О вере Президента Беларуси и плачущей Хиллари Клинтон: Майкл Моргулис в программе «Простые вопросы»

25.08.2016 - 23:06

Майкл Моргулис, почётный консул Беларуси в штате Флорида (США), богослов и политолог, автор концепции духовной дипломатии, редактор американского журнала о Беларуси в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталёвым.

Майкл, добрый вечер! Большое спасибо, что нашли время побеседовать. Мы с Вами встречаемся в отеле «Пекин», буквально несколько минут, я постараюсь  всё вместить, потому что до этой записи Вы мне рассказали столько, что я даже не знаю, как это может поместиться в наши 16 минут. Мой первый и самый главный вопрос, который, наверняка, задают многие, когда видят Вас. У любого поступка есть какая-то мотивация. Вы издаёте журнал о Беларуси в Америке. Вы рассказываете в стране, которая не всегда тепло относится  к Беларуси, популяризируя её и говоря только добрые слова. В чём Ваш мотив, почему  Вы это делаете?

Майкл Моргулис, почётный консул Беларуси в штате Флорида (США), богослов, политолог:
Как по-английски говорят: «Discovery» – «открытие». Я всегда хотел открыть Беларусь для американцев. Все эти статьи по-русски, программы по-русски, газеты – ну, малое количество людей. А вот, когда журнал целенаправленный, посвящён полностью Беларуси, то  есть, пишут американские авторы и белорусские, которых мы переводим  на американский английский язык, чтоб понимали.  

Мы открываем  Беларусь такую, как она есть  – впервые, вообще, в истории на английском американском языке такой вот журнал.

И, Вы знаете, наши читатели: американский Конгресс, каждый член Конгресса получает – это специальный прицел, каждый член Сената, все большие университеты, библиотеки и банки, большие компании – все получают наш журнал. И, Вы знаете, происходит такая метаморфоза – люди вдруг узнают, что есть такая страна.

Раньше спрашивали: «А где Беларусь? Что это – часть России или часть Польши?» 

Сейчас никто такого не говорит, они постепенно-постепенно входят, что это маленькая такая, независимая, со своим укладом, со своими традициями. «Нет рая на Земле»,  – всегда я говорю. Нет его нигде и в Америке, и в Беларуси – нигде его нет. Но каждый имеет свои достоинства и недостатки.

А вот Ваше интервью 2001 года, которое Вы опубликовали – интервью с Президентом. И очень много моментов, которые на сегодняшний момент актуальны, но при этом Вы говорили о духовной составляющей. Вы знаете, я беседовал – на Вашем месте сидел отец Фёдор, один из самых влиятельных священнослужителей в Беларуси. И он не ответил мне впрямую на вопрос: если он разговаривает с Президентом о Боге, то какие это разговоры. Если Вы задавали эти вопросы?

Майкл Моргулис:
Я скажу Вам. Я думаю, что Александр Григорьевич не откажется. Александр Григорьевич сказал: «Ну, я воспитывался, как все люди моего поколения, в советском. Я был парторг, директор совхоза». 

Он говорит:  «Вы знаете, за что я получил первый свой выговор в райкоме партии? За то, что ко мне пришли 17 человек (или 15, не помню) и сказали: нам негде молиться, Александр Григорьевич».

И он говорит: «Я им бесплатно привёз доски, строительный материал и сказал: стройте. Они построили. И мне, значит, райком партии дал первый мой выговор за пособничество верующим, так как-то они назвали». А потом, когда я спросил: «Александр Григорьевич, а вот Вы-то как себя считаете?»  А он говорит: «Майкл, Вы ж не забудьте,  я – руководитель страны, где 80% православных, 15% католиков, какой-то малый процент протестантов и так далее. Я должен быть со всеми, я не могу быть. Ну, конечно, я – 80% – я должен быть с этой стороны, как бы». Но я понимаю его. Так принято здесь. Так же ведёт себя президент России, так же вёл себя Борис Николаевич Ельцин, бежал на Пасху со свечкой в руке и спрашивал, случайно записали: «А в какой руке держать свечку?» Но это же всё из советских истоков.

Майкл, тогда позвольте о других президентах спросить. Вернее, в данной ситуации, о кандидатах в президенты.

До того, как мы включили камеру, Вы сказали, что Вы получаете открытки от Хиллари Клинтон.

Майкл Моргулис:
Раньше письма получал, сейчас только открытки.

Видимо, обиделась на что-то?

