Оно построено без единого гвоздя. Показываем самое старое деревянное здание Беларуси

30.01.2020 - 10:46

Анастасия Макеева, корреспондент:
Гонтовая крыша и ажурная галерея. За толстыми стенами былого женского Бригитского монастыря спрятано самое старое деревянное здание Беларуси. В это трудно поверить, но этот лямус построен без единого гвоздя.

Эти массивные брусья пережили все войны-лихолетья и, как магнит, притягивают туристов.

Ксендз Антоний Гремза, ректор Бригитского костела:
Здесь хорошо видны деревянные крепежи, которые связывали всю конструкцию и делали ее прочной.

В 1636 году маршалок великий литовский Кшиштоф Веселовский покупает 9 пляцов гродненской земли для строительства костела и монастыря ордена Бригиток. Вместе с ними во внутренним дворике вырос шедевр деревянного зодчества – лямус. По одной из версий, он стал временным общежитием для монахинь.

Ксендз Антоний Гремза:
Вторая версия, что они прибыли позже, потому что здание не XVII, а начала XVIII, поэтому здание тоже могло служить для проживания монахинь или же для прислуги. Ограждение здесь было высокое, были башенки с бойницами и ворота въездные каменные.

В былые времена двухэтажный деревянный дом с галереей и лоджией называли лямусом. Здание предназначалось для хозяйственных нужд. В нем хранили старые вещи и зерно, как в амбаре. К слову, такой тип постройки был довольно популярным в Западной Беларуси, Польше и Литве. У нас он выжил только на Гродненщине.

Елена Счасная, архитектор, научный руководитель реставрационных работ:
Это сохранилось, потому что здесь была закрытая территория и когда был монастырь, и потом когда было приспособлено под психоневрологический диспансер в советское время, ему повезло.

Может, тут оберег есть?

Ксендз Антоний Гремза:
Не верю в обереги, верю в силу молитвы. Монахини-бригитки почти 4 столетия здесь молились.

Лямус никак не отапливался, и жить в нем было невозможно. Для бригиток второй этаж был такой летней резиденцией. А вот уже в советские времена, когда дом приспособили под поликлинику, сделали печи и разбили на кабинеты врачей. Благо недавняя реставрация позволила вернуть памятнику первоначальный облик. Шифер заменили на традиционную деревянную черепицу – гонт. Во время дождей вся влага скатывается по осиновым дощечкам и не позволяет крыше прогнить.

Ксендз Антоний Гремза:
Некоторые части были изменены, потому что были гнилые и их поменяли. Но в большинстве случаев это здание сохранится неизменным.

Елена Счасная:
Делали фундамент, цоколь из камня. Когда только начинали реставрацию, прибежал такой невысокий дядя, махал руками, оказалось, что это итальянский архитектор из Милана. Итальянская архитектура, в основном, вся каменная, а дерево у них очень дорогое и это всегда для них восторг, потому что такого у них нет.

Планы на лямус большие. Открыть выставочный зал, где будут представлены оригинальные вещи ордена бригиток: иконы, книги, утварь. Сейчас все хранится в подвалах одноименного Бригитского костела. Монастыря, в котором бывали даже жены декабристов.

Ксендз Антоний Гремза:
Мы находимся в подземельях костела, раньше здесь были усыпальницы бригиток. Сегодня это музей. Монахини были очень богатыми, они имели свое имение возле Гродно, Коханово, Волковысского района, было много деревень. Монахини помогали бедным и кормили бездомных.

Свое тепло народные умельцы оставили в тончайшей резьбе. И к ней, определенно, стоит прикоснуться. Экскурсии гродненская католическая епархия проводит для всех желающих абсолютно бесплатно.

Loading...


«Они у меня иногда под шансон хорошо доятся». Фермер из Гомельской области завёл уникальных коров



В Микашевичах Федоровича знают, как «продавца воздуха». Но газовые баллоны поднаскучили бизнесмену и он решил разбавить их бидонами молока. Перебрался на малую родину родителей – агрогородок Ленин и завел 28 голов.

Сергей Павлович, фермер:
Чуб из 70-х. Папа у всех джерсей Яша, все они Яковлевичи здесь три пацана. Все детство, практически сколько себя помню, мы проводили с отцом. Он меня брал на ветеринарные семинары и проводили с ним все время на фермах.

Теперь про уникальных буренок счастливый хозяин рассказывает без остановки. Джерсейские красотки дают молока немного, зато жирностью в 9%. Раньше моряки брали этих коров в длительные плавания, чтобы всегда было свежее молоко.

Сергей Павлович:
Это чисто порода айрширская. Молоко считается приближенно к козьему, гипоаллергенное. За рубежом, в основном, делается детское питание.

Для своих любимых фермер заготовил сено, сделал добротный ковер из опилок, чтобы было сухо, тепло и чисто. И даже установил камеры видеонаблюдения.

Сергей Павлович:
Они для того, чтобы мы видели, как бык пошалил, если отвязался ночью. Шутка! Мы наблюдаем за растелами. Они у меня иногда и под шансон хорошо доятся.

Подъем в семье Павловичей в 6 утра. Справиться с хозяйством помогает семья. Мама-ветеринар, старший сын-аграрий и жена-домохозяйка.

Излишки молочки Татьяна превращает в творожки, сыры и масло. Фирменное домашнее блюдо – адыгейский сыр. Рецепты подсказывает свекровь и берет из Интернета, а вот чудо-агрегат придумал муж. Эксперименты – его конек.

Сергей Павлович:
Вот сухая тряпочка чистит банки. Досушивается банка промышленным феном в течение минуты, прогревается под струей 600 градусов. Надо сушить банки, потому что молоко портится, если сырая вода попадает.

Татьяна Павлович, домохозяйка:
Неудачи сыр не получился, творог подкис, собаки съели, свинки счастливы, и хозяйка поправилась.

С позитивными хозяевами и коровы на высоте. За день удой может быть около 100 литров со средней жирностью в 6%. Местные довольны, особенно бабушки, которых Павловичи не оставляют без внимания и приезжают за 15 км.

Сергей Павлович:
День сурка. Приезжаем к дому, всегда сидит кот, он встречает и ведет нас в дом. Потом уже провожает бабушка, она может и не пьет это молоко, она ждет нас.

Среди довольных и соседка Галина Александровна. С каждым глотком вспоминает детство. В банке готовые сливки, а из молока вкусная сметана на блинчики внукам. К слову, они часто заглядывают на ферму, как в зоопарк.

Галина Гулюта, местный житель:
Там у них есть коник Орлик. Мы все время заезжаем, то яблоко, то хлеб какой-то, то булочку детки дадут ему и общаются с этим коником. 

В мечтах открыть эко-усадьбу и завезти павлинов. А пока в фермерское хозяйство нужно вкладывать и работать-работать-работать, чтобы установить доильный зал и все модернизировать. Сергей Федорович нашел свою отдушину и мечтает, чтобы на деревне появилось больше единомышленников.

Сергей Павлович:
Неважно, где ты живешь, важно, как ты живешь. Можно в городе жить и не видеть ни цирка, ни каких-нибудь других городских прелестей. Было бы еще пару человек таких, загрузили бы все и на молокозавод.

Кто не рискует, тот и не собирает сливки.