Чего не хватает Беларуси, чтобы стать Южной Кореей: приверженности традициям, потребительского патриотизма, работы по 15 часов в день или атомной энергетики?

02.12.2012 - 00:00

С помощью нехитрой мельницы еще совсем недавно корейские крестьяне делали рисовую муку. Рис в Корее – это продукт стратегический. Он здесь всему голова. Правительство даже запрещено ввозить эту крупу из других стран. Это сделано для того, чтобы защитить собственных фермеров от конкуренции. Поэтому ни в магазинах, ни на рынках не найти иностранного риса.

Причем мера эта, скорей, психологическая, нежели экономическая. Точно так же, как нет больше таких мельниц, так и нет нужды держать закрытым рынок продуктов питания. Просто слишком небольшой срок прошел после того, как Корея стала богатой страной.

Ким Ён У, начальник отдела по проектам в странах СНГ компании «Hyundai U&I»:
В 50-е годы Корея была слабой и бедной, импортные товары сюда почти никто не завозил. Дух единения помог нашей нации восстановить страну, и теперь получается так, что к корейским товарам у нас особо трепетное отношение.

До разделения Южная Корея была сугубо сельскохозяйственным регионом. Никакой промышленности здесь практически не было. Люди жили в небольших домиках в деревнях. Небоскребов не было. Причем жили и не очень-то богато. Зажиточной в те времена считалась та семья, которая могла позволить себе хотя бы одно куриное яйцо в день.

Корею называют и «страной утренней свежести», и одним из азиатских тигров. Сравнение с хищником это государство получила за похожий на прыжок стремительный экономический рост, который начался в 60-ые годы прошлого века. Причем, бурное развитие Южной Кореи исследователи неразрывно связывают с именем Пак Чон Хи, который являлся президентом страны 16 лет – вплоть до 1979 года. Его жесткий стиль управления тогда нравился не всем.

А вот сейчас, когда Южная Корея входит в число 15 самых крупных экономик мира, корейцы утверждают, что произошло это во многом именно благодаря Пак Чон Хи.

Сон Бом Сик, издатель газеты «Сеульский вестник»:
Это экономическое чудо. Это, конечно, бывший президент – Пак Чон Хи. Он просто так жестко поставил народу образование и работу.

Полвека назад ВВП Кореи на душу населения составлял всего 80 долларов США. Примерно такой же уровень был у Нигерии. В стране не было ни одного многоэтажного жилого дома. А электричество подавали на несколько часов в день.

Генерал Пак Чон Хи решил превратить Корею в страну-фабрику. Или, если угодно, в мировой сборочный цех. Ставку сделали на развитие тяжелой промышленности, а после – и на создание высокотехнологичных производств. При этом приоритет получили крупные многопрофильные концерны, которые могут выпускать как компьютеры, к примеру, так и морские корабли.

Пак Си Су, репортер газеты «The Korea Times»:
Слабое место корейской экономики – это нехватка природных ресурсов. Большую часть сырья мы импортируем, в том числе и энергоресурсы. Но наше преимущество – это наш народ, который очень трудолюбивый и образованный. Вот движущая сила Кореи.

В Южной Корее настоящий культ образования. В этом наша съемочная группа смогла убедиться лично.

Один из самых популярных телеканалов в Корее – EBS – это образовательная телесеть. Более половины страны подписано на программы этого телеканала. Сейчас мы находимся в студии, где снимают аналог телепузиков. То есть образовываться по телевизору корейцы начинают с детского сада и до глубокой старости. Причем этот телеканал вещает с 6 утра и до часа ночи. И программы, сделанные в Корее, покупают даже американское и британское телевидение.

Возможно, скоро какие-то из этих передач могут появиться и в белорусском эфире. Телеканал «Столичное телевидение» в начале этого года подписал с EBS меморандум, который позволит обмениваться программами. А уже осенью в Сеуле генеральный директор СТВ встретился с президентом EBS.