Майкл Моргулис:
Да, она, мы дружили, когда она только была жена президента Билла Клинтона.  Мне Александр Григорьевич Лукашенко говорит, он, когда был на заседании Организации Объединённых Наций, он с ней начал говорить, и с Клинтон, они хотели с ним говорить. А миссис Олбрайт, она тогда была госсекретарь, она физически  просто вставала между ними, говорила. Так вот, Хиллари того периода была, как бы, другом. Почему? В то время её обливали грязью газеты, писали, что у неё там любовники, там всё, всякую грязь.

Я увидел однажды в церкви её лицо со слезами.

И я написал письмо ей, что: «Вот я знаю, что Вы сейчас там плачете, я Вам советую: две недели не читать газет, две недели не смотреть телевидение, две недели не общаться с друзьями, две недели не спать со своим мужем». Может, они и так не спали, я не знаю. «И две недели заниматься только Челси». Челси – это имя дочки. «Только ею заниматься, никем другим». Я понимал, что моё письмо  может не попасть, вообще, хоть я там советник был. Но я переслал через своего друга Марка Хэтфилда, сенатора от штата Орегон. И он ей в коридоре Белого дома дал это письмо. И, к его удивлению, она сразу его разорвала и стала  читать. Прочитала и слеза у неё. Он говорит: «Что случилось?» Она говорит, что: «Единственный человек в Америке пожалел меня». Он говорит: «Представьте себе, он, этот человек – ещё и русский, из России там или из Украины, неважно. Оттуда». Она, вообще, пришла, как бы, в замешательство. И она написала мне хорошее письмо,  я ей написал в ответ, вот наладилась переписка.

Когда она ушла в политику, стала вначале сенатором, потом госсекретарём, она стала очень много говорить неправды.

Ну, политика   – это ж такие наркотики, которые искушают человека. Я ей написал другое письмо, как бы, сказал: «Зачем Вы всё это? Я благодарен, что Вы меня с матерью Терезой познакомили когда-то. И вот зачем Вы говорите?»  И она очень, видимо, обиделась внутренне и сказала типа, что: «Мы будем побеждать, мы всё равно будем вместе». Но она обиделась.

Майкл, скажите, считается, что для Беларуси, для России в большей степени, это – не самый лучший исход президентских выборов?

Майкл Моргулис:

Я молюсь, чтобы она не стала президентом.

Дело в том, что никто здесь не знает одного внутреннего механизма. Дело в том, что в Америке живёт 45-50 миллионов человек, которых абсолютно не интересуют политические программы и, вообще, программы кандидатов в президенты.

Они просто смотрят картинку?

Майкл Моргулис:
Нет, это люди, которые получают пособия, деньги, бесплатную еду. Они привыкли жить так уже. Много негров, как у вас называют африканцев. Их не интересует.

Главное, чтобы не отобрали кормушку. А Хиллари Клинтон обещает им, что оставит всё это.

А Трамп говорит, что надо работать. Поэтому они автоматически будут за неё голосовать. Поэтому я боюсь, что всё равно они могут выбрать её.  А Трамп – он бизнесмен, у него мышление, он не запачкан политикой, у него мышление другое, как у бизнесмена, как у человека, который привык зарабатывать деньги. И он будет более прагматично относиться ко всему.

Но это не очень популярно?

Майкл Моргулис:
Да. Вот мои дети, например, они считают – я и моя жена, мы будем голосовать за Трампа – а они будут голосовать  за Хиллари. Они считают, что это вот – демократия.

Нас, безусловно, интересует отношение к Беларуси. Насколько верны те предположения, которые можно встретить в СМИ, что это хуже, чем Трамп. Скажем, из двух зол?

Майкл Моргулис:

Понимаете, Трамп будет относиться к Беларуси вот примерно, как прагматичные люди.

Он скажет, как я, какие у меня аргументы, я говорю: «Это – маленькая страна. Это – ворота между Востоком и Западом». В Конгрессе когда выступаю, я говорю: «Это – ворота. Что ж вы хотите забить ворота, чтоб мы не могли туда пройти? Нам же надо как-то контачить, встречаться».  А он уже сказал, что: «Я, конечно, налажу отношения и с Россией, и с другими странами, которые мы потеряли». Я думаю, что в будущем и Россия, и Беларусь, и Америка будут в одной лодке. Потому что столько угроз, совсем чужих – исламский терроризм, агрессия.

Майкл, вопрос к Вам, может, не как к политику,  а больше, как к богослову. В мире много зла. Но зло совершенно разное. К примеру, из-за денег, в большей степени, происходят все военные конфликты. Так ли иначе. Но есть зло такое внутреннее , когда людей разрушают наркотики и другие слабости. Когда люди гибнут из-за славы или губят других из-за славы.  И вот эта русская поговорка: «Выбирать из меньших зол». Что, по-Вашему, вот в той точке временной, в которой мы находимся, самое страшное зло для мира на сегодняшний момент?        

