Ветеран КГБ Беларуси о поисках креста Евфросинии Полоцкой: «Такое чувство, что мы близки к тому, чтобы раскрыть этот секрет»

04.06.2020 - 18:00

Святая игумения Евфросиния благословляет мастера-ювелира Лазаря Богшу на создание напрестольного Креста. Он представлял собой ковчег, в котором находились великие христианские святыни: частица Древа Креста Господня с каплей крови Спасителя, частицы камней Гроба Господня и Гроба Божией Матери, частицы мощей первомученика архидиакона Стефана, великомученика и целителя Пантелеимона и капля крови великомученика Димитрия Солунского.

Мастер создал его шестиконечным, высотой более 50 сантиметров. Он имел кипарисовое основание, обитое 22 золотыми и 20 серебряными с позолотой пластинами, украшенными изысканным орнаментом, драгоценными камнями и жемчугом, а также 20 эмалевыми иконками. 

Анастасия Дехтяр, корреспондент СТВ:
В 12 веке – Спасская церковь. Ныне – крупный, духовный центр, Спасо-Евфросиниевский монастырь. По наказу преподобной созданный крест должен здесь храниться вечно. На нём даже было высечено мощное заклинание-оберег.

Больше восьми с половиной веков он духовный оберег наших земель. На боковых торцах святыни размещена завещательная надпись:

«…Пусть не выносят его из монастыря никогда, и не продают, и не отдают. Если не послушается кто и вынесет из монастыря, пусть не поможет ему святой крест ни в жизни этой, ни в будущей, пусть проклят будет он Святой Животворящей Троицей и святыми отцами…»

Однако междоусобицы оказались сильнее запрета. Судьбу креста Евфросинии Полоцкой отчасти определяли войны. В XIII веке после победы Смоленского княжества над Полоцким крест переносится в Смоленск. Спустя три века Московский князь Василий ІІІ перевез святыню в Белокаменную. И лишь Иоанн Грозный, вероятно, насторожившийся высеченным на кресте заклятием, возвратил крест на место – в Спасский монастырь.

В войну 1812 года, когда Наполеон подобрался к Полоцку. Чтобы спасти, реликвию замуровали в стену Софийского собора. А в 1842 году в день памяти святой Евфросинии Полоцкой из Софийского собора крест преподобной торжественно крестным ходом перенесли в обитель на вечное хранение. И, казалось бы, наконец-то крест вернулся туда, где и должен быть, но есть в этой сложной истории, увы, будоражащее «однако». Где же, все-таки, оригинал? Это загадочное дело до сих пор в статусе «открыто».

Игумения Евдокия, настоятельница Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря:
Женщина одна приезжала из Гродно. Сказала, что: «Вот крест – я видела вашу обитель, и крест закопан где-то тут, под деревом». Другая женщина из-под Минска приезжала. Нас свозила в болото между Полоцком и Зелёнкой (тут деревня такая есть) и показала место, где: «Я знаю, закопан крест. Прямо там, в болоте». Где крест – мы не можем пока утверждать. Один Бог знает. И мы считаем, если Богу будет угодно, он непременно найдется, этот крест.

Надежда на явление креста Евфросинии Полоцкой обновилась 17 лет назад. Чудесным образом из утраченного «Могилевского сбора» в список «Найдено» переместилось Слуцкое Евангелие. 12 июня 2003 года на Епархиальных чтениях митрополит Филарет впервые сообщил радостную весть о том, что исчезнувший в 1941 году памятник национальной культуры нашелся! Его передал Владыке один из священнослужителей, коему, в свою очередь, подарил некий едва ли не тайный прихожанин. Ученые провели экспертизу находки и вынесли вердикт – оригинал!

Многоточия и внезапно возникающие запятые в любопытной истории поражают... Однако в этой мистической масштабной пропаже есть, что называется, «местечковое» мнение. Вариант вполне жизнеспособный – крест «припрятан» на Могилевщине. Закопан, как клад или положен на схрон у каких-то жителей. А может оригинал вовсе в самом Полоцке? А реквизирован еще при Советах, до войны был «двойник»? Местные следопыты настаивают на этой версии. Однако в таинственной истории пока нет конкретного ответа – улики и собственно самой ценной пропажи. А значит, дело остается на откуп времени и, возможно, воле других сил.

Ведь еще знаменитая предсказательница Ванга, когда ее спросили про судьбу национальной святыни, ответила: «А чего белорусы волнуются? Крест скоро найдется...»

Иван Юркин, ветеран КГБ Беларуси:
Поиск, который сегодня есть, он даст определенные результаты. Подключены сотрудники, которые работали в ФСБ. Мы встречались в Москве, в Храме Христа Спасителя, проведено два совещания по этой теме. Я просто боюсь сглазить, что в настоящее время, в последние 3-4 месяца есть активизация работы в этом направлении. Такое чувство, что мы близки к тому, чтобы раскрыть этот секрет. 

