О загрязнённых землях после аварии на ЧАЭС: «Это может быть хороший международный полигон для получения опыта»

22.04.2020 - 16:36

О катастрофе на ЧАЭС и её последствиях говорили во время съёмок программы «В обстановке мира».

Игорь Марзалюк, ведущий СТВ:
Самое страшное, что происходило в те дни – это полное отсутствие какой бы там ни было информации. Скажите, с учётом того, что вы принимали участие в реальных действиях, насколько партийно-советская элита нашей республики на тот момент отстаивала белорусский интерес? И вот как мы можем сравнить? На сегодняшний день в нашей стране очень много сделано для ликвидации последствий Чернобыльской атомной катастрофы – белорусским государством, после 1991 года. Вот если сравнить динамику мероприятий, качество, количество, системность – какие-то вещи делались вместе со всеми пострадавшими, вот как вы оцениваете эти мероприятия комплексно на сегодняшний день? Что получилось, что не получилось, что необходимо ещё сделать?

«Надеялись на русский «авось». Почему произошла катастрофа на ЧАЭС? 3 мнения

Владимир Каменков, председатель комитета «Ветераны Чернобыля» Белорусского общественного объединения ветеранов:
В Беларуси, в Гомельском регионе находились огромные военные склады на случай применения ядерного или атомного оружия. Там находился и стабильный йод, который можно было принимать. И это можно было всё привести в действие. В Польше это привели – поляки сделали профилактику йодную. Наш бывший министр здравоохранения Савченко Николай Евсеевич отдавал, просил такое распоряжение отдать, но в то время руководитель нашей страны Слюньков запретил. Горбачёв уже 26-го днём имел информацию о ситуации, которая случилась. Это доложили военные, это уже было известно. И соответственно, метеослужба СССР, которой руководил Израэль, он уже тогда положил эти карты первоначальные. Поэтому нужно было провести профилактику. Но что-то они работали по-другому. Что касается ситуации того периода, делали, что они делали, то уже делали. Надо сказать огромную благодарность нашему Президенту Александру Григорьевичу Лукашенко, который, уже, будучи руководителем нашей страны, он способствовал созданию множества программ (по-моему, 5 или 6 программ) по ликвидации, выполнению 5 программ, которые последовательно минимизировали те последствия, которые достались нашей стране, Республике Беларусь.

Дело в том, что Беларусь оказалась на 78%, принявшая на себя радиоактивный удар. И сегодня на территории Беларуси находится пласт высокорадиоактивных веществ с большим периодом полураспада. Соответственно, какая-то часть нашей территории, которая находится в государственном радиоэкологическом заповеднике, будет на многие годы ещё оставаться радиоактивной. Со временем в связи с полупериодом полураспада этих веществ территория эта, границы у неё несколько уменьшаются, она несколько сокращается. Но вероятно, придётся иметь дело нашей краине, нашей стране, Республике Беларусь ещё многие и многие годы с этой радиоактивной напастью.

С другой стороны, что это может быть хороший международный полигон для получения опыта – как нашей страны, так и другим иностранным специалистам других государств получить этот опыт в связи с тем, что атомных объектов очень много во всех странах. И они даже строятся и продолжают строиться. И вероятнее всего, что человечество, которое требует огромнейшего количество энергии для своей современной жизнедеятельности, другого источника, чем атомная энергетика, сегодня не придумало.  Всякие экологические ветряки, что-то другое – это очень малый процент, совершенно малый. Только атомная энергетика может обеспечить. Наверное, и правильно в своё время было принято главой государства  о строительстве АЭС в Беларуси. Дело другое: как грамотно распорядиться этой электроэнергией.

Чем угрожают Беларуси лесные пожары в Чернобыльской зоне? Какая ситуация сейчас на загрязнённых территориях? Смотрите 22 апреля в 20.30 на СТВ.

Loading...


Игорь Чешик о Чернобыле: это был шок из-за незнания – наверное, такая масштабная радиационная катастрофа была в мире впервые



Новости Беларуси. Директор Института радиобиологии НАН Беларуси Игорь Чешик рассказал, как Беларусь продвигалась в деле реабилитации и возрождения земель, которые пострадали от чернобыльской катастрофы.

Игорь Чешик, директор Института радиобиологии НАН Беларуси (Гомель):
Когда в конце 80-х в эту трагедию окунулось все население нашей республики, это был шок. Это был шок из-за незнания – наверное, такая масштабная радиационная катастрофа была в мире впервые. То, что было в Хиросиме и Нагасаки, экстраполировать на Беларусь никак было нельзя – там был ядерный взрыв, остролучевое и температурное воздействие, ударная волна. Здесь же произошло массивное выпадение радионуклидов на значительные территории. Загрязненными оказались около 20 % всей территории Республики Беларусь. Наиболее пострадала Гомельская область: из 21 района 20 (кроме Октябрьского) стали относиться к категории загрязненных.

В тот момент ни научный мир, ни медицинский, ни в целом население, ни исполнительные органы власти не знали, чем это чревато. Выпали радионуклиды – но что будет завтра, через неделю, через год? Даже почти полумиллионный на тот момент Гомель оказался на грани выселения, на грани эвакуации.

В то время начали создаваться школы научные, исследовательские институты, налаживаться какие-то международные контакты – все для того, чтобы можно было прогнозировать последствия крупной катастрофы. В частности, в Академии наук был создан Институт радиобиологии. При МЧС как при одном из ведущих министерств в плане ликвидации этих последствий был создан Институт радиологии. Другие институты Академии наук, какие-то медицинские центры стали подключаться к этой проблеме. В 2002 году в Гомеле был открыт Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека для обеспечения пострадавшего населения высококвалифицированной многопрофильной медицинский помощью. Многие минские организации подключились к этой проблеме. Например, в Минске был создан отдельный комитет.