Майкл Моргулис:
Я с точки зрения духовной отвечаю прямо на Ваш вопрос. В мире происходит постоянно сражение между Богом и дьяволом. Это ещё до меня Достоевский говорил: «А место этого сражения – сердце человека, душа человека». И эта борьба продолжается – между Злом и Добром, между хорошим и плохим, между улыбкой и ненавистью.

Мир больной у нас.

Надо признать, мир больной. И, вообще, я считаю и пишу об это часто – находится на краю пропасти. Потому что, если мы рассмотрим картину мира чуть-чуть вдалеке, не стоя прямо перед ней, мы увидим, что столько страшного происходит, столько крови льётся, столько детей убивают, в Сирии режут головы христиан, в Пакистане. В мире огромная сейчас сила появилась, которая незнакомая была – это, как бы, проектирование к бывшей Османской империи янычар – это мусульманская страшная агрессия. Я не говорю, что мусульманство – плохо, что Коран – это плохо, много есть значительных вещей, как и в Библии, как и в Торе.  Но эта агрессивная форма – это страшная угроза для мира. Плюс, как Вы сказали, наркотики. Косит мир эта болезнь, ничего никто не может сделать – ни в Америке, ни в Европе. И в Беларуси, слава Богу, вот Президент сегодня говорил, что надо как-то с этим обязательно бороться.

В Беларуси очень жёстко борются, кстати.

Майкл Моргулис:
И слава Богу! В Америке тоже жёстко борются, но противостояние, этот бизнес подпольный, он всё равно побеждает. А рак?

Вы, опять-таки, всё перечислили, но, говоря о меньшем и большем зле? Что страшное зло?

Майкл Моргулис:
Самое страшное зло – это вот то движение дьявола, если говорить духовно. Это зло, которое живёт в мире.

А самое страшное зло, я думаю, на сегодняшний момент,  это – самая большая угроза человечеству, это – исламский терроризм.

Потому что человек, который не боится смерти – а у них так много таких – им уже нельзя манипулировать, им нельзя управлять. Тот, кто не боится смерти – ему всё равно, он умрёт. Поэтому он страшен, потому что он ничего не боится. И, конечно, наркотики. Вот два, я бы не разделил, это два равноценных.

Может быть, не самый весёлый финал для нашей программы. Но он очень важный, потому что я от Вас услышал, наверное, подтверждение опасений многих телезрителей, которые смотрят в мир, смотрят в завтра и ищут свои страхи, пытаются найти ответ.

Майкл Моргулис:
Я дал бы один совет, как противостоять вот этому всему, особенно наркотикам: родителям, которые Вас слушают и детям, подростки Вас слушают. Любить.

Я всегда говорю: «Любви и денег никогда не бывает слишком много, их всегда не хватает».

И, если мы сможем побеждать  любовью ребёнка, который уходит в наркотики, потому что – потом это завладевает им – но вначале он уходит для того, чтобы оторваться от этой суеты мира, оторваться от равнодушия родителей, которые любят ребёнка, но не хватает времени в этой дурацкой жизни, не хватает часто времени для того, чтобы продемонстрировать любовь. Никогда не бойтесь говорить о любви, никогда не будет много сказано, если вы будете говорить ребёнку или жене, или мужу, что вы любите его.  Я вам скажу больше, что даже, если это неправда, правдой можно убить и можно человека правдой довести до инфаркта, до инсульта. А иногда ложью, хотя это страшно, меня обругают все. Но ложью можно человека сохранить, ложью можно человека осчастливить. Говорите о любви – это самое лучшее лекарство для ребёнка. Когда ребёнок знает, что его любят или, когда мужчина знает, что его любят, даже, если он, может быть, не до конца верит. Или женщина. Это, всё равно, самое лучшее лекарство в нашей жизни. Вот и всё.

Майкл, спасибо Вам за Ваше время. Будем рады видеть Вас в Беларуси.

Майкл Моргулис:
Конечно. И мы будем рады видеть Вас.  Очень приятно было.     

Люди в материале: Майкл Моргулис


Владимир Макей и представитель Госдепа США обсудили пути развития белорусско-американских отношений



Новости Беларуси. Широкий круг вопросов двусторонней повестки дня, в том числе и пути дальнейшего развития белорусско-американских отношений 10 июля обсуждали в МИД Беларуси.

Глава ведомства Владимир Макей встретился с заместителем помощника Государственного секретаря США Джорджем Кентом. Отметим, что этот визит представителя Госдепа в Минск уже второй в 2019 году.