О Рождестве, коронавирусе и о том, что церковь должна делать для мира в стране. Рассказывает митрополит Вениамин

06.01.2021 - 20:01

Новости Беларуси. Программа «Тайные пружины политики 2.0» в гостях у владыки митрополита Вениамина, Патриаршего Экзарха всея Беларуси.

Григорий Азаренок, корреспондент:
Благословите, владыка.

Вениамин, митрополит Минский и Заславский, Патриарший Экзарх всея Беларуси:
Господь да благословит.

Больше воспоминаний о Рождестве у меня связано с Жировичским монастырем

Григорий Азаренок:
Мы с вами беседуем накануне Рождества. Наверное, это самый теплый праздник именно для христианских детей. Он связан с приходом в мир Спасителя. Скажите, а вы помните свое первое сознательное Рождество? Может быть, самые теплые воспоминания.

Митрополит Вениамин:
Больше воспоминаний о Рождестве у меня связано с Жировичским монастырем, потому что там у меня получалось во всей полноте прочувствовать, что такое Рождество. В детские годы больше Рождество ассоциировалось с Новым годом. Рождество, можно сказать, даже сознательно перебивалось светским Новым годом. Поэтому такие воспоминания.

Григорий Азаренок:
А какое было ощущение в монастыре? Вы сказали, самые яркие, теплые воспоминания.

Митрополит Вениамин:
Осознание большого торжества, величия этого праздника. Когда в ночное время во множестве люди собираются из разных уголков Беларуси для того, чтобы в монастыре почтить пришествие в мир Спасителя. Умиляет само изготовление вертепа, где так наглядно изображается, как Спаситель мира находился в пещере. Солома окружает иконы, елочки, и все это создает такую особую атмосферу. Но, конечно же, больше всего впечатляло одухотворение людей, которые приезжали на службу. Завершался Рождественский пост, можно сказать, такой большой радостью для всех были исповедь, причастие Святых Христовых Тайн и пережить, осмыслить праздник во время Божественной литургии.

Видимо, не может человек надолго оставаться без храма, потому что в храме мы чувствуем себя более защищенно

Григорий Азаренок:
Недавно подводили итоги календарного года, отмечали светский Новый год. Скажите пожалуйста, как церковь прошла 2020-й с учетом проблемы пандемии, с которой мы столкнулись? Ведь церковь – это не только храмы, священник и в больнице, и в местах заключения рядом с теми, кто страждет. Расскажите об этом.

Митрополит Вениамин:
Церковь, как и народ, прошла это испытание. И сейчас проходит эти сложности. Конечно, у нас первое время среди людей были большая настороженность, испуг, многие боялись этой болезни, не приходили в храм. Были определенные ограничения. Сейчас, хотя примерно такой же уровень, даже выше, чем весной, но люди стали как-то более уверенно себя чувствовать.

Видимо, не может человек надолго оставаться без храма, потому что в храме мы чувствуем себя более уверенно, защищенно. Здесь мы принимаем Святые Тайны, и через это умиротворяется душа человека, укрепляются и силы телесные.

Жировичская икона как одна из немногих сохранившихся святынь для нас очень важна

Хотелось бы отметить 500-летие Жировичского монастыря, 550-летие явления чудотворной иконы, этой великой святыни белорусского народа. Много было на нашей земле различных святых икон, храмов, монастырей, но все было утрачено в годы лихолетья. Поэтому Жировичская икона как одна из немногих сохранившихся святынь для нас очень важна. Можно сказать, в некоторой степени даже наряду с Полоцким монастырем является таким духовным символом Беларуси.

Важно, чтобы церковь находилась вне этого спора и могла сказать свое слово по происходящим событиям

Григорий Азаренок:
В обществе в какой-то момент возникло ощущение, что возникает раскол, такое церковное слово – смута. Церковь как отреагировала на это, к чему призвала паству?

Митрополит Вениамин:
Говорить о разделении всегда сложно, потому что тут нельзя расставить однозначно точки над i. Позиция церкви заключается в том, что мы заботимся о том, чтобы мир водворился в нашей стране, чтобы он был и был устойчив, непоколебим.

Конечно, путь к примирению непростой. Важно, чтобы церковь находилась вне этого спора и могла сказать свое слово по происходящим событиям, сказать слово прежде всего от Евангелия, не от человеческого разума. В том же евангельском слове можно найти разные моменты, как учил, как действовал Христос. С одной стороны, говорится о том, что Христос увидел в храме торгующих, и он с гневом изгонял их из храма, опрокинул доски меновщиков и так далее. В другом месте говорится, что Христос, обращаясь к ученикам, говорит: «Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем. И обрящете покой душам вашим». В третьем месте говорится о том, что Господь, общаясь с книжниками, фарисеями, разгневался, видя их какие-то неправильные действия. В другом месте говорится, что Христос вообще молчал, хотя его несправедливо обвиняли во многих согрешениях. И вот из этого спектра что выбрать, как поступить?

