Откуда брали информацию и как выглядел концлагерь изнутри? Воспоминания заключённых из Берёзы-Картузской

06.09.2021 - 13:30

Сегодня мало кто расскажет о концлагере в Березе. Но воспоминания узников, сохранившиеся до нашего времени, могут показать всю тяжесть, боль и страдания, перенесенные здесь, которые проявили всю силу духа, веры, воли и непреклонного мужества за борьбу против фашизма. Об этом рассказали в документальном проекте «Тайны Беларуси».

Из воспоминаний Владимира Коровая, находившегося в концлагере дважды, в 1936 и 1938 годах:
«
Новички в лагере были почти единственным источником, откуда заключенные могли почерпнуть хоть какие-нибудь известия с воли. При первой возможности новичков забрасывали вопросами о том, что происходит в Испании, что слышно из СССР, о забастовках внутри страны. Случайно подхваченный кусок газеты долго ходил по рукам, пока на нем что-нибудь можно было разобрать».

Из воспоминаний Иосифа Живлюка, 1936 год:
«В лагере запрещено было разговаривать, курить и даже ходить. Все делалось по команде «бегом». На работу – бегом, в казарму – бегом, в столовую – бегом, в туалет – бегом. Не разрешалось получать посылки, а кормили очень плохо. Чувство голода не покидало нас. На обед отводилось несколько минут, в течение которых жидкий суп проглатывался мгновенно. Если у повара оставалось несколько черпаков супа, то полицейский давал команду: «Голодные, выступить вперед!» Узники бросились к повару. Но счастливчиков оказывалось два-три человека, а остальных полицейский угощал резиновой дубинкой. После ужина каждый заключенный становился по стойке «смирно» против своей постели и так стоял до 23 часов, до команды «бегом марш, спать».

Из воспоминаний Григория Счастного, находившегося в концлагере в 1939 году:
«Лагерь размещался в бывшем военном городке царского артиллерийского полка. Он был огорожен высоким дощатым забором, а поверх забора была протянута колючая проволока. На каждом углу забора имелись сторожевые вышки, на которых круглосуточно дежурили полицейские, вооруженные пулеметами. С наружной стороны лагерь охранялся конным патрулем. Здание, в котором содержались заключенные, имело дополнительную ограду из колючей проволоки. Кроме того, лагерный двор с помощью проволочных заграждений был разбит на отдельные секции».

Из воспоминаний Ивана Колесникова, находившегося в концлагере в 1938 году:
«
В 1938 году положение узников-коммунистов намного ухудшилось. В концлагерь прислали большую группу уголовников-рецидивистов. Полицейские сколотили из них специальную команду «инструкторов». Инструкторы-уголовники находились в привилегированном положении: их не гоняли на тяжелые физические работы, не избивали, лучше кормили. Обязанности их заключались в том, чтобы следить за выполнением лагерного режима, докладывать о всех его нарушениях лагерной администрации и оказывать помощь полиции во время конвоирования узников или муштры. Наиболее ретивые и жестокие уголовники получили на вооружение дубинки и орудовали ими не хуже полицейских. Говорили, что «кровавая дорожка» была придумана уголовниками и построена под их руководством».

Из воспоминаний Владимира Коровая, находившегося в концлагере дважды, в 1936 и 1938 годах:
«
Гоняли нас на работу и в усадьбу ксендза. Мы корчевали в его саду старые деревья, пилили их на дрова, носили воду, молотили рожь. Ксендз при этом располагался где-нибудь поблизости от конвоиров и покрикивал на нас не хуже полицейских. Сам он на нас руку не поднимал, но полицейским указывал, кого следует подогнать, и те с рвением бросались выполнять распоряжение святого отца».

Из воспоминаний Николая Халецкого, находившегося в концлагере дважды, в 1936 и 1939 годах:
Лагерная полиция терроризировала не только заключенных, но и местное население. Жителям местечка Береза категорически запрещалось оказывать какую-либо помощь узникам, заговаривать с ними и даже смотреть в сторону лагеря. Провинившихся жестко наказывали на месте или заводили в полицейские казармы и били там».

