«Среди ночи могли позвонить дети, что маме плохо, ни разу не отказывала». Как работает переводчик жестового языка

27.03.2019 - 10:10

Лариса Евгеньевна всю свою жизнь общается с мамой на языке жестов. Её родители лишены слуха. То, что она станет сурдопереводчиком, было предрешено судьбой.

Лариса Рабощук, переводчик жестового языка:
Я старшая была в семье, но вся ответственность лежала на мне, где-то что-то перевести. Потом, когда я закончила школу, я поступала в театральный институт, ну конечно, не поступила по тем временам. И мамина приятельница тогда работала во Дворце культуры, она сказала: «Ты же прирождённый переводчик».

Творческая натура и темперамент взяли своё, и вот уже 30 лет Лариса Евгеньевна работает в Республиканском Дворце Культуры имени Н.Ф. Шарко, ставит красивые сценические жесты для молодёжных мюзиклов в музыкально-пластическом театре. Она помогает быть услышанным, тонко чувствует людей и понимает их без слов.

Лариса Рабощук:
Сама работа очень интересная, она затрагивает все жизненные вопросы. Всё, с чем сталкивается нормальный слышащий человек, также сталкивается и не слышащий. Мы живём с ними реально, как члены семьи. Поженились, родились у них дети и всю жизнь с ними проживаешь.

Обучиться искусству «жонглировать словами» на курсах можно, утверждает наша героиня, но придать эмоциональный окрас сказанному – признак мастерства. Ведь прямой перевод – это всего лишь набор слов. Сложить предложения в грамотное выразительное сообщение и в буквальном смысле «объяснить на пальцах» под силу, как показывает практика, лишь выходцам из слабослышащих семей. Залог успеха – постоянное общение с носителем «языка».

Лариса Рабощук:
Жестов намного меньше, чем слов в русском языке, соответственно, многие слова они сами себе создают, а мы у них берём. Конечно, есть более сложные политические, экономические термины, здесь уже наша задача – популяризовать этот жест.

Общаться приходится много и не всегда по приятным поводам.

Лариса Рабощук:
Больному надо было сказать о смертельной болезни, у неё уже была 4 стадия онкологии, открытым текстом мы не говорили. Это очень тяжело. Среди ночи могла позвонить милиция, могли позвонить дети, что маме плохо или скандал какой-то, ни разу не отказывала.

С появлением гаджетов и доступного Интернета людям с нарушением слуха стало проще коммуницировать. Сегодня, благодаря специализированному круглосуточному центру, они могут беспрепятственно вызвать себе скорую помощь или заказать доставку еды на дом, точнее за них это сделает переводчик, получив сообщение о просьбе. Но для полноценной жизни и самореализации слабослышащим людям этого всё же недостаточно, считает Лариса Евгеньевна.

Лариса Рабощук:
Открыть бы курсы ещё дополнительно в вузах для глухих, чтобы они получали не только рабочие специальности, как у нас есть колледж электроники. Они заканчивают, получают специальность программиста. Мест не хватает: слышащие не хотят их брать. Надо переломить вот этот стереотип.

Прислушиваться и не быть глухим к окружающим – так просто. Всё в наших руках!

Люди в материале: Лариса Рабощук


Как люди с психическими заболеваниями делают эко-игрушки для собак



Для этих людей найти работу – настоящее приключение с печальным и весьма предсказуемым сюжетом. Сценарий их поиска всегда выглядит примерно одинаково. Всему виной психические заболевания.

Александр Зимелис:
У меня в трудовой написано, что уволен по состоянию здоровья и поэтому мне очень тяжело найти работу. Сразу спрашивают: «Почему уволен?» И тут уже никак не отвертеться.

За свою жизнь Александр успел поработать предпринимателем, грузчиком и уборщиком помещений. А потом умерла мама и мир на какое-то время для него словно замер: увольнение, долгая реабилитация и как итог – группа инвалидности. Болезнь закрыла многие двери. Снова начать жить помогла тетя, которая привела его в «Клубный дом». Именно эта социальная служба подарила мужчине друзей, интересную занятость и поддержку. Вместе с юристом и наставником Виталием Павлоградским люди с похожими проблемами, как у Саши, вяжут эко-игрушки для собак.

Виталий Павлоградский, юрист:
Учитывая специфику заболеваний, которыми страдают наши подопечные, то далеко не все из них могут работать полное время. Здесь мы можем посидеть час-полтора и человек может заработать 5-7 рублей.

Создавать эко-игрушки для собак – просто и интересно. Все уютно размещаются за круглым столом, в центре которого располагается несколько метров верёвок. Они сделаны из волокон технической конопли. Именно из этого материала затем рождаются эко-игрушки. Вязание одной такой зоозабавы занимает от трёх до пятнадцати минут.

Виталий Павлоградский:
На рынке есть игрушки, которые собаки могут грызть и перетягивать, но они сделаны из хлопка. Сам по себе хлопок не очень экодружествен, при его выращивании требуется огромное количество ресурсов. И такого типа натуральных волокон пеньки у нас в стране нет, и сам по себе это экологический продукт.

Встречи, посвящённые вязанию экологичных игрушек для пушистиков происходят, пока два раза в месяц. В будущем, организаторы планируют делать их чаще, но для этого нужно увеличить спрос на такую продукцию. Сейчас он есть, но ещё не очень активный. А между тем, эко-игрушки полезны и полностью безопасны для домашних любимцев.

Наталия Бублей:
Мы уже в процессе разработки интеллектуальных игрушек из дерева и опять же наша идея из экоматериала, поэтому сейчас мы ещё думаем над новым продуктом и хотим сразу запустить целый тренд экоигрушек.

Андрея вязание эко-игрушек расслабляет. Именно на этих дружных встречах он чувствует себя особенно хорошо, ведь рядом единомышленники: люди, которые понимают и поддерживают. В «Клубном доме» мужчина нашёл себя. Сейчас Андрей ни на минуту не расстается с фотоаппаратом.

Андрей Качановский:
Неплохо научиться вязать сложные игрушки. Можно даже кому-нибудь связать на рюкзак по типу брелка. Много времени не занимает и очень хорошая прибыль.

Свои товары для собак ремесленники реализуют через соцсети, а также в двух дружественных эко-магазинах. В планах не останавливаться на достигнутом и постоянно развиваться.