«Очередь растянулась до Немиги». Почему открытие ГУМа стало переломным моментом в истории советской торговли?

06.11.2020 - 21:03

В документальном проекте «Тайны Беларуси» рассказали, почему открытие ГУМа стало переломным моментом в истории советской торговли.

В ночь с 5 на 6 ноября 1951 года в центре Минска выстраивается огромная очередь. Для безопасности собравшихся и сохранения порядка на улицах вводят режим повышенной готовности. А свет в огромных окнах здания, которое позже назовут образцом неоклассицизма, будет гореть всю ночь.

Николай Карачун, директор ОАО «ГУМ» (1995-2018 гг.):
Собралось столько народу, как в документах писали, очередь растянулась до Немиги. Пришлось прибегнуть к контролю правопорядка с помощью конной милиции.

Причина столь чрезвычайного ажиотажа и народного волнения крылась в грандиозном по тем меркам событии. Через считанные часы должны были распахнуться двери Государственного универсального магазина страны. Подобный существовал лишь в далекой Москве

Новость о небывалом изобилии на полках магазина взбудоражит весь Минск. Платья, культтовары, обувь и даже парфюмерия! Три культовые буквы «ГУМ» в одночасье станут синонимом роскоши.

Армен Сардаров, доктор архитектуры, профессор:
Главная лестница как бы говорит о том, что это для всех открыто. Лестница интересна тем, что междуэтажное перекрытие имеет большие остекленные поверхности. Что совершенно потрясающе это детали из бронзы, которые вкраплены в лестницы.

Впрочем, в заветный день продавцы за прилавок так и не встанут. Историческое событие отсрочат на день. Именно 7 ноября 1951-го – точка отсчета отдельной эпохи в истории БССР, которая ознаменуется огромными очередями, гонкой за импортом, изобилием одного и дефицитом другого. А люди, имевшие отношение к торговле, вмиг станут героями своего времени.

Вячеслав Меньковский, доктор исторических наук, профессор кафедры истории России БГУ:
В советской системе торговли покупатель никогда не был прав. Это совершенно искаженная система социальной иерархии. Люди, которые имели отношение к материальным благам, идущим через систему торговли, были вариантом советской элиты. Чем ближе ты к магазину, к торговле, тем более высок твой социальный статус.

История отечественного шопинга началась куда раньше легендарной стройки. Тон традиционно задала Москва. Прародитель современных торговых центров здесь открылся без малого 100 лет назад. Правда, отовариться там простые смертные не могли. Предназначен он был исключительно для госслужащих.

Такой расклад мало кого устраивал. Поэтому спустя 12 лет правительство принимает решение об открытии образцовых универмагов в трех крупнейших столицах Союза – Москве, Ленинграде и Харькове, которые были призваны стать витринами социализма.

Вадим Гигин, кандидат исторических наук, декан факультета философии и социальных наук БГУ:
Вопросы торговли рассматривались на политбюро ЦК КПСС. Решение об открытии универсальных магазинов, таких как ГУМ это была Москва, Минск, ЦУМ их была более широкая сеть. Считалось, что они должны быть образцами.

БССР традиционно слыла окном в западный мир. Особенно процветали приграничные деревни – люди делали состояние на продаже товаров, добытых правдой и неправдой за кордоном. Столица же процветала по-своему.

Минск уже в 1930-е годы сиял сотнями витрин. Сюда съезжались модницы со всей страны в поисках необычных нарядов и аксессуаров. В 1933 году, приняв эстафету от других союзных столиц, Минск открывает свой первый ГУМ. Для культового магазина облюбовали здание Польского банка.

Николай Карачун:
Конечно, ассортимент был небольшой это, в основном, ткани, музыкальные инструменты и хозяйственные товары обыденного спроса.

