Окна вываливаются, балконы крошатся, в подвале потоп. Жители многоэтажки 50 лет ждали капремонта, а он, оказывается, был?

21.06.2019 - 16:12

Жители многоэтажки по адресу пр. Партизанский, 32/2  в один голос уверяют: их жилище – не дом, а самая настоящая напасть! Растрескавшиеся перекрытия, несмываемая плесень и вечный потоп в подвалах. Трубы здесь прорывает регулярно.

Татьяна Маскевич:
Я уже называю свой дом «Дом ненужных людей», «Дом изгоев».

Житель дома:
Один кран, и весь дом надо спускать. Это сколько воды! А технику: включаешь – давление «пух-пух», краны вот так вот (трясёт руками, - ред.). Включил стиральную машину, она 2-3 раза вылетит из строя запросто.

И если в квартирах воды днём с огнем не сыскать, то в подвале дома есть свой неиссякаемый источник – вечно текущая ржавая труба. По словам жильцов, именно она стала причиной сырости и прочно прописавшейся в подъезде плесени. В дождливый день жильцы и заглядывать боятся на цокольный этаж. 

Оксана Новикова:
Здесь стояла вода откровенно. Было сыро. Я спускалась сюда, когда у нас уже подулись полы. На первом этаже мы живём, поэтому у нас всё сразу вот буквально здесь.

Все попытки жильцов отремонтировать подъезд идут насмарку: со стен почти мгновенно отваливается свежая краска. Но на такие мелочи люди готовы закрыть глаза, лишь бы коммунальщики обратили внимание на настоящие беды: ужасают разрушения и трещины в перекрытиях дома.

Но пока надежды жильцов на спасение разбиваются вместе с вылетающими стеклами. Разбитые проёмы коммунальщики не могут заделать по сей день! 

Оксана Новикова:
Балконные плиты все покрошены. На чём там эти железки держатся, непонятно. По поводу окон – не цельные, открываются, кое-где болтаются, на 8 этаже, вообще, выпало не так давно. Это всё летит на козырёк, было разбито.

Светлана Якубович: 
ЖЭС сказал: да, мы дадим Вам вышку, потом год прошёл. То отопительный сезон, то ещё что-то. Потом мне пришёл ответ: это ваша частная собственность и ремонтируйте сами. Как я могу отремонтировать это сама?

Масла в огонь добавляют соседи по двору – их дом по сравнению с этим – настоящие хоромы! 

Ольга Зигарь:
Бесхозный дом! Когда спрашиваешь, почему сделали 28-ый и 30-ый дом – ремонт – и «шубу» надели, и внутри что-то делали, стояки меняли. Они говорят – это кооперативные дома, а Ваш дом – государственный.

Татьяна Маскевич:
Никто слушать не хочет, никто говорить не хочет. Стены в трещинах. Мы никому не надо. Почему? И объясните мне, почему жильцы нашего дома должны продолжать платить деньги на капитальный ремонт? 50 лет мало?

Масла в огонь добавили коммунальщики – по словам специалистов ЖЭСа, ремонт они уже сделали! 

Ольга Зигарь:
Ответ был такой: всё было. У вас был капитальный ремонт.

Светлана Якубович:
Как мог быть ремонт в 78 году, если дом был построен в 67 году?

Ольга Зигарь:
Через 10 лет? Покажите, говорю, по бумагам, что у нас. Они говорят, бумаги хранятся пять лет. Всё уже пропало и ничего вы нигде не найдёте.

ЖЭУ, которое обслуживает дом, находится всего в квартале от злополучного здания. Туда, заручившись поддержкой жильцов, направляются корреспонденты нашей программы. Но от одного вида телекамер в учреждении повисает гробовая тишина, а сотрудники в считаные секунды баррикадируются в кабинетах.

Представитель ГП «ЖЭУ №1 Заводского района г. Минска»:
Если наш руководитель находится в вышестоящих организациях, то его никто не замещает. Заместитель есть. Вот – Наталья.