Из воспоминаний Остапа Бондарчука, находившегося в концлагере в 1937 году:
«
Предложение полицейского сменить мои вконец изодравшиеся сапоги было странным и непонятным. Но на размышления полицейские времени не давали. Распоряжение отдано, несколько ударов дубинкой. И в новых сапогах я появился среди товарищей по камере. И здесь я понял, что означает это полицейское внимание. С омерзением отбросил я эту грязную подачку. Зверские побои и карцер были расплатой за неподкупность и верность. Но я принял их с чистой совестью и гордостью».

Читайте также:

Концлагерь в Березе-Картузской. Кто поручил его создать и сколько людей погибло за пять лет?

«Заставляли на коленях ползать по битому кирпичу». Какие пытки придумывали для заключенных в концлагере в Березе?

Мужчин в концлагерях пытали и морили голодом. А как обращались с женщинами?

Loading...


Почему жители Западной Беларуси так ждали прихода Красной армии и что изменилось после объединения земель?



Навіны Беларусі. Чаму, калі накіроўваешся з Мінску ў Заслаў’е, трапляеш у Беларусь? 100 гадоў таму гэта была памежная зона. Каб знаходзіцца тут, трэба было нават мець адмысловы штампік. Менавіта тут і пачыналася Беларусь у тыя часы. У праграме «Цэнтральны рэгіён» на СТБ расказалі, як на працягу 18 гадоў Заходняя Беларусь жыла пад Польшчай, навошта быў пабудаваны Мінскі ўмацаваны раён і як 17 верасня 1939 года змяніла лёс нашых землякоў па абодва бакі мяжы.

На наступны дзень пасля 17 верасня беларускія газеты выйшлі з такімі загалоўкамі.

Наталля Палтавец, старшы навуковы супрацоўнік Мінскага абласнога краязнаўчага музея:
Есть интересные кадры, когда жителям города раздают газету «Правда», одна из жительниц дарит командирам саблю своего покойного мужа. В общем, такие подсмотренные кадры, очень жизненные, трепетные.

Яна Шыпко, карэспандэнт:
Что известно? Как местные жители встречали приход Красной армии?

Наталля Палтавец:
С большой радостью, потому что этот гнет, и экономический, и национальный – вещь очень тяжелая. Поэтому радости не было границ. Для западных белорусов не было никаких сомнений в том, что обе половины Беларуси сольются в одно целое и станут частью Советского Союза. И начались первые социалистические преобразования в нашем крае. Первый урожай 1939 года с помещичьих земель собирали крестьяне, в городе открылась маленькое хлебопекарное предприятие, заработало педучилище имени Янки Купалы как раз в здании польской гимназии имени Томаша Зана, начала выходить районная газета, хоть и небольшим тиражом. Газета «Красное знамя» – всего 1 000 экземпляров издавалось.

Для жыхароў Заходняй Беларусі ізноў пачыналася новае жыццё. Праз два гады – на парозе Вялікай Айчыннай вайны – савецкія беларусы ўжо будуць адчуваць сабе адзінай, вялікай краінай і разам супрацьстаяць ворагу.

Яна Шыпко:
Усё ж такі, што адбылося 17 верасня? Якое гэта мела значэнне для будучыні Беларусі?

Надзея Аўдзей, дырэктар Вілейскага краязнаўчага музея:
Для мяне гэта зяднанне тэрыторыі, зяўленне Беларусі, але крышачку ў іншым. Зяднанне прывяло да таго, што абядналіся двор да двара, сусед да суседа, родны да роднага, і мы зноў разам, і пачынаецца будоўля новага ладу жыцця. Не зусім ладна праходзіла зяднанне ў калгасы – рознае было. Немагчыма сказаць: пайду ў калгас – усё, я шчаслівы.

Надзея Аўдзей:
Да сённяшняга часу, нават калі спытаць у сталага насельніцтва, яны ўзгадаюць, як і токі ў іх забралі ў калгас, і іншае. Не ўсё праходзіла так гладка. Але гэтае яднанне паміж людзьмі, сем’ямі, роднымі адчувалася. Адбылося зяднанне тэрыторыі.

Читайте также:

Чаму было шмат КОПаў, а некаторыя не маглі вярнуцца з працы дадому? Вось што адбывалася ў памежавай Вілейцы 1921 года

«Казалі, каб да іх на працу прыходзілі ў святочным адзенні». Як беларускім сялянам жылося пад панамі на Вілейшчыне?

Толщина стен – полтора метра. Посмотрите на доты в Заславле, которые строили для укрепления границы Западной Беларуси