«В Беларуси решаются задачи, которые не по силам некоторым ученым с мировым именем». Интервью с Владимиром Гусаковым, руководителем Академии наук

07.04.2014 - 11:36

Новости Беларуси. О текущем состоянии, а также перспективах развития науки Беларуси программа «Неделя» пообщалась с Председателем Президиума Академии наук Беларуси Владимиром Григорьевичем Гусаковым, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Президент на прошедшем совещании обратил внимание на необходимость сосредоточения усилий на прорывных направлениях. Какие они для белорусской науки?

Мы разработали в Институте генетики и цитологии такое особое направление — ДНК-паспортизация.

Владимир Гусаков, Председатель президиума Национальной академии наук Беларуси:
У нас уже есть высокозначимые результаты, которые оцениваются не только в стране, но и признаются мировой наукой. Это области фармации, медицины, исследование головного мозга. За прошлый год у нас даже есть открытие в биорганической химии, в области космического пространства и в области IT-технологий, развития биотехнологии, аграрных технологий, различных других направлений. Я хотел бы сказать, что даже в Институте математики у нас решаются задачи такие, которые не по силам некоторым ученым с мировым именем. Также, как и работы по другим направлениям.
Вот я вам назвал область биотехнологий. Здесь мы создаем центр клеточных технологий для лечения людей  с тяжелейшими заболеваниями стволовыми клетками. Это новейшее направление в мире. Даже не во всех странах оно получило признание и развитие. У нас оно активно развивается, мы, в принципе, завершаем создание такого центра. Мы разработали в Институте генетики и цитологии такое особое направление — ДНК-паспортизация. Можно составить ДНК-паспорт, начиная от молодого возраста (младенческого возраста человека) до преклонного возраста, и на самой ранней стадии определить, к чему склонен человек: то ли к спорту, то ли к музыке, то ли к науке и так далее.
То есть очень много направлений в Академии наук, все довольно успешно развиваются. Во многом, я скажу, нашим результатам, завидуют и россияне, и украинцы, и другие, что мы смогли сохранить и научные школы, фундаментальные исследования, очень значительные, на мировом уровне. Ведь мы принимали участие и в создании адронного коллайдера. Если я не ошибаюсь, 16 белорусских ученых, из Академии наук - 8 человек, принимали участие в создании этого коллайдера и определения бозона Хиггса.                         

Постоянно ставится задача, чтобы от науки был какой-то экономический эффект. Вот в этой цепочке удается ли наладить связь между предприятиями и учеными? Допустим, они поставили задачу - вы разработали. Вот эта цепочка работает?  

Владимир Гусаков:
Знаете, вы уже должны отказаться от словосочетания «от науки должен быть какой-то эффект». От науки прямой эффект. Самые окупаемые вложения (если в экономику) это в науку. Все вложения в фундаментальные и прикладные исследования - не ниже, например, 10$ на 1$ затрат (или 10 рублей на 1 рубль затрат). Нет ниже! То есть 10 и выше, до 30 единиц на единицу вложения и так далее. То есть и в мире это самые эффективные вложения — в науку. А теперь Академия наук нацелена на прямое обеспечение обслуживания народного хозяйства экономики страны. Она интегрируема в экономику, он не отдельно где-то находится, на периферии. Мы работаем с крупнейшими предприятиями: БелАзом, МАЗом, МТЗ, со всеми другими предприятиями, по всем направлениям, по всем отраслям. Проводили недавно круглый стол с директорами крупнейших предприятий, генеральными конструкторами, они подчеркивают эффективность сотрудничества. Конечно, мы намечаем направления и дальнейшего развития сотрудничества.                

Есть в Беларуси, скажем так, бизнесмены, которые инвестируют в науку?

Владимир Гусаков:
Да, у нас есть частная наука. Уже развивается в Беларуси частная наука. Есть частный Институт, потом «Беларуськалий» очень эффективно работает. В «Амкадоре», например. Это крупные частные компании, там развивается частная наука. Они одновременно сотрудничают и с учеными Академии наук, поэтому сейчас таких проблем нет, какие были раньше. Академия наук — незамкнутая система, это открытая структура, она открытая для всех. Мы всех приглашаем, и к нам все идут со своими проблемами, мы стараемся их совместно решать.

Многие страны сталкиваются с проблемой утечки мозгов.                 