Квак Док Хун, президент телеканала EBS:
Мне очень понравилась ваша страна. Особо я оценил то, что в Беларуси, как и в Корее, много внимания уделяется образованию и спорту. Интеллект и здоровье – факторы успеха. Если наши страны будут более активно сотрудничать, то пользу получит каждая из сторон.

На флаге Республики Корея можно рассмотреть знакомый всем символ Инь-Ян. Он хорошо иллюстрирует положение дел во взаимоотношениях между Южной и Северной Кореями, которые стали отдельными государствами в 1948 году. А в начале 50-ых пережили военный конфликт, официального окончания которого до сих пор нет.

Джи Чуль Ан, председатель общественной организации:
Сейчас Южная Корея делает все возможное, чтобы наша страна развивалась. У нас после разделения тоже были некоторые признаки подобия диктатуры, Теперь мы имеем выборную власть и демократию.
Север и Юг – это один народ корейский. У нас общая история, один язык. Война нам никакой пользы не приносит, поэтому нам надо найти способ, как решить эту проблему
.

От столицы Южной Кореи до границы с КНДР – всего 50 километров. Поэтому уже на выезде из Сеула начинаются оборонительные сооружения вдоль реки, которая ведет в Северную Корею.

Так называемый «мост свободы» – это единственный способ сообщения через реку Имджинган – между Южной и Северной Кореями. Свое название этот мост получил после того, как именно здесь произошел обмен военнопленными. И с той стороны сюда счастливыми пришли 13 тысяч военнослужащих южнокорейской армии.

Между странами находится так называемая Демилитаризованная зона. Она разрезает Корейский полуостров примерно посередине, вдоль 38-ой параллели. Ее длина – 2,5 сотни километров. После падения Берлинской стены эта зона остается последним реально действующим свидетельством Холодной войны. Именно поэтому, наверное, южнокорейцы организовали сюда туристические маршруты.

Еще 10 лет назад в демилитаризованной зоне был восстановлен вокзал «Дорасан». Однако за все это время ни один состав с пассажирами отсюда не ушел на Север.

Станцию «Дорасан» на самой границе с Северной Кореей построили в 2002 году. Сейчас это вокзал-призрак. Поезда здесь не ходили и в ближайшее время ходить не будут. А ведь задумка была такая, что из Сеула в Северную Корею можно было доехать на поезде. Если бы все это сработало, то тогда на поезде можно было бы доехать из Сеула и до Минска. Хотя времени бы это заняло, конечно, очень много.

А вот грузовые поезда здесь некоторое время ходили. Дело в том, что в середине 2000-х на территории Северной Кореи, неподалеку от границы, начал работать Кэсонский индустриальный парк. Ряд южнокорейских компаний разместили там свое производство. Тысячи северокорейцев смогли таким образом трудоустроиться.

Ким Ён У, начальник отдела по проектам в странах СНГ компании «Hyundai U&I»:
По сравнению с прошлыми годами сейчас на этом комплексе многие проекты закрыты. Это связано с определенным ухудшением межкорейских отношений.

Вот эта скульптура изображает разделение полуострова. Две семьи – с разных сторон границы – пытаются соединить половинки шара. Причем южане представлены хорошо одетой семьей, а вот северяне – бедняками. Обе страны связывают еще и подземные тоннели, вырытые секретно. Те из них, что находят, блокируют. Есть подозрения, что какие-то из таких ходов до сих пор не раскрыты. Туристов запускают в тоннель, обнаруженный еще в 1978 году.

Вход в один из северокорейских тоннелей находится за моей спиной. Туда свободно пускают туристов. Главное правило – никакой фото- и видеосъемки. Отсюда до Сеула – всего 44 км. Предполагалось, что с помощью такого сооружения северокорейская армия сможет очень быстро в случае необходимости перебросить свои войска прямо в Южную Корею. Пропускная способность этого поземного тоннеля – 35 тысяч человек в час.

Гражданские из Северной Кореи тоже активно пытаются проникнуть на Юг. Правда, с миролюбивыми целями. Бегут за лучшей жизнью.