Наталья, представитель ГП «ЖЭУ №1 Заводского района г. Минска»:
Я не буду разговаривать.

Пока одни работники ЖЭУ скрываются от объективов, другие увиливают от простых вопросов. 

Беседа корреспондента СТВ с представителями ГП «ЖЭУ №1 Заводского района г. Минска»:
– С руководителем с Вашим можно как-то связаться? Здравствуйте. А есть номер директора, зам. директора?
– У него нет сотового рабочего, есть городской телефон.
– Но я так понимаю его здесь нет, и на городской смысла звонить нет?
– Да.

Директора учреждения, всё-таки, удалось застать на рабочем месте. С его слов, проблемы в доме они пытаются решать всеми силами.  

Сергей Катков, директор ГП «ЖЭУ №1 Заводского района г. Минска»:
Капитальным ремонтом занимается ЖКХ Заводского района. Там есть отдел капитального ремонта.

Корреспондент СТВ:
То есть вы к этому дому не относитесь?

Сергей Катков:
Мы обслуживаем. Техническое обслуживание. Но дом, действительно, требует капитального ремонта.

Корреспондент СТВ:
Какие последние работы проводились вашей организацией?

Сергей Катков:
В 3-ем подъезде замена трубопровода. Был порыв буквально недавно.

Корреспондент СТВ:
Мы сегодня там были. Он течёт.

Сергей Катков:
Мы варим. Но там не к чему варить. Идёт прорыв дальше, и дальше, и дальше.

Корреспондент СТВ:
Как собираетесь решать проблему?

Сергей Катков:
Дом надо ставить на капитальный ремонт.

Но для жильцов дома это всего лишь пустые обещания! Сейчас люди не на шутку боятся обвала, ведь балконы дома полностью покрыты трещинами. 

Светлана Якубович:
Ответ пришел: это ваша частная собственность, и ремонтируйте сами балконную плиту.

Сергей Катков:
Насчёт плиты я не слышал.

Сергей Катков:
Но это в вашей компетенции

Сергей Катков:
Да. Маляр-штукатур к двум часам к вам подойдёт. Квартира 134. Хорошо.

Несмотря на обещания, люди не верят не единому слову и требуют лишь одного – в кратчайшие сроки привести дом в божеский вид! Покидая организацию, жильцы дома встретили и сотрудника ЖРЭО, который отвечает за ремонт во дворе. 

Сергей Рубанов, главный инженер КУП «ЖКХ Заводского района г. Минска»:
Сегодня там будут. Будет назначена комиссия, выйдут специалисты, кураторы по исполнению и посмотрят каждую проблему. Разрабатывается вопрос о следующей пятилетке по постановке домов на капитальный ремонт, и данный дом будет также рассматриваться о включении в эту программу.

Корреспондент СТВ:
Если этого не произойдёт?

Сергей Рубанов:
Я думаю, что произойдёт. Мы рассматриваем этот дом, как включение в программу капремонта.

На следующий день после визита наших корреспондентов жильцы дома снова обратились в редакцию. Люди уверяли – после приезда съёмочной группы из ЖЭУ уволили главного инженера, но вот заветный капремонт пока так и не начался. Чем закончится эта история – узнаем совсем скоро. Мы будем следить за развитием событий. 
Люди в материале: Сергей Катков, Сергей Рубанов


«Жахнуліся мы гэтаму вельмі моцна». У мемориала Богдановичу в Минске стоит бытовка и разбросан мусор. Когда уберут?



В самом центре Минска у мемориала Максиму Богдановичу развернули самую настоящую перевалочную базу. Вплотную к памятнику выросла двухэтажная бытовка, а в метре от неё – самый настоящий строительный склад, рассказали в программе «Добро пожаловаться».

