Очереди в магазинах: сколько касс должно работать постоянно?

20.10.2017 - 21:34

Новости Беларуси. Советы юриста в программе «Добро пожаловаться».

Вопрос: 
Часто бывает ситуация, когда приходишь в магазин и вынужден простоять у кассы полчаса, потому что из 10 касс работает лишь 2-3. Если в магазине 10 касс, сколько из них должно работать постоянно?

Елена Мойсейчик, юрист:
Законодательством не предусмотрено количество работающих кассовых зон в магазине.

Руководитель торгового объекта сам отслеживает поток людей, и с учётом этого, определяет, сколько касс будет работать.

Разумеется, в вечернее время и выходные, когда клиентов больше всего, количество открытых касс должно быть максимальным. Учитывая, что, на сегодняшний день, в торговой сфере наблюдается дефицит кадров, работа касс будет зависеть от того, хватает ли персонала.

Люди в материале: Елена Мойсейчик
Loading...


Кандидат юридических наук: поиск убежища – это исключительно добровольный вопрос



Новости Беларуси. Ситуация на белорусской границе. К чему она может привести, как разрешить миграционный кризис и что происходит у рубежей Беларуси? В студии ток-шоу «По существу» собрались эксперты, чтобы обсудить актуальную проблему.

Алена Сырова, СТВ:
Вот вы знаете, все-таки Беларусь оказывает посильную помощь. И глава государства сказал сегодня, что мы будем продолжать помогать этим людям. И все же, с юридической точки зрения, Константин Дмитриевич, вот они притаскивают к нам этих полуживых людей, которые погибают, которые оказываются в тяжелом состоянии. Кто должен им оказывать эту помощь? И с учетом того, что сейчас высока как никогда напряженность на наших рубежах, цена вот каких-то телодвижений, которые могут быть восприняты как провокация, как поступать? Чья это ответственность: наша или их?

Константин Сазон, начальник кафедры конституционного и международного права Академии МВД Беларуси, кандидат юридических наук:
Добрый вечер, уважаемые коллеги. Отвечая на ваш вопрос, хотелось бы сделать несколько акцентов по таким важным для широкой общественности юридическим моментам. Прежде всего, когда мы разбираем проблему беженцев с точки зрения международного права, мы должны четко понимать, что вопрос поиска убежища, вопрос обращения с заявлением на соискание убежища – это исключительно вопрос добровольный. Это тоже нужно знать и это нужно понимать. Потому что заставить человека, иностранца обращаться за защитой к какому-то государству невозможно. Именно поэтому у нас и в СМИ, и в самых различных интернет-источниках именно на это обращается внимание, что этот поток направлен в европейскую сторону. Это первое.

Второй вопрос с убежищем с юридической точки зрения находится в плоскости географической, территориальной. То есть когда мы говорим о соискателях убежища, когда мы рассматриваем вопрос предоставления им защиты правовой, одной из форм защиты, то мы должны четко понимать, что речь идет именно о местоположении этого лица, который пересек государственную границу.

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Ну, вот смотрите, граница – это ведь на самом деле вот такая полосочка. То, что есть демаркационная линия, которая обуславливается договорами, это одна история, но понятия нейтральной зоны не существует. Нейтральная зона, вот я стал одной ногой здесь, другой ногой здесь, я уже в двух государствах. И когда говорят, что они сидят в нейтральной зоне, ведь, по сути, они сидят в двух государствах? Юридически это так?

Константин Сазон:
В данном случае проблема действительно есть, и экспертное сообщество и международные организации об этом знают, но вопрос ведь в другом, на что в том числе обращается внимание. Речь идет о том, каким образом он попал на эту часть территории? Вначале было совершено пересечение границы по ту сторону и затем их обратно вернули на эту полосу или они пересекли государственную границу республики…

Кирилл Казаков:
Ну хорошо, поляки переволокли или литовцы переволокли, бросили сюда, это что, это нормально?

Константин Сазон:
Я понимаю ваш вопрос, я закончу отвечать. В данном случае речь вот о чем. Одним из краеугольных принципов, который касается международно-правовой и национальной защиты беженцев и признанный в Европейском союзе в том числе, этот принцип звучит не иначе как «право на доступ». То есть речь идет о том, что соискатель убежища, который пересекает государственную границу какого-либо государства, в данном случае европейского, это не только требование Конвенции ООН о статусе беженцев 1951 года, это и требование директив Европейского союза, это и требования национального законодательства. Все знают о том, что соискателю убежища должен быть предоставлен доступ. Это первое. Второе. Это когда мы говорим о юридической стороне вопроса, речь идет о том, что такому соискателю должна быть предоставлена и юридическая помощь (в лице консультации), и медицинская и так далее. То есть когда мы имеем дело с последствиями нереализации, неисполнения этого принципа, мне кажется, ответ достаточно очевидный.

Александр Тищенко о Польше: они переплюнули свою практику санации, Береза-Картузскую, Тухолю, все эти концлагеря (подробнее здесь).