Джо Кул Ан, председатель общественной организации:
Есть много способов, как сбежать. Большинство попадают к нам не напрямую, а через Китай, например, и даже через Мьянму, Камбоджу. Самые отчаянные перебираются к нам по морю – приплывают в маленьких лодках. И это, конечно, очень опасный путь. Они стремятся сюда, чтобы жить в свободной стране.

В самом Сеуле никак не ощущается то, что рядом КНДР. И вообще ничто не напоминает о том, что Южная Корея имеет натянутые отношения с северным соседом. Пожалуй, только американские солдаты, которые прогуливаются по улице Итхэвон, могут указать на то, что ситуация в чем-то напряженная. Но солдаты и офицеры армии США сюда приходят вечером, и без формы, разумеется. В толпе смешиваются с другими иностранцами, которые тоже очень любят это место.

Ли Хэ Чжон, радиожурналист:
Раньше здесь были только американцы. Ведь здесь рядом находится их военная база. Раньше они тут довольно шумно отдыхали. Сейчас здесь уже спокойно. Корейцы не против такого соседства. Иногда только наши студенты призывают к тому, чтобы американцы ушли.

Нашим проводником по ночному Сеулу был журналист Ли Хэ Чжон, который попросил называть его просто Женя. Если говорить о безопасности, то в Сеуле об этом можно даже не думать. И хоть внешне Итхэвон и окрестности чем-то напоминают нью-йорский Гарлем, но, несмотря на это, гулять здесь без опаски можно до глубокой ночи. Уличной преступности в Корее, можно сказать, нет. Почти каждый вечер работники офисов «выходят в город», где часов до 12 ночи попивают местную водку «соджу», которая в два раза слабее водки белорусской. После таких посиделок дойти самостоятельно до дома может уже не каждый.

Как рассказал нам Женя, если бы нашумевший корейский исполнитель Сай выпустил свой убойный хит лет на 20 раньше, то песня могла бы называться именно Итхэвон-стайл. Ведь «Каннам» – это новый район Сеула, который сейчас привлекает денег больше, чем Итхэвон.

Ли Хэ Чжон, радиожурналист:
Чтобы понять песню Сая, надо знать, что Каннам – это один из южных районов Сеула. Самый богатый район всей Кореи. Наша «Золотая миля». Сай поет от лица одного из местных жителей. Причем, песня ироническая. Можно сказать, что Сай высмеивает богачей и их привычки.

Кстати, это в Беларуси знают пока лишь одного корейского исполнителя – Сая. А ведь сеульские продюсеры поставили просто на поток «раскрутку» артистов, которых потом слушают по всему миру. У этого явления даже название свое есть – кей-поп, что переводится как «корейская популярная».

Хан Чхун Хи, директор Департамента культурной дипломатии Министерства иностранных дел и торговли Республики Корея:
Это один из примеров кей-поп – очень известная группа под названием «Герлз дженерейшн». Это ведущая наша корейская группа, которая пользуется наибольшей популярностью. Они очень много хитов сделали. Их знают и любят в Японии, и в Азии. Также они летали в США и участвовали там в рейтинговом телешоу.

Да, это музыкальный конвейер. Но он приносит деньги и нравится публике. Пропуск на большую сцену стоит примерно полмиллиона долларов. Именно столько специальные агентства тратят на то, чтобы подготовить певцов и певиц. За полгода оборот всей музыкальной индустрии Южной Кореи превысил 3 миллиарда долларов.

Хан Чхун Хи, директор Департамента культурной дипломатии Министерства иностранных дел и торговли Республики Корея:
«К-поп» здорово помогает и экономике. Причем зарабатывают не только певцы и их продюсеры. Растет популярность этих исполнителей, а вместе с этим увеличивается интерес вообще ко всему корейскому: телефонам, компьютерам, автомобилям. Эта музыка позволяет увеличить продажи и вызывает интерес еще и к нашей кухне и нашему языку.

Но, конечно, самые большие доходы в Корее получает реальный сектор и финансисты.

Ким Дэ Чхон, заместитель начальника отдела Корейской биржи:
Вот все эти здания – это офисы страховых компаний. Здесь их около 60 расположено. Когда мы переехали из центра сюда, в 1978, здесь вообще никаких зданий вокруг не было.