Валентина Короткина, научный сотрудник Литературного музея Максима Богдановича:
Жахнуліся мы гэтаму вельмі моцна у маі, калі 25 мая, у дзень смерці Максіма Багдановіча, дзень памяці мы адзначаем, мы прышлі сюды з экскурсіяй. Я заходзіла напярэдадні, агледзела тэрыторыю, мы развялі рукамі: што ты зробіш, ідуць будаўнічыя працы. І давялося праводзіць экскурсію вось у такіх умовах, калі людзі прыйшлі кветкі ўскласці, падыйсьці паглядзець, але магчымасць адносная.

На этом самом месте когда-то стоял дом Богдановичей. Вот только прочесть цитату поэта, которая увековечена на мемориале, сегодня невозможно! К знаменитым словам ни пройти, ни проехать! Туристам туда путь заказан!

Мужчина:
Во-первых, у нас запах от туалетов. Работы там уже никакой нет у них, отделка лёгкая такая. Можно их маленькие поставить на территории и убрать, памятник очистить.

Возмущенная до глубины души Валентина попыталась выяснить, у кого хватило совести устроить свалку в историческом месте.

Валентина Короткина:
Калі мы падыйшлі да чалавека, ён сказаў: «Я проста чалавек, зайшоў сюды паесці». Пасля гэты чалавек, зраумеўшы, што яго здымаюць, сышоў у бытоўку. Калі я зайшла да яго і спытала, дзе пашпарт аб’екта, і хто, увогуле, вядзе нагляд, чалавек, які проста зайшоў паесці, меў ключы ад бытоўкі, закрыў яе на ключ і проста сышоў з аб’екта.

Откуда растут ноги у беспредела, интересуется и съёмочная группа нашей программы. Журналисты отправляются прямиком на стройплощадку.

Мужчина:
Паспорт на данный момент сняли, так как…

Женщина:
Как давно его сняли? Его не было неделю назад здесь тоже?

Мужчина:
Нет, не неделю. Почему?

Женщина:
Мы знімалі ў мінулы аўторак.

Женщина:
И его не было.

Мужчина:
Ну, сняли потому что ограждение, убирали же всё вокруг строительной площадки. Нет, в здании где-то находится.

Женщина:
Где-то в здании? Фотографию покажите паспорта.

Мужчина:
Сейчас могу сфотографировать сходить, показать вам.

Женщина:
Давайте.

Мужчина:
К сожалению, паспорт вывезен, для пуско-наладочных работ он не нужен, территория освобождается, всё вывозится.

Тем временем, поклонники творчества поэта бьют тревогу! Ржавый забор вдоль бытового городка разделил судьбу памятника на до и после! Теперь вместо цветов у его подножия лишь горы мусора!

Валентина Короткина:
Гэта тэрыторыя адкрытая, тут жылы дом, дзеці. Я не ведаю, увогуле, як гэта можа быць. Тэрыторыя мемарыяла мае ахоўную зону, па-першае. Але мы зараз кажам не пра ахоўную зону, мы стаім на тэрыторыі мемарыяла, вось шыльда «Гісторыка-культурная каштоўнасць», вось адзін з падыходаў, палова мемарыяла з цытатами, перакладам.

Женщина:
Вон пакеты валяются, бычки валяются, само прилетело?

Мужчина:
У нас каждый день убирается бытовой городок, бытовые помещения. Здесь каждый вечер молодёжь какая-то, не знаю.

Когда свернутся работы и как скоро исчезнет бытовка? С этими вопросом съёмочная группа СТВ обратилась к компании-заказчику.

Олег Пилат, начальник производственного отдела КУП «Мінская спадчына»:
Ремонтно-реставрационные работы по объекту завершены, объект находится в стадии сдачи в эксплуатацию. Бытовой городок расположен в непосредственной близости от памятника, устроен в соответствии с утверждённой проектно-сметной документацией, он огорожен в соответствии со строительными нормами и правилами. Законность данного решения не вызывает сомнений.

Как скоро туристы смогут подойти к достопримечательности и наведут ли здесь порядок по всем правилам, узнаем совсем скоро. Мы будем следить за развитием событий!