Несмотря на то, что у нас не такие условия, как в той же Германии или Америки, но массового, серьезного оттока нет. Даже в Россию нет оттока

Владимир Гусаков:
Вы знаете, большой катастрофы и проблемы у нас нет. Несмотря на то, что у нас не такие условия, как в той же Германии или Америки, но массового, серьезного оттока нет. Даже в Россию нет оттока. Мы, конечно, настораживаемся, мы  предпринимаем меры, чтобы этого не было и в перспективе, но закрепляемость людей пока нас удовлетворяет. Правда, мы в этой связи работаем. Мы продумываем новую систему оплаты труда и мотивации молодых ученых и не только молодых. Думаем над тем, что нужно строить жилье, и на это нам указывает Глава государства, что надо активно строить жилье и обеспечивать, особенно молодых научных сотрудников для закрепления. Надо повышать заработную плату, надо создавать условия творческого труда, надо думать о поручении руководства молодым научным работникам, чтобы диссертация защищалась не через несколько лет после окончания аспирантуры, а буквально сразу после аспирантуры или во время учебы.            

В этой связи такой проект, как «Белбиоград» может как-то помочь в этом направлении? Вообще, что это за проект?

Владимир Гусаков:
Мы предполагаем, что это такой прорывной проект, это такой крупный кластер в области биотехнологической сферы. Он должен объединять биотехнологов в области медицины, сельского хозяйства, микробиологов и так далее. Но это будет, так сказать, элитный, можно сказать, парк. Сюда попасть будет очень сложно, поскольку только по высочайшим результатам, по наиболее высоким показателям окупаемости. Здесь будет поставлена задача (вернее уже ставится задача) экспорта. Это должна быть абсолютно экспортоориентированная продукция, высокоокупаемая, высококачественная, имеющая повышенные потребительские свойства. Естественно, там будут и высокие уровни мотивации.                

А какой продукт может создаваться? Космические, может быть, технологии?     

Владимир Гусаков:
Там мы предполагаем иметь нанотехнологии, но в основном это биотехнологии. Это биопродукты. Это могут быть различные штаммы микроорганизмов, изобретения для пищевой промышленности, для комбикормовой промышленности. Это могут быть новейшие технологии в области изготовления и производства фармпродукции, лечения больных и так далее. Мы пока не собираемся его делать слишком широким, в этот парк надо иметь уровень, чтобы в него можно было попасть, поэтому это будет пока небольшой набор организаций, даже, может быть, не совсем организаций, а только структуры, может лабораторий, поскольку надо выполнить все необходимые условия для того, чтобы соответствовать высокому уровню нахождению в «Белбиограде». «Белбиоград» — это не наше изобретение, это мировая практика, изучение показывает, что это прорывные направления, как правило, в своих областях наук, и престиж не только ученых, но и страны в этой связи. Естественно, это большая поддержка ученых.

Люди в материале: Владимир Гусаков
Loading...


Создавали эту технологию более 10 лет. Какая разработка из Гродно вошла в топ-10 результатов учёных за 2020 год?



Новости Беларуси. Разработка гродненских ученых вошла в топ-10 наиболее значимых достижений научной мысли за 2020 год. Высокую оценку Национальной академии наук Беларуси получила биомедицинская технология восстановления клеток печени, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Ученые из Института биохимии и Купаловского университета смогли улучшить свойства тех растительных лекарственных средств, которые применяются при заболевании печени. С помощью самых современных методов был разработан комплекс активных соединений, которые обладают высокой активностью. Они намного лучше усваиваются организмом. Гродненские ученые создавали эту технологию более 10 лет.

Елена Нарута, ведущий научный сотрудник Института биохимии биологически активных соединений НАН Беларуси:
Мы попытались улучшить свойства этих растительных субстанций природного происхождения. Потому что проблема заключается в том, что они все, как правило, имеют низкую растворимость и, соответственно, малую доступность в организме, то есть и плохую усвояемость организмом.

Илья Заводник, профессор Гродненского государственного университета имени Янки Купалы:
В первую очередь мы пытаемся сосредоточиться на соединениях, выделяемых из растительного сырья, произрастающего в Беларуси. Дело в том, что уже даже на сегодняшний день в растениях и вообще в природных источниках обнаружено порядка 400 тысяч различных химических соединений. И вот эти многие соединения природного происхождения обладают уникальными, чрезвычайно интересными свойствами.

Теперь ученые рассчитывают на интерес производителей препаратов и фармакологических компаний к своей разработке, для того чтобы производить новое, улучшенное лекарство для восстановления клеток печени.