Свои ценные бумаги на этой бирже размещают почти две тысячи компаний. Их общая стоимость превышает один триллион долларов.

Обязательный атрибут любой крупной мировой фондовой биржы – это скульптура быка и медведя. Здесь, в Корейской фондовой бирже, такие скульптуры тоже есть. Но что интересно. Когда во всем мире эти звери возле бирж стоят обособленно, не соприкасаются, то здесь, в Сеуле, бык повалил медведя. Как известно, «быки» – это те брокеры, кто выступает за повышение цен. А «медведи» хотят снижения. Судя по этой композиции, котировки на Корейской фондовой бирже не упадут в ближайшее время.

Шумных торгов и нервных брокеров здесь уже не увидеть. Все сделки совершаются в электронном виде. Кстати, серверы, которые отвечают за проведение всех операций, находятся глубоко под землей. На всякий случай.

Ким Дэ Чхон, заместитель начальника отдела Корейской биржи:
Вот есть у нас новое здание, построено недавно, модернизированное, оно используется для образовательных нужд. Все торги проходят виртуально. Офисы нам нужны, чтобы готовить новые поколения брокеров.

Именно корейский опыт может быть использован при модернизации рынка ценных бумаг Беларуси. Специалисты Корейской биржи уже приезжали в нашу страну и сейчас готовятся к работе в Минске.

Хон Хи Шин, руководитель подразделения Корейской биржи:
Наш проект с Беларусью включает в себя модернизацию рынка ценных бумаг в вашей стране. Контракт мы еще не заключили, но документы уже готовятся. Если все получится, то уже в январе 2013 года мы сможем приступить к работе. На экономику Беларуси запуск такого проекта окажет значительное влияние.

Неподалеку от биржи находится здание-символ бурного экономического роста Кореи. В 1985 году, когда этот небоскреб только построили, он был самым высоким в Азии. Сейчас золотая башня – символ Сеула. Число «4» у корейцев считается плохим. Поэтому, чтобы избежать двойного несчастья, в этом здании 44 этаж пропущен.

Иностранцам в Корее порой бывает сложно, если не знать традиций. Например, что-то передавать друг другу можно только двумя руками. При этом еще желательно поклониться. Кроме того, по-английски говорят немногие. А корейский язык и особенно корейская письменность представляются приезжим как непонятный набор знаков.

Когда видишь надписи на корейском, то создается впечатление, что это иероглифы. Наподобие китайских. Однако все совсем не так. Дело в том, что корейский язык имеет собственную систему письменности, она называется «хангыль», и включает в себя 24 затейливые буквы. А местным Кириллом и Мефодием в одном лице стал король Сиджон Великий, который правил в XV веке. Разработанная им тогда система письменности сейчас считается одной из самых совершенных и логичных в мире.

Трудности перевода не мешают белорусско-корейским бизнес-контактам. Например, вот эта фирма занимается поставкой из Беларуси в Корею микросхем. Вся страна буквально напичкана электроникой, поэтому чипы и полупроводники нужны в больших количествах. Директор компании – господин Юн Кёнг Док – в Беларуси периодически бывает с 1994 года. Даже сына своего он направил получать высшее образование именно в Минск.

Юн Кёнг Док, президент компании:
Наша компания – хорошо известный в Корее бренд. Белорусские микросхемы мы продаем гигантам-производителям, всемирно известным. В Беларуси очень сильные инженеры и специалисты, которые могут создавать высокотехнологичный продукт. Это залог успеха на нашем рынке.

Причем в этой компании как раз и работают пятеро белорусов. Александр Постников, пожалуй, больше всех здесь трудится – целых семь лет.

Александр Постников, инженер-тестировщик:
Здесь, в Корее, необъятный рынок электронных компонентов. Он динамичный и развивается. Все корейцы сейчас ходят со смартфонами, а буквально три года назад все ходили с обычными «раскладушками». Буквально за два года все корейцы сменили телефоны. Это меняется элементная база. Поэтому чтобы существовать на этом динамичном рынке, надо предлагать своевременно современную продукцию.