Конечно, каждый человек для себя должен находить правильный путь через молитву, а церковь должна определять такую, что ли, генеральную, среднюю линию для своей паствы. Причем эта линия также должна быть не от человеческого мудрования и определяться не настроением предстоятеля церкви или даже нескольких человек, а определяться именно в поиске того, что, как бы хотел Господь, чтобы мы сказали, посмотрели на те или иные вещи.

Малый вирус заставил прийти в такую тревогу, переживания всю вселенную. Конечно, человечество чувствует свою слабость

Григорий Азаренок:
Недавно вы провели молебен об исцелении болящих, о здравии врачей и так далее. Этот год, наверное, показал, что человеческая жизнь не защищена на семи ветрах, до какого уровня бы ни дошла цивилизация, какие бы ни были новые, модные, крутые гаджеты, айфоны и так далее. Все может измениться в один миг. И церковь же учит этому, что нужно быть всегда готовым к тому, чтобы предстать перед Господом. Ваше ощущение – что-то изменилось в наших людях, в человечестве в этом году?

Митрополит Вениамин:
Современная пандемия, можно сказать, всколыхнула весь мир и все человечество, по большому счету. И каждого отдельного человека заставила задуматься о смысле жизни, о перспективах и своей личной жизни, и жизни всего мира. Потому что действительно мы видим эту хрупкость, незащищенность и человечество, которое, с одной стороны, порой кичится своими достижениями и успехами и в сфере современных различных научных технологий, и биомедицины, и так далее. Но малый вирус, по сути дела, заставил прийти в такую тревогу, переживания всю вселенную. Конечно, человечество чувствует свою слабость.

С другой стороны, на этом фоне происходят некоторые добрые изменения в душе человека. Всегда, когда человек сталкивается с угрозой смертельной опасности или же даже предполагает, что такая опасность может быть, он внутренне как-то пересматривает свою жизнь, старается как-то изменить ее к лучшему, если человек верующий, дает обещания в этом.

К богослужению могли присоединиться и врачи, и пациенты из красной зоны. Вот так в 6-й больнице Минска провели молебен

Много знаю таких примеров, когда болезнь сказывалась положительно на людей. Но при этом не всегда это воздействие оказывалось таким продолжительным, и изменений не всегда хватало на долгое время. Ведь важно, чтобы мы использовали эти недобрые обстоятельства для того, чтобы извлечь пользу.

Григорий Азаренок:
Спасибо вам огромное за беседу. Сейчас, когда выходит программа, это уже Рождественский сочельник, уже даже первая звезда появилась. У вас есть возможность обратить к телезрителям, сказать свое пасторское слово.

Поздравление митрополита Вениамина можно увидеть здесь.

Loading...


«Дворовых активистов вообще не воспринимают как силу». Что сейчас происходит в закрытых чатах, показал Григорий Азарёнок



Новости Беларуси. Как устроен механизм протеста и кто за ним стоит? Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок. Это «Тайные пружины политики».

Григорий Азаренок, корреспондент:
Нет того тайного, что не стало бы явным. Древняя евангельская мудрость призывает нас работать над тем, чтобы показать белорусскому обществу, как закулисные силы пытаются его обмануть. Мы проливаем свет на то, как устроен механизм протеста, что это не спонтанная инициатива якобы чем-то недовольных людей, а спецоперация по разрушению нашего государства.

Главная шутка дьявола – внушить, что его нет. Но он боится света. И мы прольем его.

Григорий Азаренок:
Вы помните недавний громкий крах антибелорусского протеста? Когда из всех щелей «голубой блохер» из Варшавы призывал своих ручных хомячков в центр Минска? Писались громкие заголовки, рисовались плакаты. Они задействовали весь мобилизационный ресурс. И министра кухонной обороны, и театрала-неудачника Палыча... А на митинг вышли только я и Людмила Гладкая.

Но мы попали не только на абсолютно спокойную Немигу. Мы еще попали на планерку, где происходил разбор полетов. И спешим поделиться с вами.

Григорий Азаренок:
Общаются Палыч и дворовые активисты. Это сейчас на их языке так называются стукачи и подстрекатели. Слушаем.

По поводу сегодняшнего выхода. Потому что вышло крайне мало людей. Я бы хотел объяснить, именно как мы видим это со своим активом, который сформировался. Скажем честно, и Мотолько, например, провел опрос перед тем, как был объявлен выход ВНС. Там действительно были свидетельства о том, что готовы выйти 15-30 % – варьируется в зависимости от времени. Это было 15-20 тысяч человек, именно из коллектива Мотолько. Это были довольно печальные цифры, которые свидетельствовали о том, что не то число, которое можно вести в центр. Это было число для районных маршей. Однако каналы захотели действовать не с тем, что есть, а с тем, что им хотелось бы.

Григорий Азаренок:
Ну а как вы думали? Думали, что там, в Польше, кому-то интересны? Ваши предстоящие сутки, штрафы, увольнения, отчисления? Когда до вас дойдет, что они там на зарплате и отрабатывают заказ? Ну, реально смешно ведь уже.