В годы войны здание было разрушено. Чтобы обеспечить народ самым необходимым, наспех сколачивают ларьки на Комаровке, площади Мясникова, Комсомольской. На прилавках – самое необходимое: обувь, жестяные кружки, лампады. Но уже в 1945 году правительство решает строить в Минске новый ГУМ. Воплощать в жизнь концепцию магазина-праздника берутся два сильнейших архитектора того времени – Гегарт и Мелеги.

Армен Сардаров:
Автор, на мой взгляд, стремился создать этот праздничный фасад, который будет привлекать людей, интересовать. Отсюда более обширные окна пространственно, что не было характерно для этой архитектуры, они были, как правило, более строги, четки. Отсюда пластика, то есть, там фронтончики почти над каждым окном.

Внутреннее убранство ничуть не уступало внешнему лоску. Едва переступив порог магазина, люди тотчас погружались в атмосферу роскоши и достатка. Многие приходили сюда как в музей: поглазеть на ассортимент и незаметно прикоснуться к прилавкам из красного дерева.

Светлана Шепетюк, сотрудник ОАО «ГУМ» (1973 – по наст. время):
Само здание и сама обстановка была тогда очень интересной: шикарные паркетные полы, мраморные колонны, светильники шикарнейшие. В ГУМе всегда была какая-то особенная атмосфера.

Обучать белорусских коллег приехали специалисты из ленинградского «Пассажа» и «Гостиного двора». Элегантные продавщицы в черных халатах с белыми воротничками стояли в одном ряду с самыми важными персонами города. Ассортимент формировался постепенно – промышленность после войны только приходила в себя.

Николай Карачун:
В то время был Наркевич, и на одном совещаний в правительстве он взял с собой простой комнатный тапочек, которые получала из Ленинграда фабрика «Скороход». И он говорит: «Вот мы в республике можем производить такой ассортимент обуви?». И написали письмо тогда ГУМ в Министерство промышленности. Министерство промышленности ответило, что пока нет возможности, потому что надо разрешение Министерства Союзной республики.
Loading...


«Как это всё происходило – действительно это трагично». Митинг-реквием состоялся на месте бывшего концлагеря Берёза-Картузская



Новости Беларуси. Во всем мире 11 апреля вспоминают узников фашистских концлагерей. Правда, белорусы, с этим понятием столкнулись еще за десятилетие до начала Великой Отечественной войны, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Неслучайно именно в Березе положено начало патриотическому проекту «Историческая память». В этом городе в 1934 году польские власти создали лагерь для противников режима Пилсудского, в том числе туда попадали представители национально-освободительного движения Беларуси.

Через концлагерь в Березе-Картузской прошли до 10 тысяч человек. К этим цифрам историческое сообщество Беларуси и Европы относится по-разному, так как точных сведений нет. Белорусы, жители тогдашних «крэсаў усходніх», зачастую оказывались в застенках только лишь за желание быть нацией и изучать родной язык.

Относились к ним с особой жестокостью. Пленники вспоминали: выход из лагеря был возможен в двух случаях – в психолечебницу или на тот свет. Митинг-реквием в память жертв агрессии объединил молодежь со всей страны.

Егор Макаревич: каждому молодому человеку стоит посмотреть реально на исторические события, которые были на территории страны

Юлия Рогащук, жительница Бреста:
Как это все происходило – действительно это все трагично. И это необходимо не забывать, помнить, потому что наша история, безусловно, важна.

Как сохранить объективный взгляд на прошлое в условиях глобальных вызовов, обсудили 11 апреля в формате круглого стола. Незаслуженно факт концентрационной системы в 30-е годы покрылся слоем пыли – подчеркнули спикеры. Как создать объективную историческую реальность для молодежи, какие вызовы сегодня стоят перед белорусским научным сообществом и реальная угроза белорусскому суверенитету – диалог участников получился по-настоящему живым.

Александр Шпаковский: наша историческая вежливость некоторыми соседними государствами была воспринята как слабость (читайте здесь).