Юрист Пак Сон Мун создал и возглавляет Ассоциацию корейско-белорусской дружбы. По сути, его можно назвать инвестагентом. Ведь господин Пак сейчас занимается поиском тех корейских компаний, которые готовы запустить свои коммерческие проекты в Беларуси. Сейчас товарооборот между нашими странами составляет примерно 200 миллионов долларов – это данные за 2011 год. По мнению Пак Сон Муна, эту цифру можно увеличить в несколько раз.

Пак Сон Мун, управляющий партнер юридической компании:
Выгодное географическое положение Беларуси, а также ваши тесные связи с СНГ являются теми преимуществами, которые очень привлекательны для корейских инвесторов. Мы считаем Беларусь очень важной для нас, потому что, производя у вас товары, можно потом продавать их и на рынок Европы, и на рынках других стран СНГ. Кроме того, в Корее нехватка природных ресурсов, а в СНГ их гораздо больше, поэтому корейские инвесторы отдают приоритет инвестициям именно в ваш регион.

IT-подразделение одного из промышленных гигантов Кореи составило целый список проектов, которые эта компания готова запустить в Беларуси. Среди них – организация специальной телефонной линии службы спасения и замена уличного освещения на экологически чистые и экономичные лампы. Кроме того, эта компания предлагает создать в Минске систему транспортных карт, или электронного проездного билета. В Сеуле ее внедрили 8 лет назад. С помощью такой карточки можно оплачивать проезд и в метро, и в автобусах, и даже в такси. Причем на общественном транспорте стоимость поездки будет автоматически рассчитываться с учетом длины маршрута.

Ким Ён У, начальник отдела по проектам в странах СНГ компании «Hyundai U&I»:
Наше предложение не просто в продаже этой системы. Мы готовы привлечь собственные инвестиции в строительство этой системы в Минске. Мы провели оценки и рассчитали, что для реализации такого проекта понадобится примерно 30 миллионов долларов. Мы выделим эти деньги и будем управлять системой на начальном этапе. Потом система будет передана на управление властям города Минска.

Система городского транспорта в Сеуле является одной из наиболее развитых среди мегаполисов подобного масштаба. Подземка в столице Южной Кореи состоит из 328 станций. Это в 11 раз больше, чем в метро Минска. Одна из линий Сеульского метрополитена является самой длинной подземной дорогой в мире. Ее протяженность превышает 50 километров. Чтобы исключить падение людей на рельсы, установлены ограждения.

Метро в Сеуле достаточно молодое. Его начали строить в середине 70-ых. Однако уже сейчас эта подземка занимает третье место в мире по пассажиропотоку. За день здесь проезжает около 10 млн человек. Это цифра сравнима с населением всей Беларуси. Что интересно, в полседьмого вечера должен быть час пик, однако в вагоне достаточно свободно. Может быть, это из-за того, что корейцы любят работать допоздна.

А вот на улицах Сеула ситуация с движением более напряженная. Так как Корея сама производит автомобили, то они здесь не роскошь, и доступны большинству. В потоке машин почти не видно иномарок. Потребительский патриотизм можно считать национальной чертой характера южнокорейцев.

Квак Док Хун, президент телеканала EBS:
Мы считаем, что покупать именно корейские машины – это наиболее правильно. Наши автомобили более адаптированы к эксплуатации в местных условиях и даже в чем-то более приспособлены под наши традиции и культуру. Корейцам вообще очень важно ездить именно на отечественных машинах. Да и в целом мы и остальные товары предпочитаем именно корейские.

Инспекторов местной ГАИ мы на улицах Сеула не увидели ни разу. Система контроля за нарушениями на дороге в Корее тоже компьютеризирована. Например, штрафы за парковку в неположенном месте выписывают в специальном центре. Его сотрудники с помощью уличных камер видеонаблюдения находят нарушителей, фотографируют номера их автомобилей и по почте рассылают квитанции для оплаты.

