Вам вопросы, и мы от него как-то ушли. Так как они без нефти, без газа решают энергетическую проблему? Как они выкручиваются?

Андрей Молчан:
Импортируют, все импортируют. Импортируют нефть. Основным поставщиком нефти у них, кстати, был Иран всегда. И поэтому, когда Соединенные Штаты Америки наложили эмбарго на иранскую нефть, для южноафриканского правительства это создало серьезные проблемы. Представляете, 25% нефти идет из Ирана.  Плюс еще, естественно, у них поступает нефть и из Нигерии.  Газ открыли недавно в Мозамбике, залежи. То есть, в соседних странах эти все ресурсы есть.

Юрий Козиятко:
Но на электричестве, на электроэнергии в основном все работает. Да?

Андрей Молчан:
Поэтому здесь у них в основном электроэнергия и атомная станция.

Юрий Козиятко:
Но у них 80% электроэнергии из каменного угля. На основе сжигания каменного угля.

Андрей Молчан:
У них очень высокоэнергетичный каменный уголь. Они с этим углем чего только не умудрились придумать! Они разработали и дизель на основе каменного угля, и, естественно, топят свои электростанции каменным углем.
Хотя сейчас Правительство уделяет большое внимание развитию альтернативной энергетики. Ну, как видите, солнца здесь хватает. Здесь не только солнце, 360 дней в году здесь солнечных, здесь и энергия ветра, плюс энергия приливов.

Юрий Козиятко:
Хорошо, давайте вернемся к нашим «баранам» (улыбается). Или к нашим тракторам. Вот, трактора белорусские на полях Южно-Африканской Республики мы увидим когда-нибудь или нет? (улыбается)

Андрей Молчан:
Это моя хрустальная мечта! Я хочу видеть здесь белорусские трактора. Мировой производитель 10% всех тракторов в мире, известная марка, сильная инженерная технологическая школа. Вся Европа, вся Азия, весь бывший Советский Союз – все знают белорусские трактора. Канада, США даже!  А здесь, в Южной Африке, в южноафриканском регионе, наших тракторов, наверное,  штуки четыре, может быть, и можно было бы где-нибудь найти.

Юрий Козиятко:
Ну, они же дешевле, чем «Джон Герт»?

Андрей Молчан:
К сожалению…

Юрий Козиятко:
Ну, просто их не знают, наверное!

Андрей Молчан:
Первый вопрос – нас не знают. Здесь, в Южном полушарии, ни «БелАЗов», ни «МТЗ», ни «Амкодора» – их просто не знают.

Юрий Козиятко:
Ну, как же! «БелАЗы» же в пустыне Калахари у них работают, насколько я знаю!

Андрей Молчан:
Ну, потому что два года мы тут не зря сидим, как говорится! Начали работать!

Юрий Козиятко:
Ну, плохо знают. Да?

Андрей Молчан:
Очень плохо знают! Несмотря на то, что «БелАЗ» – это треть мирового рынка карьерных самосвалов, до последнего момента наших машин здесь практически не было. Ну, 5-6 машин было поставлено за пять лет. Но, благодаря усилиям, в том числе и посольства. Ну, посольства, как нам сказал Президент, посольства здесь – не посольства, посольства здесь – торговое представительство. У нас 95% всех мероприятий, всех встреч – это торгово-экономические переговоры.
Только в этом году поступило сюда,  было продано на этом рынке «БелАЗов», наверное, больше, чем за всю историю существования двусторонних отношений. Но это цифра небольшая. Это 14 машин.

Юрий Козиятко:
Но они же дорогие! Товарооборот сразу увеличился! (улыбается)

Андрей Молчан:
14 машин, да, 220-тонники, сколько там, 2-3 млн, не знаю, сколько они там конкретно стоят. Как только созданы организационно-технические и финансовые условия на рынке, сразу пошел процесс, сразу пошел результат. Сейчас мы активно занимаемся темой тракторов… Вроде бы, заработали с «БелАЗом», канал заработал…

Юрий Козиятко:
Продать их здесь или собирать?

Андрей Молчан:
С «МТЗ». С «МТЗ», с тракторным заводом вообще отдельная история. Дело в том, что, наверное, самый насыщенный конкуренцией тракторный рынок – это в ЮАР.  Сам рынок объем примерно 7-7,5 тысяч машин, тракторов разной мощности. Но эти трактора здесь представлены, как минимум, 40 компаниями-производителями. И, естественно, основную долю рынка держит тройка лидеров: «Джон Дир», «Нью Холандер» и «Марк Фергюссон». Вот эти три трактора, три марки, здесь были испокон веков. Но при этом в последнее время очень активно этот рынок завоевывают тракторостроители из Китая, Индии, которые предлагают такие низкие цены, что нашим даже... (подыскивает слова)

Юрий Козиятко:
Участвовать нет смысла, да? (улыбается)

Андрей Молчан:
Ну, просто сразу отбивают.

Юрий Козиятко:
А вот Вы сказали про цены.  Вы сказали, что на этом  рынке все может быть востребовано: и сырки, и так далее. Учитывая большое расстояние, эти сырки в шоколаде не превратятся в сырки «в золоте»?