Loading...


Такой роскоши позавидовал бы сам Гэтсби. Вот как выглядел дворец шляхтичей Булгаков 200 лет назад



Новости Беларуси. В Беларуси активно восстанавливают и приводят в порядок не только памятники героям войны. При поддержке Минкульта вторую жизнь получают и памятники архитектуры – наше историческое наследие, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Здание уцелело в двух войнах. Как реставрируют дворцово-парковый комплекс XIX века в Жиличах?

Кратко перечислим самые бюджетозатратные: дворцово-парковый комплекс в Жиличах, дворец Пусловских в Косово, костел Божьего тела в Несвиже и Спасо-Преображенская церковь в Полоцке, а еще дворец Сапегов в Ружанах, Новогрудский и Кревский замки, костел и коллегиум иезуитов в Юровичах. Список можно продолжать.

Мы решили съездить в Жиличи – там в 2021 году развернутся самые масштабные работы по реконструкции. Яна Шипко узнала, как преобразится дворцово-парковый комплекс и когда итоги этой работы смогут увидеть белорусы и многочисленные туристы.

Яна Шипко, корреспондент:
Вся зажиточная шляхта стремилась сделать свои усадьбы как можно больше похожими на монаршие, создать свой собственный Версаль. И Булгаки преуспели в этом как никто. Их родовое имение просто поражает своим размахом. Площадь – четыре тысячи квадратных метров, больше 100 комнат – чего здесь тут не было.

В XIX веке роскоши приемов здесь позавидовал бы сам Гэтсби.

Владислав Кулакевич, директор Жиличского исторического комплекса-музея:
Постройка пышная, призванная принимать гостей. Здесь постоянно проводились мероприятия: балы, приемы, танцы, съезжалась окрестная шляхта. Когда проводились пышные мероприятия, то со всех окрестностей, со всей страны съезжались гости, 70-100 человек могли приехать, например, на свадьбы.

Этими землями на реке Добосна в разное время владели Гаштольды, Сапеги, Ходкевичи.

Предводитель бобруйского дворянства и самый почитаемый шляхтич в уезде Игнатий Булгак, купив их, решил повысить престиж своего рода строительством грандиозной резиденции.

Антон Астапович, руководитель Республиканского общества охраны памятников истории и культуры:
Гэта бездакорны палац эпохі класіцызму. Яго можна смела параўноўваць па маштабу, значнасці з гомельскім палацам Паскевічаў. Фактычна Жыліцкі палац трошкі старэйшы, але ж гэта адна архітэктурная эпоха – класіцызм.

Булгаки не отказывали себе ни в одном капризе. Резиденцию окружали 200 гектаров фруктовых садов, в оранжерее выращивались персики и ананасы. Действовала даже собственная метеостанция.

Владислав Кулакевич:
Булгаки были католиками. В этой местности больше католиков практически не было, костела тоже, поэтому им нужен был свой собственный. Был священник для частных богослужений, обширная коллекция орнатов, книг.

Домовой церкви уже вернули былой вид – только алтарь символический. Каким он был в действительности, неизвестно. Остальное восстанавливали по снимкам.

Реставраторы сейчас кропотливо, в мельчайших деталях воссоздают шикарное убранство дворца.

Благо, на то время хозяева усадьбы не скупились на модные новинки, в том числе на фотографии.

Владислав Кулакевич:
В советские времена она сохранилась не в лучшем виде, была перегорожена. На первом этаже была столовая, на втором – общежитие. Но сейчас – я использовал старые фотографии, зондажи, проведя необходимые анализы, – она практически полностью восстановлена.

В каждом зале своя неповторимая лепнина.

Наблюдать ее лучше всего с потайных балкончиков, где раньше прятались крепостные певчие.

Владислав Кулакевич:
В бальном, банкетном залах есть оркестровые балконы, и там эта крепостная капелла размещалась по причине того, что они были крепостными – им не по статусу было находиться внизу вместе с владельцами и гостями. Поэтому их прятали, чтобы было слышно, но не видно. Сегодня они музыканты, капелла, а завтра они шли в парк клумбы полоть.

Булгаки были поклонниками античности. Если фасады напоминают обывателям петербургские дворцы, в интерьерах европейская изысканность миксуется с античными сюжетами. Историки полагают: глубинного смысла в этих барельефах искать не стоит. Такая эклектика – дань моде того времени.

Владислав Кулакевич:
Это приближено к тому, как мы выбираем обои домой. Точно такой же смысл всей этой лепнины – это только антураж, декор для того, что поистине Булгаки считали ценностью – коллекций, которые здесь у них хранились, и для них самих. В общем-то, ценность их самих, я думаю, для них была непререкаема.