Мун Ки Ли, сотрудник Ситуационного центра по управлению транспортом города Сеул:
Критерии для выдачи штрафа – 5 минут неправильной парковки в запрещенной зоне. Штраф – около 40 долларов для легковых автомобилей и 50 – для грузовиков. Наш центр следит за нарушителями 15 часов в сутки.

На дорогах Сеула ездит около трех миллионов автомобилей, и порой, несмотря на интеллектуальные светофоры и многоуровневые развязки, возникают пробки.

В Центре управления транспорта Сеула с помощью видеомониторов и видеокамер, которые установлены на перекрестках города, наблюдают ситуацией на дорогах. Как только сотрудники этого Центра замечают где-то пробку, они сразу же сообщают в Интернет, в твиттер. А пользователи «глобальной паутины», заметив это сообщение, стараются реагировать и объезжать проблемное место. Таким образом ездить становится проще.

По вечерам улицы Сеула просто залиты светом от реклам и многочисленных магазинов и ресторанов. Светятся и офисные здания. Причем всю ночь. Вряд ли при этом в них кто-то работает. Просто южнокорейцам нет нужды экономить электроэнергию.

Ким Кюн Соб руководит компанией, которая управляет атомными станциями Южной Кореи. От ядерной энергетики эта страна отказываться не планирует. Наоборот, к 2020 году количество ядерных реакторов увеличится на девять. Сейчас примерно треть всего электричества в стране вырабатывают именно АЭС. Уже через десятилетие эта доля должна вырасти в два раза.

Ким Кюн Соб, генеральный директор управляющей компании АЭС:
Сейчас мы управляем 23 реакторами, к концу года их будет уже 24. В Корее стоимость электричества для потребителей одна из самых низких в мире, именно за счет ядерной энергетики. У нас нет альтернатив для этого вида энергетики. АЭС – это очень важное средство для поддержания экономики нашей страны на том уровне, на котором она сейчас находится.

При этом Южная Корея активно занимается продвижением своих ядерных технологий на экспорт. В планах правительства – к 2030 году запустить за рубежом около 80 реакторов. Причем южнокорейские АЭС признаны одними из самых надежных в мире – они демонстрируют самую низкую частоту аварийных отключений. Возможно, вторая Белорусская АЭС могла бы быть именно южнокорейской.

Ким Кюн Соб, генеральный директор управляющей компании АЭС:
Наш главный приоритет – это безопасность. За последние 34 года мы так наладили работу, что на всех наших АЭС не было ни одного крупного происшествия.

Центр политических решений в Южной Корее находится в «Голубом доме». Так поэтично называется резиденция президента. По-корейски это звучит как «Чхонвадэ». В этом году за владение этим домом будут бороться две основные политические силы. Причем, по мнению экспертов, впервые в истории Южной Кореи может случиться так, что управлять «Голубым домом» будет женщина.

Президентские выборы пройдут совсем скоро – 19 декабря. Главу государства в Корее избирают на пять лет. Основная борьба развернется между Пак Гын Хе, дочкой правителя Кореи Пака Чон Хи, создателя корейского экономического чуда, и кандидатом от оппозиции Мун Джэ Ином. Признаков какой-либо политической агитации в Сеуле мы не заметили. Выборы в этой стране проходят спокойно и без нагнетания политических страстей.

Пак Си Су, репортер газеты «The Korea Times»:
У всех кандидатов на пост президента взгляды на экономику, в общем-то, одинаковые. Наше общество разделяется все больше – богатые богатеют, а бедные беднеют. Все трое кандидатов хотят это изменить. Так, чтобы все больше корейцев могли наслаждаться комфортной жизнью. То есть их основная политика будет сконцентрирована на тех, чьи доходы самые низкие.

Евгений Штефан, главный редактор газеты «Сеульский вестник»:
Корейские кандидаты в президенты, когда выступают, стараются говорить какими-то обтекаемыми фразами, чтобы потом им не припомнили. То есть если они что-то сейчас пообещают конкретное, потом с них спросят.