Но идем дальше. Послушайте, это настоящий крик души обиженного и кинутого человека.

В общем, не вышло, потому что мы писали. Мы пытались это объяснять. И когда у нас была общая коммуникация, что он не выстраивает общую коммуникацию со дворами и не слышит актив. Даже когда они провели опрос, они не увидели цифры, что 15 тысяч человек готовы выйти в центр. Это не то число, где можно звать на Немигу. Это число для районного марша, когда актив готов, потому что выходили, готовы были выходить именно дворовые инициативы, а не единоличники. Именно мы бы шли в авангарде.

И когда мы узнали о том, что нас зовут в центр, мы, большинство, коллективно признались, что мы не идем туда, и мы будем создавать только районные движения. Поэтому с нашим мнением, именно канала, не считаются, и вот это очень опасно. 

Павел Латушко:
Мы тоже считали, что в центр звать нельзя в этой ситуации.

Григорий Азаренок:
Да ладно. Пал Палыч, рано еще страдать такой формой деменции. 10 февраля ты соловьем заливался о том, что нужно выходить, выходить именно в центр. Но вот дальше ты неожиданно говоришь правду. Повторяешь то, что я, Игорь Тур и другие коллеги говорим давно. Вы там в Польше из-за денег переругались хуже, чем в советской коммуналке из-за очереди в уборную. Но слушаем очередную порцию претензий кинутых дворовых чатов верхушке.

Когда я написал МКБ, я писал БГМ, то есть вот эти крупные Telegram-каналы, которые связаны с координацией, они писали, что «мы же сказали, что вы можете свою акцию провести». Таким образом они подставляют людей.

Павел Латушко:
Понимаете, с учетом затяжного нашего протеста в определенной степени, тут уже пошли взаимные претензии: почему вы призываете к этому, почему вы не советуетесь, почему кто берет на себя ответственность, тот рискует попасть под критику? И тут начинается сковывание. Действительно, разные посылы идут, и вот это очень плохо.

Вот то, что вначале вопрос был поставлен – координация штабов, координация Telegram-каналов по взаимодействию с дворовыми активистами. Вот это является условием. Тогда можно выходить с единой позицией. Ну или по крайней мере принимать решения более обдуманно.

Григорий Азаренок:
Подождите. Но ведь слова – единая координация протеста, управление через Telegram-каналы – это все госпропаганда. Пал Палыч, после таких заявлений у невероятных на всю голову возникнет подозрение, что вы завербованный агент. Но смею заверить, что это не так. Он просто очень недалекий человек.

Но наблюдать, как тают последние иллюзии у змагаров, можно вечно. А тают они по простой причине – от жестокого несоответствия иллюзий с реальностью. А она такова – эмигранты плевать хотели на управляемое ими стадо.

Досталось от активистов и небезызвестному Антону Гадимовичу по прозвищу Сандаль. И самого румяного идола Степана уже давно не жалуют.

Я приходила в штаб и общалась с Антоном Мотолько, и он тоже сказал, что люди выйдут. Я говорю: «Мы проводили опросы, у нас действительно, как сказал 49 и дальше номер этот, 30 % максимум собиралось выходить. И это действительно мало». И мы разговаривали, и он вообще меня не слышал. Это проблема такая...

Это общая проблема.

Дворовых активистов вообще не воспринимают как силу на самом деле. Это такая глобальная более вещь. То есть они не думают, что от нас что-то зависит.

Извините девчонки, что я вас перебиваю. Возникает уже более крупная проблема: к Степану Путило именно дворовые активы начинают относиться очень с негативной точки зрения, и организационную репутацию каналы теряют. Следовательно, и призвать к каким-то инициативам им будет уже сложнее, потому что дворовые уже их просто не будут воспринимать. Мы ответственны за актив, который действительно закалился и которому требуется конкретика и чтобы их слушали. Мы уже не выйдем на сумбурности.

Григорий Азаренок:
Что ж. Остается только подытожить. Змагары, пытаюсь еще раз до вас достучаться: анонимности не существует. Каждый ваш шаг, каждое действие, каждое слово известно. Не помогут вам закрытые чаты. У силовиков уже очень много материала. Его все больше и больше с каждым днем. И даже если вы прикинетесь «собачниками» – а кто надо, тот меня сейчас понял – это вам не поможет.

И к вам обращаюсь, польско-литовская верхушка. Приготовьтесь, Прокопьев, Карач, варшавские мальчики и девочки. Вы ни с теми связались. Обернитесь вокруг. Посмотрите на тех, кто рядом. Дружеский совет.

Григорий Азаренок:
А наших героев – ГУБОПиК и ОМОН, внутренние войска и криминальную милицию, участковых и идеологов, наркоконтроль и борцов с финансовыми преступлениями, Управление «К» и пресс-службы, сотрудников исправительных учреждений, генералов, лейтенантов и курсантов, молодых и убеленных сединами, министра внутренних дел – мы поздравляем с завтрашним праздником. Лично я был очень горд находиться с вами в одних рядах. Вы сохранили нашу страну. Да сохранит вас Бог.