От него остались лишь осколки каски и ремешок. Музей памяти готовится представить уникальные находки времён войны

08.05.2020 - 11:35

В этом выпуске программы «Специальный репортаж» отправимся в разные точки Беларуси и расскажем по-настоящему мужественные истории. Каждая из них по-своему сильна и неповторима и, что важно, переплетена единой нитью общей памяти.

Кристина Федорович, корреспондент СТВ:
В Беларуси более 7 тысяч воинских захоронений. Землю с каждого захоронения уже поместили в специальные капсулы. Вот эта, например, привезена из Вилейского района, чтобы в день 75-летия Победы поместить их в ниши Храма-памятника всех святых в Минске.

Александр Гостев, директор Белорусского культурного центра духовного возрождения:
Есть районы, где очень много захоронений. И с каждого взять по крупице земли – буквально пол чайной ложки, которая необходима для формирования вот такой капсулы. В мешочки собирали эту землю, и потом уже отдельное мероприятие в районе, где вся эта земля ссыпалась в единую капсулу. На капсуле есть название и герб района. Также капсулы с городов-героев Советского Союза и зарубежных стран, которые нам передали землю с мест захоронения советских солдат. Это 10 стран.

Дали старт акции 9 мая прошлого года. За год проделана не просто работа, это затронуло каждого без исключения. Дизайн капсулы разрабатывали в Академии искусств под руководством отца Федора. А вот задача воплотить эскизы в жизнь упала на плечи стеклозавода «Неман». Сегодня земля с воинских захоронений со всех уголков страны передана по месту назначения.

Игорь Тарабеш, военный комиссар Минской области:
Это будет напоминанием наследникам дедов, прадедов нашим внукам, чтобы мы впредь не допустили такого ужаса.

Ильдар Степанов:
Мы все сегодня пришли на это мероприятие по зову сердца. Потому что уже 75 лет прошло, как закончилась Великая Отечественная война, а память о наших прадедах, дедах, которые отдали за нас жизнь, до сих пор живёт в наших сердцах.

Протоиерей Федор Повный, настоятель Всехсвятского прихода Минска:
Я это ощущаю практически каждый раз, когда общаюсь с людьми, хотя бы частично задействованными в этой акции. Происходит, если хотите, некоторое переформатирование сознания, особенно у молодого поколения. Одно дело – рассказать ему по кинофильму или прочитать в книге, а другое дело – ощутить это живое соприкосновение с историческим прошлым.

Анна Зайцева, руководитель проекта «Музей памяти»:
В данном саркофаге останки солдата который погиб в далеком 1941 году. По антропологической экспертизе – это был совершенно юный, молодой человек, который погиб в битве на Днепре под Лоевом. Имя его установить не удалось, потому что при нем не было медальона. К сожалению, он остался для нас неизвестным.

От безымянного солдата за 75 лет остались осколки каски, фрагмент компаса и небольшой ремешок – это экспозиция в Музее памяти, который как раз и откроется в канун великого праздника.

Анна Зайцева:
Мы в который раз убедились, что в архивах семейных у белорусов хранится много предметов, связанных с Великой Отечественной войной.

Каждая собранная песчинка с места захоронения – это не одна история, а сотни или, скорее, тысячи. Рассказать обо всех – это объять необъятное.

Loading...


«Ложились на землю, слышали, когда едут мотоциклы. Прятали их то под печь, то на чердак». Как семья Лавских спасла еврейских девочек во время ВОВ



Об истории Новогрудского гетто и партизанского отряда Бельских рассказали в серии документального цикла «Тайны Беларуси».

«Ели мы, в основном, суп. По-моему, сечка, несолёный». Что вспоминает о жизни в партизанском отряде Бельских его участник

После расстрела у деревни Литовка выжили три еврейские девочки. До смерти напуганные, мокрые, грязные, они стучали во все двери. Под страхом смерти многие сельчане побоялись дать кров еврейским сиротам. И лишь семья Лавских пожалела несчастных.

Елена Жукова, внучка Елены Лавской, Праведницы народов мира:
Папа говорил, что они ко многим стучались. И бабушка их пустила. Засадила на печь. Мы выбегали на улицу, ложились на землю, слышали, когда едут мотоциклы. Если знали, что немцы едут, то прятали, говорит, их то под печь, то на чердак.

Однажды кто-то всё же донёс немцам: Лавские прячут евреев. Главу семейства Александра, его жену и трёх сыновей поставили к стенке и приказали выдать евреев. Никто не проронил ни слова.

Елена Жукова:
Когда они пришли, они сразу спросили, есть ли дети еврейские. Но они сказали, что нет никого. Один немец поднялся по лестнице, а детки были на чердаке.

И, говорит, когда пустил автоматную очередь, то, говорит, меня трясло, и всех, наверное, говорит, думал, что уже всё. Только бы никто не пискнул, никто не ойкнул, чтоб не ранили, потому что там были девочки.  

Григорий Абрамович, главный раввин РООПИ в Республике Беларусь:
800 Праведников народов мира в Беларуси. Историки небелорусские говорят, что среди коллаборационистов здесь было минимум людей.

То есть приходилось привозить для карательных отрядов людей из соседних стран: Литва, Украина. Чтобы проводить акты уничтожения. Локальное население не было. Только, если оно было запугано, что, если ты не стреляешь, в тебя стреляют.

И то, мы знаем сотни примеров, когда жертвовали своей собственной жизнью.