Евгений Штефан уже 16 лет живет в Сеуле. За это время хорошо изучил местные быт и нравы. Евгений является главным редактором русскоязычной газеты «Сеульский вестник». А по ночам подрабатывает на самом большом рыбном рынке этого города. Просто на одну зарплату русского журналиста здесь прожить сложно. Евгений рассказал нам, какая она – «южнокорейская мечта».

Евгений Штефан, главный редактор газеты «Сеульский вестник»:
Успех в жизни – жить в многоэтажном доме, иметь детей, которые учатся в университете, иметь работу в крупной компании, типа «Самсунга», или в государственной конторе, потому что там пенсия будет человеческой. Если работаешь в маленькой фирме, то вообще никакой пенсии не будет. Все, что заработали, на них и живите потом.

Корейцы живут по принципу «пали-пали». В переводе на русский это значит «быстрей-быстрей». Работают они, можно сказать, жадно. Законный отпуск – всего пять дней.

Пак Сон Мун, управляющий партнер юридической компании:
Приведу такой пример: «Самсунг» и «Хендай» долгое время конкурировали между собой за первое место в стране. И какое-то время компания «Хендай» была лидером. Чтобы опередить «Хендай», работники «Самсунга» стали выходить на работу на один час раньше конкурентов, в 7 часов утра. И они действительно добились того, что их компания стала первой.

Пак Си Су, репортер газеты «The Korea Times»:
Корейцы очень много работают. Рабочий день очень длинный. Но это не проблема – это своего рода наша традиция. Во многих сферах у нас в Корее люди трудятся по 15 часов в день. Некоторым иностранцам этого не понять. Труд упорный, но это наша реальность, и почти никто не жалуется.

Недовольных условиями труда мы все-таки нашли. Причем случайно. Вот так выглядит демонстрация по-южнокорейски. Даже не сразу понятно, что вот эти люди против чего-то протестуют. Собравшиеся на площадке решили выступить против практики использования труда внештатных работников. Таких сотрудников активно нанимают, чтобы сократить издержки на страховые выплаты и налоги.

Джун Ким, студент:
Права таких работников почти не защищены. Я слышал, к примеру, что в некоторых компаниях, если работник хочет отлучится в туалет, то он должен вызывать менеджера и спрашивать его разрешения. Это неправильно, я считаю. Я хочу улучшить ситуацию.

Корейцы очень большое внимание уделяют своему здоровью. Во многих офисах мы встречали, что прямо на выходе с работы корейцы могут проверить свое здоровье. Электронный доктор может не только проверить давление, но и на память выдать результаты. Нажимаем на кнопку «Печать» и получаем чек с нужными цифрами.

Медицина в Южной Корее хорошо лечит не только местных жителей, но и охотно принимает иностранцев. За прошлый год такой тип туризма принес южнокорейским докторам четыре миллиарда долларов.

Мария Кристофорова, генеральный директор медиа-группы (Россия):
Начиная от диагностики и кончая реабилитацией человека после либо оперативного, либо продолжительного лечения, они практически человека ставят на ноги и возвращают к полноценной жизни. Вот этот механизм у них отработан как по часам.

О том, что собак в Корее не едят, мы узнали сразу по прилету. Но и без этого в корейской кухне есть много интересных блюд. И что удивительно, есть даже блины, очень похожие на белорусские драники. Называются они нокту-биндаток. Правда, готовят их из бобов, а не картофеля.

Продавщица:
Я за день продаю примерно по 600 таких блинов. По выходным – еще больше. Одна такая лепешка стоит примерно три доллара.

Почетное место в каждом сельском корейском доме занимают огромные глиняные горшки. В них хранится кимчхи – знаменитая на весь мира корейская капуста, заквашенная по особому рецепту. Говорят, что кимчхи, во-первых, позволяет избавиться от лишнего веса, а во-вторых, продлевает жизнь.

Сейчас в Корее как раз начался сезон массовой заготовки кимчхи. Эта острая капуста является кулинарным символом страны. Первые упоминания об этом блюде относятся еще к I тысячелетию до нашей эры. Наверное, в этом следовании многовековым традициям и скрывается секрет корейского успеха. Ведь пока вот эти женщины по-старинке готовят кимчхи, где-то неподалеку разрабатываются электромобили и супернадежные атомные станции.