Андрей Молчан:
Ну, надо, во-первых,  знать, как их транспортировать. Есть такие. Ну, продается же здесь продукция «Нестле» молочная. Причем не местного производства.  Продаются швейцарские сыры, продается итальянская салями, или еще что-то. То есть все это из Европы идет.

Юрий Козиятко:
Сколько приезжает белорусов в ЮАР сегодня и как много граждан ЮАР посещает Беларусь?

Андрей Молчан:
У меня статистики по приезду белорусов сюда,  к сожалению нет, но я знаю, что приезд южноафриканских туристов в Беларусь увеличился чуть ли не на 200% за последний год. В этом году приехали целых 200 туристов из ЮАР! (усмехается)

Юрий Козиятко:
Раньше был один! (улыбается)

Андрей Молчан:
Раньше было там что-то... да...совсем…

Юрий Козиятко:
Ну, если 200%, был один, стало 200...

Андрей Молчан:
Да.

Юрий Козиятко:
И вот сюда приезжают в Африку для того, чтобы охотиться на львов, там, я не знаю, на носорогов нельзя, конечно. А почему бы не привлечь, скажем, охотой на зубров?

Андрей Молчан:
Вы предвосхитили! Для них охота, как бы культ, традиция. Если у нас, допустим, бизнес-вопросы все решаются, извиняюсь, в бане, здесь все бизнес-вопросы обсуждаются на охоте.
Им было бы просто очень интересно поохотиться в наших лесах на того же на волка, на лося. У нас же звери совершенно другие. У нас условия для охоты тоже совершенно другие.

Юрий Козиятко:
Начнем с того, что лесов у них нет вообще! (улыбается)

Андрей Молчан:
Да, у них лесов нет. У них этот буш сухой, саванна -  и там ходить по траве. А когда человек – заядлый охотник, ему же надо разные испытать ощущения.

Юрий Козиятко:
Рыбалка тоже!

Андрей Молчан:
Рыбалка.

Юрий Козиятко:
А вот можем ли мы как-то использовать чемпионат мира по хоккею 2014 года? Я понимаю, что в ЮАР хоккей не так популярен, как футбол, но, тем не менее. Может, посольство билеты должно продавать здесь?

Андрей Молчан:
Ну, у нас, если честно, задание такое есть! (смеется) Ну, не продавать билеты, а привлекать! Но мы, по крайней мере, несмотря на то, что в Южной Африке льда вроде как и нигде и нет,  и снег появляется на полчаса в лучшем случае зимой,  но здесь есть своя хоккейная ассоциация! Мы с ними установили контакт, мы их пригласили приехать к нам на чемпионат,  и они проявили довольно большой интерес.
Еще один показатель успешного развития наших двусторонних отношений. Просто поток взаимных делегаций увеличился на порядок, наверное. Они уже не просто могут нас на карте найти мира. Они уже знают, что Беларусь может им дать. И они едут уже целенаправленно, ведут переговоры по закупкам техники. Потому что Южная Африка, я уже не говорю про другие страны южноафриканского региона, сейчас очень активно развивается. Они начинают отстраивать свои страны, то есть, у них грандиозное, колоссальное инфраструктурное строительство идет. Дороги, железные дороги, порты, жилье строят, бизнес-центры, заводы – все. Дело в том, что, когда здесь главенствовали или хозяйничали белые, конечно, структуру экономики они делали под себя. И под то, в чем они были заинтересованы. А заинтересованы они были, в первую очередь, в выкачивании минеральных ресурсов. То есть, шахта – железная дорога до порта – и все! (показывает на пальцах) Ни о какой социальной инфраструктуре, ни о каком там промышленном развитии или там индустриализации страны речи не шло! Зачем здесь это было белым? Это не надо было.  Поэтому сейчас они практически отстраивают с нуля.
ЮАР - очень перенасыщена конкуренцией, здесь довольно высокоразвитая экономика и все, но вот буквально стоит пересечь границу с Мозамбиком, Зимбабве, с Ботсваной, с Намибией…

Юрий Козиятко:
Ничего нет, никого нет! (улыбается)

Андрей Молчан:
… мы можем увидеть грандиозное, грандиозное поле для деятельности! Главное, чтобы мы наших, во-первых, заставили, сделали так, чтобы наши потенциальные африканские партнеры узнали, что Беларусь такая есть и что она производит. Это первая проблема. Вторая проблема – чтобы мы смогли сюда по достойной цене доставить свою продукцию. Выход на новый рынок всегда влечет за собой огромное количество дополнительных усилий и средств. Поэтому, может быть, сначала максимально снизить цену для нашей продукции, чтобы сюда войти и поконкурировать с теми же индусами, с теми же китайцами, с теми же западниками. Иначе не будут смотреть! Ну, не знают белорусского бренда! Они знают «Джон Дир», они знают китайский пятикопеечный трактор.

Юрий Козиятко:
Ну, Вы, вот, вносите вклад. Значок – белорусский флаг в лацкане пиджака – это уже реклама страны.
Спасибо Вам за беседу!

Андрей Молчан:
Можно было много-много еще понарасказывать, но…
Страна, регион интересный.

Загрузка...
X