Люди в материале: нет
Loading...


«Мы рады ежегодно устраивать такие праздники»: как прошёл день Южной Кореи в Минске



Новости Беларуси. Зрелищные танцы, яркая мода востока и кулинарная экзотика – в Минске проходит день культуры Кореи, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Танцы с ножами, K-pop и кимчи: в Минске начался День корейской культуры

Верхний город стал площадкой для масштабного шоу. Впервые на празднике прозвучала современная корейская музыка K-pop наряду с традиционными композициями на народных инструментах.

Гостей развлекали на многочисленных интерактивных площадках. Также здесь можно было попробовать блюда корейской национальной кухни.

Корреспондент Екатерина Чичерова провела весь день в атмосфере праздника и готова поделиться впечатлениями.

Танцы с веерами, лотосами, барабанами и виртуозное владение ножами – от происходящего на главной сцене праздника захватывает дух. Продолжили программу вокалисты. На фестивале прозвучала современная корейская музыка K-pop. Этот жанр популярен у белорусской молодежи. 20 команд представили самые знаменитые танцевальные хиты.

Наряду с современными композициями можно было насладиться и традиционными корейскими мелодиями. Среди новинок 2019 года – представление с самобытными инструментами самульнори.

Пак Мунхьюн, участник коллектива DoodulSori:
Само по себе слово самульнори означает «игра на четырех инструментах». Здесь таится особый смысл: вместе они олицетворяют явления природы, гармонию. Барабан пук символизирует тучи, большой и малый гонг – это молния и ветер. В конце все заканчивается дождем, за звучание которого отвечает инструмент чангу.

Сцена фестиваля объединила культуры двух стран.

«Обожаю K-pop»: 3 августа в Верхнем городе можно познакомиться с культурой Южной Кореи

Вместе с корейскими творческими коллективами выступили и белорусские народные ансамбли.

Тхэ Чжун Ель, Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Корея в Беларуси:
Культура играет важную роль в формировании понимания между странами. У Беларуси и Кореи очень теплые отношения. Мы рады ежегодно устраивать такие праздники и надеемся, что зрители проникнутся очарованием нашей страны.

Не обошли стороной и восточную моду. Зрителей познакомили с национальными костюмами ханбок.

Уже после выступления гости могли лично примерить наряд.

Екатерина Чичерова, корреспондент:
Раньше ханбок был неотъемлемой частью образа любого корейца, теперь же его надевают только по праздникам. Традиционный наряд состоит из пышной юбки чима и верха чогори. Мужской вариант также состоит из чогори, только подлиннее, и дополнен брюками. Есть и детские модели. Кстати, малыши в Корее начинают носить традиционный наряд уже с года.

Вокруг сцены расположились множество интерактивных площадок. Любители активного отдыха пробовали свои силы в игре тухо: с определенного расстояния нужно было закинуть тонкие палочки в деревянные бочки.

Для многих это оказалось настоящим испытанием.

Тяжело очень. Не каждый сможет попасть.

Работала и творческая мастерская. Можно было самостоятельно сделать корейскую маску Таль, которая издревле использовали в театральных постановках. Считалось, что такая маска даже обладают магическими силами и защищает от злых духов.

Алина Литвинчук, волонтер:
Вообще всего их было 12 штук, но с древности три затерялось, и осталось всего лишь девять.

На фуд-зоне предлагали гастрономические изыски корейской кухни. Восточная экзотика на любой вкус.

Лариса Ким, предпринимательница:
Кимчи, вкусненько очень. Затем спагетти бататные, чапчхэ называется. Хе – это по-корейски значит «салат». Хе из рыбы, хе их филе куриного, хе из ушей.

Как по-корейски написать ту или иную фразу, можно было узнать у волонтеров в зоне каллиграфии.

– В основном просят написать просто свое имя. Мы подписываем также еще название нашего фестиваля. Также многие просят пожелать им здоровья и счастья.
– А вы можете написать «СТВ – лучший»?